ПечатьE-mail

Священство всех верующих и руководство общиной

Благочестие

Лютеранское понимание Церкви? – Да! Лютеранское понимание Церкви!

епископ Уланд Шпалингер, НЕЛЦУКак было бы просто: епископ, пастор, проповедник дают распоряжения, а общины выполняют их. Искушение велико. Многим прихожанам это бы очень понравилось – ведь всегда проще следовать указаниям, чем думать самому: что правильно и что больше подходит. Есть только одна загвоздка: мы, лютеране, не таковы. Нравится это нам или нет – наше понимание сущности общин базируется не на строгой духовной иерархии, а на принципе священства всех крещеных.

Начиная с прошлого года, я провожу в нашей Немецкой Евангелическо-Лютеранской Церкви Украины (НЕЛЦУ) региональные семинары на тему «Руководство общинами – руководство Церковью». На них мы объединяем библейские и системно-теологические основы управления с практическими вопросами. В некоторых из наших небольших общин возникают конфликты: между сильной и слабой группой, между проповедником и прихожанами, между проповедником и пастором, между пастором и советом общины и т.д.

Часто возникает неясность в понимании пунктов устава: что является задачами совета общины? Каково отношение церковного совета к собранию общины? Какую позицию занимает его председатель? Каково отношение председателя к пастору или проповеднику?

Часто власть и влияние играют важную роль в развитии конфликта: конфликты разыгрываются из-за определенных ключевых позиций, из-за распределения денег или имущества или из-за обладания правомочиями. Иногда на церковной общине отражаются внешние аспекты, например, конкуренция двух немецких центров культуры, не готовых сотрудничать друг с другом. Разрешение ситуации проходит согласно тому опыту, который накопили участники за годы жизни и работы. Я часто наблюдаю такие примеры, которые, на мой взгляд, практиковались в советские времена: у меня конфликт с кем-либо, я пишу жалобу на имя моего начальника и ожидаю, что он примет решение в мою пользу. С противной стороной я вообще об этом не говорю. Или такой пример: я достиг определенной руководящей должности и теперь силой данной мне власти поощряю людей, которые меня поддерживали. Как епископ, я часто сталкиваюсь с такой ситуацией, когда к тому же ожидают, что конфликт будет решен с помощью поданной жалобы.

Однако, во-первых, я не обладаю такой властью, а во-вторых, такой авторитарный стиль единоличного принятия решений противоречит основным положениям лютеранско-реформаторской теологии. На смену так называемой Богом данной иерархии, как она имеет место быть в православной и римской теологии, приходит понимание человека, представляющее его двояким образом. Он является „simul iustus et peccator“: он одновременно праведник и грешник. Будучи грешниками, перед Богом все равны: мужчины и женщины, ординированные и неординированные.

Из этого следует и второе значительное положение, а именно о священстве всех верующих. Все крещеные имеют одинаковый доступ к Богу. Им не требуется священник (=посредник) между самими собой и Богом, за исключением Христа, Вечного Первосвященника, как Он именуется в Послании к Евреям. И это нечто другое, чем мысли и поступки, совершаемые на разных ступенях иерархии, в конкурентной борьбе, в доносах и хуле и неуважении к людям, которые мыслят иначе, чем я сам.

Обратимся к Библии и к истории Церкви

На семинарах по управлению, которые я как епископ провожу с 2011 года, мы занимаемся обсуждением этих вопросов. Первый семинар начался с библейских основ.

Что говорит Библия об удачном и неудачном руководстве? Об этом можно найти немало мест в Писании: о единодушии человека с Богом и о раздоре, об изгнании из рая, о братоубийстве и смешении языков. Примером родоначальника, действующего в уповании на Бога, является Авраам. Порабощение народов и освобождение. Утомительный путь к свободе и в страну обетованную. Заключение союза на горе Синай с десятью заповедями как основой союза. Победы и поражения царей как исполнителей союза. При этом интересно отметить, что цари терпят поражение тогда, когда они начинают использовать автократические методы.

Из большого количества текстов по этой теме в Новом Завете мы рассматривали историю о сыновьях Зеведеевых («кто хочет между вами быть первым…») и о женщине, взятой в прелюбодеянии (Ин. 8, вопрос о втором шансе). При этом мы обращали внимание на конфликтную ситуацию в коринфской общине.

Следующим шагом было изучение темы через историю Церкви. Здесь нас интересовало становление иерархии в служении вопреки синодальной модели руководства, ориентированной на сообщество. В отличие от модели православия и католической Церкви нами были установлены положения Реформации, которые уже упоминались и отразились в Аугсбургском Исповедании (1530 г.). Большого внимания заслуживает тот факт, что это Исповедание было принято с „magno consensu“ (с большим единодушием).

Новая модель формирования решения? Очевидно, что на место единоличного духовного решения лютеранские положения ввели тщательное обдумывание аргументов и подготовку решения квалифицированным большинством.

Принципиальные и практические соображения о руководстве общин

Если НЕЛЦУ, согласно Уставу, создана входящими в ее состав общинами, тогда в ее структуре мы имеем противоположность иерархичной Церкви, созданной посвященным патриархом или епископом. Во время одного из наших семинаров мне кто-то очень пренебрежительно сказал, что демократия – это хаос. Хорошо понимаю, что некоторые люди весьма скептично относятся к демократическим проявлениям, в особенности после Оранжевой революции в Украине, которая обещала демократию, а затем установила олигархию.

