ПечатьE-mail

Библия и другие священные писания

Библеистика

Что такое священное писание (священная книга)? Это – авторитетное писание, которое почитается религиозной общиной как ни один другой текст. Таким образом, священное писание используется общиной для отправления культа или учения, или для того и другого. Самыми главными священными книгами по сей день являются Тора у иудеев, Библия у христиан, Коран у мусульман, Веда у индусов, а также огромное количество буддийских текстов и китайская классическая литература (Тору можно назвать иудейской Библией. Однако в данном докладе понятие Библия используется по отношению к христианской Библии, которая включает в себя Ветхий и Новый Заветы.)

Священное писание не может существовать само по себе, без религиозного сообщества, которое чтило бы его как священную книгу. Таким образом, прослеживается тесная связь между Книгой и сообществом. В течение истории, однако, природа этих отношения может меняться. Что касается, например, отношений христиан и Библии, я выделяю три периода: (1) ранее христианство (первые два века), (2) классическое христианство (III-XVIII вв.) и (3) современное христианство (после эпохи Просвещения). В иудаизме также можно выделить ранний, классический и современный период. В противоположность этому отношение последователей ислама к Корану оставалось относительно неизменным.

Ценность и статус священного писания

Как в различных религиях трактуется происхождение и статус священных писаний? Здесь есть четыре возможности:

1) Книга непосредственно продиктована Богом (Тора Моисею, Коран Мухаммеду)

2) Весть была инспирирована Богом, чтобы окончательно обрести форму в умах получателей (пророки Израиля)

3) Тексты появились благодаря проницательности древних мудрецов, которые «видели» вечную истину или познали первоначальную реальность (провидцы Веды или просвещенный Будда)

4) Четвертый подход совершенно иной: священный текст воспринимается как человеческое свидетельство деяний Бога в недавнем прошлом. Таков был взгляд первых христиан на писания, которые впоследствии вошли в Новый Завет. Христиане верили, что Бог открыл себя, но на этот раз не в текстах, а в личности и деяниях Иисуса. Об этом ясно говорится в введении в Евангелии от Луки. Лука утверждает, что его труд – результат деятельности человека, собранной информации: «Как уже многие начали составлять повествования о совершенно известных между нами событиях… То рассудилось и мне, по тщательном исследовании всего сначала, по порядку описать…» Нет никаких сомнений, что у первых христиан было и свое священное писание, которое считалось богодухновенным. Это был Ветхий Завет. Им пользовались, чтобы доказать правдивость новой вести. Лишь позднее, во времена «отцов Церкви», Новый Завет стал считаться богодухновенной книгой, отличной от всех прочих книг. В XVII веке представители лютеранской ортодоксии высказались очень категорично по этому вопросу: христианская Библия была продиктована самим Богом. Так из четвертой группы книг Библия попала в первую по нашей шкале, после чего стало принято относиться к Библии как к своего роду христианскому Корану, в котором каждое слово продиктовано Богом. Первоначальный взгляд на Библию, однако, был другим.

Многие священные писания считаются вечными: они существовали уже изначально, всегда. Согласно древней иудейской концепции, Бог обратился к Торе еще при сотворении мира. Коран существовал на небесах, откуда маленькими частями он был «ниспослан» (выражение, используемое для описания события откровения) на землю. Для индусов Веда существовала всегда. С Новым Заветом все обстоит иначе: он появился в определенный исторический момент как авторитетное свидетельство об Иисусе и Его значимости.

Нередко язык священного писания тоже является сакральным. Единственно подлинным языком Веды принято считать санскрит. Иудеи по-прежнему читают Тору на древнееврейском. Для мусульман ни один язык невозможно сравнить с языком Корана. Коран в принципе нельзя переводить (хотя только один из восьми мусульман – араб). Издания Корана на других языках рассматриваются скорее как комментарии. Первые христиане, напротив, знали, что Новый Завет был написан на греческом языке, некоторые части даже на греческом, на котором говорили простолюдины. Образованные христиане античности не видели в этом никакой проблемы. Поэтому неудивительно, что они без колебания взялись за перевод Библии.

Итак, первые христиане не считали Библию копией небесной книги или книгой, которая была продиктована самим Богом. Часто можно услышать, что подлинным эквивалентом Корана в христианстве является не Библия, а Иисус Христос. Иисус имеет такое же значение для христиан, как Коран для мусульман. И наоборот, самым близким эквивалентом христианской Библии является не Коран, а предания о пророке Мухаммеде – хадисы. В то время как Коран предсуществовал в исламе, а Тора – в иудаизме, в христианстве это положение занимает Логос – Слово, которое упоминается в прологе Евангелия от Иоанна. Это Слово, которое «вначале было у Бога» - вовсе не книга, а предсущий Христос. Итак, мы с вами увидели, что статус Библии в христианстве менялся в течение истории. В отличие от первых христиан и большей части христианства в наши дни, классическое христианство (приблизительно с III по XVIII в.) было в значительной степени религией книги (Ввиду краткости доклада я вынужден сильно упростить проблему).

