ПечатьE-mail

Исповедь

Благочестие

ИсповедьОдним из отличий нашей, Лютеранской церкви от церкви Католической, а также Православной является то, что исповедь не причисляется у нас к таинствам. Многие прихожане сожалеют об этом. И они не так уж и не правы. Поэтому в самом начале наших раздумий об исповеди заметим: то, что Мартин Лютер не признает исповедь таинством, не имеет ничего общего с ее недооценкой. Перед конфирмацией меня нередко спрашивают: как к ней подготовиться? Не должны ли мы исповедоваться? В этом вопросе скрывается признание того, что исповедь обладает облегчающей и очищающей силой. И это правильно.

Решающим фактором для причисления обряда к таинствам для Мартина Лютера является библейское обоснование или совершение данного действия Иисусом Христом, а также связь его с каким-то визуальным знаком. Оба этих условия выполняются только в случае с крещением (посредством воды) и при Святом причастии (через хлеб и вино). Есть, конечно, прямое обоснование исповеди в послании Иисуса Петру (Мф 16,19) и ученикам (Ин 20,23). Но так как связь со зримым знаком отсутствует, то она не является в нашем понимании таинством. Но повторим: это ничего общего не имеет с ее недооценкой!

Все самое важное об исповеди мы можем прочесть в Малом катехизисе в одном из дополнений к пятой части. Приведенные там высказывания не упоминаются в оригинальном тексте Лютера и только отчасти восходят к нашему реформатору. Но они являются непреложной частью нашего вероучения. Вспомним также, что исповедь является и составной частью нашего богослужения, прежде всего богослужения с причастием. Там община признается в своих грехах и молит о прощении - часто словами из исповедальной молитвы Мартина Лютера "Я, бедный грешный человек, исповедую тебе все грехи, помышлением, словом и делом совершенные...”. Пастор прощает общине грехи от имени Иисуса. Таким образом, наша Церковь выполняет основное предназначение исповеди, о котором мы можем прочесть в Малом катехизисе: "Исповедь состоит из двух частей: во-первых, нужно признать грехи, а во-вторых, нужно принять прощение как данное Богом и не сомневаться в этом...”

Личная, индивидуальная исповедь в нашей Церкви находит место в душеспасительной беседе. Тут каждый может признаться в том, что его тревожит или лежит на его душе тяжким грузом. И каждый может быть уверен в законности прощения, полученного им в ответ на подобное признание. Ведь мы можем положиться на милость Божью не потому, что ведем себя примерно, а так как Бог судит нас по деяниям, совершенным для нас Его Сыном, Иисусом Христом.

Если человек исповедуется во время душеспасительной беседы, то он может быть твердо уверен, что пастор, введенный в сан, обязан хранить молчание обо всем, что он слышит во время исповеди. Тайна исповеди является одной из добродетелей нашей Церкви. Она признается также законом и судом.

Если рядом со мной нет пастора, то я могу исповедаться любому другому человеку, которому я доверяю. И в этом случае я могу быть уверен, что получаю отпущение грехов. Так как один только Бог может отпускать грехи.

В каких грехах нужно признаться во время исповеди, подробно объясняется в Малом катехизисе. Перед Богом мы должны просить об отпущении всех грехов, даже тех, о которых мы не подозреваем и которые не распознаем. Часто это опаснейшие заблуждения, допускаемые нами в мыслях, словах и поступках. Один мудрец сказал: "Самая опасная ложь та, которую мы принимаем за правду". Перед исповедником, пастором или человеком, которому мы доверяем, нужно признаться в тех грехах, о которых мы знаем и которые чувствуем своим сердцем. Десять заповедей помогают нам их осознать.

Исповедальная беседа может заключаться в том, что исповедник только слушает и молча принимает участие в проблемах, о которых рассказывается. Какие-то особенные правила или предписания, касающиеся покаяния, отсутствуют в нашей Церкви. Отпущение грехов, однако, может сопровождаться советами и предложениями о том, как загладить вину, воспринимаемую в качестве греха, как можно решить проблемы, следствием которых является наше неверное поведение или ложный путь, по которому мы идем.

Нередко мы находимся в конфликтных ситуациях, когда оказываемся виноватыми вне зависимости от того, как мы себя поведем. Я вспоминаю в связи с этим одну душепопечительскую беседу, во время которой меня спросили, что важнее, четвертая или шестая заповедь. Когда я поинтересовался, в чем дело, то услышал следующее: родители, проживающие в Германии, хотят, чтобы их дочь переехала к ним. Но, по воле родителей, она должна приехать без своего русского мужа. Что делать - слушаться родителей или сохранить брак?

Часто случается так, что наша добрая воля наносит вред другим людям. Когда происходит подобное, мы особенно остро ощущаем тяжкое чувство вины и беспомощности. Исповедь, открытый разговор о чувствах, обидах и страхах и есть первый шаг. Каждому знакомо это чувство: "Сейчас, когда я высказался, мне стало легче на душе".

Все эти размышления ясно свидетельствуют: исповеди отдается должное и в нашей Церкви. Она имеет большое значение. Может быть, наш реформатор, не причислив исповедь к таинствам, полагал: хорошо, что исповедь не перейдет в разряд единичных действий, что она не станет действием формальным и ритуальным, а будет происходить снова и снова.

Исповедь - это всегда новое начало жизни с Богом и перед Богом, совместной жизни с другими людьми. И даже если она не относится для нас к разряду таинств, исповедь является ценнейшим подарком и великолепным шансом. Так как, где бы человек ни признался в своих грехах и где бы он ни получил прощение, там возрождается отеческая любовь Бога к нам, к людям.

Вестник, № 3, 2001. С. 7