Однако критика не относится к нашему вопросу. Уставом нашей Церкви в общинах не предусмотрены демократические формы принятия решений и согласований. Не предусмотрены не потому, что они демократические, а потому что они изначально соответствуют нашим основным положениям о сути Церкви и совместных действий прихожан для построения Церкви. Мы не говорим о священстве всех верующих, чтобы затем вновь – как бы через заднюю дверь – ввести новую иерархию. Мы говорим: через выборы совет общины получает на время мандат, он – исполнительный орган собрания общины. Выбирающим его высшим органом является собрание общины, и совет общины подотчетен ему. Так же происходит и на уровне всей Церкви: «Высшим законодательным органом является Синод», ему подчиняется и епископ, за исключением случаев, если он видит искажение или нарушение вероучения. Иногда я слышу аргумент, что нам как Церкви следовало бы придерживаться того или иного, чтобы обрести признание (доминирующего) Православия. По этому поводу мне хотелось бы сказать две вещи:

1. Православие имеет также спорные вопросы по структуре и власти – взять, к примеру, противостояние между Московским и Киевским Патриархатом в Украине.

2. Неужели мы должны пренебречь нашими глубокими богословскими и духовными достижениями и положениями? Неужели мы должны предать нас самих именно в том, в чем мы можем достойно предстать перед Богом и людьми?

Второй семинар состоялся в марте для региона Одессы. Предметом рассмотрения была местная община. Вначале мы изучили задачи общины, как они записаны в нашем Уставе. Мы убедились, что многое из прописанного имеет место быть и в данной общине. Все функционирует и является привычным повседневным занятием. Не все общины обязаны делать всё. Впрочем, советы общин должны бы более активно исполнять некоторые из задач, чтобы они стали их делом, чтобы они воспринимали эти задачи как свое духовное обогащение – к примеру, те задачи, в которых они сами – а не только пасторы или проповедники – играют активную роль.

Мы подробно говорили о собрании общины. Мы изучили права и обязанности собрания. При этом стало ясно: если понимать и принимать во внимание смысл всех определений, тогда и ежегодное собрание не будет «скучной принудиловкой», а станет местом формирования мнений и воли внутри общины. Совет общины получает здесь свое рабочее задание. Соответственно этому для совета общины имеет смысл тщательно готовить собрание общины и обстоятельно информировать. А для прихожан имеет смысл приходить на собрание, говорить и принимать решения вместе со всеми.

Складывается впечатление, что некоторые из наших советов общин находятся в состоянии агонии или духовного паралича и таким образом неспособны к действиям. Смотря на это извне, я как епископ спрашиваю себя: Откуда это? Что привело к такому состоянию? Существуют причины психологического характера, но всё же, мне кажется, что главной причиной является нехватка практических навыков. Если совет общины является исполнительным органом общины, то под этим подразумеваются все члены. Не так, что одни – более ценные, чем другие. Перед Богом все мы в одинаковой степени «грешники и праведники одновременно». Нужно назначать время проведения заседания, когда все могут участвовать. Лучше планировать сразу на полгода или на год вперед, с указанием важных тем.

Вообще очень полезная вещь – составление календаря на год для общины. Главные церковные праздники, собрание общины, библейская неделя, библейские лагеря для детей, памятные дни или важные даты общей Церкви – все это может и должна знать община. Также как и даты заседаний совета общины. Тогда прихожане могут своевременно подавать заявления председателю или пастору, чтобы они вошли в повестку дня для обсуждения на заседании. Это совсем не трудно, нужно только захотеть. И хорошо, если председатель проинформирует общину на следующем после заседания богослужении о важных принятых решениях.

Также мы много говорили на семинаре о взаимодействии председателя и пастора. Они оба должны работать совместно, как партнеры. Пастор – не слуга совета общины, но и не духовный властелин общины. Он должен уметь выслушивать и высказывать слова критики и одобрения. Там, где такое сотрудничество не функционирует или бойкотируется, последствия сказываются на жизни общины. Наши общины слишком малы для таких игр во власть.

Также нужно тщательно вести бухгалтерский учет и составлять протоколы. Не потому, что о финансовых вопросах особенно много спорят. Совет общины управляет пожертвованиями общины – это значит, теми дарами, которые люди вверяют Церкви для исполнения ее поручения. При этом абсолютно не важно, большие это дары или малые. Я считаю совершенно недопустимым возражения одного пастора, что пожертвования на богослужении так ничтожны, что не имеет смысла вести кассовую книгу. Тем самым он демонстрирует не только пренебрежение к людям, подавшим небольшое пожертвование, но и лишает их мужества когда-либо положить немного больше.

Если наши советы общины будут понимать свою задачу как задачу духовного руководства, и если они будут совместно работать для достижения – благословенных – результатов, тогда они могут очень многого достичь. Если они будут поддерживать пастора или проповедника в их служении, если каждый привнесет свой опыт, дары и способности, чтобы исполнять возложенные поручения, если все будут слышать друг друга, тогда даже различие во мнениях приведет к продуктивному результату. Структуры – это вспомогательное средство для жизни общин. Как говорится: совет общины – не начальствующий над общиной орган, а выборный исполнительный орган. Господином над советом общины является собрание общины. А господином надо всеми является Господь Бог.

Вести лютеранских церквей, № 11 (147), 2012. С. 4-5