Функция священного писания

Священные писания представляют собой преимущественно книги для отправления культа, они используются на богослужениях. Полностью понять значение Корана можно только при его публичном чтении. Когда Коран читают вслух, он звучит совершенно иначе, чем в переводе. Некоторые говорят о «неповторимой симфонии, каждый звук которой вызывает у человек слезы и приводит его в экстаз». Коран ежедневно читают по радио и на телевидении. Во время священного месяца Рамадан его часто читают от начала до конца.

Слушая текст Корана на арабском языке, мусульманин способен ощутить присутствие Бога. В исламе нет таинств. Однако декламация Корана – событие, которое по своей значимости схоже со Святым причастием в христианстве. Один мусульманский ученый муж сказал, что в этой ритуальной значимости Корана кроется причина, почему мусульманский мир воздерживается от какого-либо критического анализа его текстов. «Они боятся, что Коран превратится в то, чем является Библия – богодухновенной книгой о Боге и перестанет быть речью Бога». Таков взгляд мусульман на этих два священных писания.

Чтение Библии, конечно, занимает центральное место в христианском богослужении. Библия декламируется в ортодоксальной литургии. (Исторически декламация Библии в сирийских церквях послужила моделью для развития в исламе концепции о Коране как о священном писании). Тем не менее, коллективное чтение и слушание Священного Писания в христианстве акцентируется гораздо меньше, чем в исламе. Стоит отметить, что в протестантских Церквях «Слово Божье» имеет почти что характер таинства, правда речь идет скорее о благовествуемом слове – вести, которая проповедуется и адресована слушателям, нежели о словах самой книги.

Любое священное писание дает информацию о непреходящих вещах, часто о повседневных. Предписания Корана (и толкующие их предания) наложили свой отпечаток на семейный уклад и гражданское право в исламских странах. В некоторых из них шариат, в основе которого, считается, лежит Коран, сегодня является государственным законом. В классический период христианства Библия тоже служила фундаментом права в западных странах.

Толкование и изучение священных писаний

На практике кто-то должен толковать писание. Перед толкователем стоит задача адаптировать содержание текстов к новой ситуации, а иногда и к новым идеалам. Подчас, быть может, кто-то думает, что мировоззрение писания (скажем, его взгляд на сотворение мира) устарело или возникают проблемы с моральной стороной писания (вспомните истории о войне Бога в Торе).

Чтобы ответить на подобный вызов, толкователи вынуждены были разрабатывать новую стратегию. На помощь (во многих религиях) приходил символический или аллегорический прием толкования писания. Развитие науки бросало вызов, на который нужно было дать ответ и делалось это разными способами (в том числе и внутри одной религии). Некоторые акцентировали внимание на том, что Библия или тот же Коран даже тормозят развитие научной мысли. Другие, напротив, заявляли, что их священная книга предвосхищает результаты современной науки (представители одного исламского течения находят в Коране намеки на существование микроорганизмом, полеты в космос и т.д.). Третьи же ссылаются на Библию или Коран, чтобы опровергнуть научные данные о возрасте вселенной или происхождении человека (Движение творцов в христианстве и схожие с ним движения в исламе). В изменившемся социальном мире некоторые сумели обнаружить новые «возможности» писания. Например, что Библия (иногда Коран) якобы призывает поддержать освободительное движение в странах третьего мира.

Священные писание с трудом поддаются пониманию, подчас, кажется, что они полны противоречий. Это еще раз подчеркивает важную роль толкователей. Особенно в христианстве, поскольку в Библию вошло писание другой религии – иудейская Тора, которую христиане называют Ветхим Заветом. В результате на повестке дня оказывается сложный богословский вопрос, как обе части связаны между собой? Любой читатель заметит, что они очень разные. Некоторые, может, спросят: «Бог изменил свое решение? Ибо Закон, который, согласно Ветхому Завету, никогда не прейдет, кажется, аннулирован в Новом Завете» (Павел говорил, что «христианин – конец Закона»).

С проблемой аннулирования закона хорошо знакомы и опытные толкователи Корана, потому что в разных частях Корана отражены разные точки зрения, скажем, о вине (в ранних текстах вино восхваляется как дар Божий, в поздних – употребление вина категорически запрещено) или о немусульманах (одни тексты призывают искать мирного диалога с ними, другие – к войне). Толкователям приходится разрабатывать специальные теории: дескать, откровение, данное позже, аннулирует прежнее. Несомненно, в руках толкователей сосредоточена огромная власть: весь текст в совокупности от Бога, и задача толкователя – решить, какая из частей в силе в настоящий момент.

Авторитетный толкователь играет важную роль в любой религии, где есть священное писание. Он должен уметь правильно истолковать трудный места в тексте, чтобы донести весть в неискаженном виде. Отсюда и интерес власть имущих контролировать толкования. В Средневековье церковная верхушка старалась сделать все возможное, чтобы воспрепятствовать тому, чтобы миряне сами читали Библию. Изучение Библии было возложено на экспертов в монастырях. В индуизме толкование священного текста является прерогативой отдельной касты. В иудаизме этим занимаются раввины, в исламе – знатоки закона, которые ссылаются на писание. И чем выше статус писания, тем большей властью наделен толкователь.

Некогда протестантские реформаторы потребовали вернуться от традиций к самой Библии. Они перевели Библию и дали ее в руки простых мирян. Однако самостоятельное чтение вылилось в разделение: в молодом протестантском движении произошел раскол. Читатели не всегда находили в Писании те вещи, которые требовали их лидеры. Ссылаясь на Библию, некоторые стали отвергать крещение младенцев, доктрину о Троице или первородный грех. Индивидуальное чтение процветает и в наши дни, порождая множество новых сообществ на основе протестантизма.

Одним из плодов индивидуального, или можно сказать демократического, чтения Библии стал критический подход к Библии. В XVIII веке многие люди стали подходить к Библии как к любой другой книге, серьезно относясь к факту, что манускрипты Нового Завета отличаются друг от друга по целому ряду моментов и что в разных Евангелия по-разному изложены одни и те же события. Умеренная форма критического анализа признается сегодня в крупнейших Церквях, по крайней мере, в принципе. В результате в наши дни господствующие христианские течения не разделяют точку зрения классического христианства – что Библия непосредственно является словом Божьим. Часто можно услышать, что Библия – одновременно Слово Божье и человеческое слово. Таким образом, современное христианство приблизилось к точке зрения первых христиан: Библия – завещание свидетелей. Подобный критический взгляд на себя крайне редко можно проследить в других религиозных группах, однако он неуникален. В современном иудаизме интеграция критического подхода к Торе с иудейским благочестием куда более очевидна, чем раньше. Некоторые критические замечания можно обнаружить и в буддизме. Напротив, критический взгляд на Коран в исламе крайне редок, хотя случай аннулирования некоторых стихов, возможно, является всего лишь началом. Несмотря на разночтения в Коране, никто не вправе делать критические замечания, неприемлем и критический анализ вариантов текста. Идеалом скорее является постижение Корана сердцем.

Кто-то из христиан, возможно, подумает, что более гибкий подход к Корану может привести к смягчению законов в исламе. Однако никакие внешние силы не смогут заставить ни одну религию пересмотреть свои каноны. Толчок должен быть дан внутри самой религии. Будет полезно напомнить, что, после того как классическое христианство утвердило постулат о том, что Библия – Слово Божье, потребовалось более 1500 лет, прежде чем христиане стали более гибкими в своих суждения и опираться на исторический подход. Этот процесс еще не завершен. Фундаменталистский взгляд на Библию, напротив, приносит огромный доход. Больше всего смущает то, что люди с такими взглядами обладают огромной властью в США, и эта власть хорошо ощущается сегодня.

Священные писания и сосуществование людей

Тора, Библия и Коран подчеркивают значимость социальной ответственности и заботы о ближнем. С другой стороны, в любом из этих писаний содержится определенная доля нетерпимости. К чему это приводит, хорошо видно на примере истории Средневековья. Во всех трех писаниях есть места, где подстрекают к насилию, и места, которые способствуют взаимопониманию и взаимоуважению. Толкователь может, даже должен выбирать, по какому пути идти.

Священные Писания – это то, что из них делают толкователи. Толкователь решает, стоит ли подчеркнуть призыв к миру или взаимоуничтожению. Это сложная задача стоит перед теми, на кого возложена ответственность за толкование и приложение Писания. Независимо от того, толкуют ли Тору в Израиле, Коран в Иране, Библию в США, отношение толкователя к тексту – вопрос жизни и смерти. Послужит ли писание во благо или оно принесет смерть, зависит на самом деле от толкователя.

http://www.novosaratovka.org