ПечатьE-mail

В преддверии кибербогословия

Благочестие

На исходе XX века многие люди, не имевшие прямого отношения к информационным технологиям, открыли возможность знакомства и встречи в виртуальном пространстве. Сегодня мы в мгновение ока перемещаемся по интернет-сайтам, расположенным на различных континентах, обмениваемся информацией и опытом, совместно с другими пользователями всемирной Сети воплощаем творческие замыслы. Эти возможности определяются самой природой киберпространства: оно не расположено нигде и расположено повсюду, оно не принадлежит никому и принадлежит каждому. Интернет невозможно поставить под контроль светской или духовной структуры, поэтому свободный обмен информацией в киберпространстве открыл новые возможности для проповеди. В эпоху древней церкви развитая система дорожного сообщения Римской империи оказала значительную помощь в деле распространения Евангелия. С тех пор христиане использовали для достижения духовных целей все технические средства – книгопечатание, кино, радио, телевидение и интернет.

Однако интернет представляет собой серьезный инструмент, и идеализировать его возможности было бы опасно. Путешествовать по киберпространству можно с целью развлечения, самообразования, расширения круга интересов. Вместе с тем, свободный обмен информацией побуждает нас внимательно отнестись к вопросам, связанным с нравственностью, с возможностью разложения и порабощения личности. Стремительное расширение киберпространства заставляет присмотреться и к другим проблемам, также имеющим непосредственное отношение к христианской вере.

В середине 1990-х годов на мировые экраны вышел кинофильм «Сеть», отразивший повышенное внимание общества к возможностям глобальной компьютерной сети. Вскоре режиссер этого фильма заявил о себе как об «интернет-вдовце». Его жена, полностью поглощенная путешествием в Сети, почти не обращала внимание на приходившего домой мужа, вынужденного проводить время за оставленным для него ужином и бутылочкой мартини...[1] В недавние времена мы могли бы услышать подобную историю о супругах, излишне поглощенных чтением увлекательной книги, просмотром спортивного матча или телефильма. Игры, устные рассказы, книги, театр, кино, радио и телевидение не только способствуют получению информации, но помогают нам «отвлечься», на время сбежать из сурового мира повседневной действительности в мир фантазии. Любое средство художественного воздействия несет в себе опасность «перевоплощения» (вспомним трогательную историю Дон-Кихота Ламанчского), но обычно мы в состоянии контролировать свое пребывание в мире художественного вымысла и своевременно возвращаться к действительности.

В отличие от предшествовавших средств информации, интернет способен затронуть все наши органы восприятия: текст, изображение, звук (в недалеком будущем – осязание и обоняние) соединяются с возможностью общения в реальном времени. Наличие таких возможностей приводит к возникновению в среде интернет-пользователей целых движений, представители которых мечтают о скором наступлении «золотого века», в который станет возможным полное погружение в альтернативную реальность, не временное, но постоянное и действительное переселение в «иной мир». Для этого необходимо связать с компьютером нервную систему, и вряд ли можно сомневаться, что в самом ближайшем времени такое сопряжение будет реализовано.

Во все времена человек мечтал об освобождении от ограничений, накладываемых телесным существованием, о прыжке в мир абсолютной свободы. Для нас, христиан, свобода духа связана не с освобождением от оков плоти, но с преображением этой плоти, с ее воскресением. Христос воплотился и воскрес из мертвых, и тем самым открыл путь к нашему собственному воскресению – не только духовному, но и телесному. Христианство – это религия воплощения. Интернет открывает возможность внетелесного посмертного существования – присутствия в памяти всемирной Сети и ее пользователей. По сути, это «развоплощение», суррогат внетелесного бытия, подобного существованию духа после смерти тела. Если раньше исследователи отмечали, что длительный «уход» в виртуальный мир, интернет-разлучение духа и тела может приводить к развитию странных фантазий, иллюзий, параноидальных настроений,[2] то с некоторых пор речь идет не просто о психологической зависимости. Современные авторы различают религию в интернете, представленную конфессиональными церковными, академическими и личными сайтами, и религию интернета, или «киберрелигию», связанную с переживанием «виртуальной реальности» как освобождения от оков плоти, мировоззрение, создаваемое и существующее только в киберпространстве.[3]

Уже сегодня каждый пользователь интернета переживает элементы «развоплощения». В течение недолгого времени мы успели освоиться со своим «всеприсутствием» в киберпространстве, отсутствием географических и временных рамок, доступностью информации. Насколько это влияет на глубину нашего поиска и описания духовной истины? Предчувствуя эпоху интернета, исследователи отмечали, что киберпространство может послужить «метафизической лабораторией для исследования истинного ощущения реальности»[4]. Реальный мир верующего включает и его отношения с Богом и другими высшими силами. Как коснувшееся нас виртуальное бессмертие соотносится с нашей верой, отношениями с Богом и ближними? Мы видим, что существуют основания для серьезных размышлений.

Другая особенность интернета – высокая степень взаимодействия между его пользователями. В отличие от телевидения и радио, где слушатель и зритель в основном воспринимает информацию пассивно, интернет-пользователь активен. С течением времени формы активности совершенствуются, «группы новостей» и почтовые конференции уступают место публичным форумам и интернет-дневникам. Но принцип остается прежним: вокруг общих интересов образуются интернет-сообщества, при этом принадлежность их членов к определенному классу, сфере деятельности, уровень образования и географическое положение больше не имеют значения. Начиная с 18 в. происходили попытки создания общин, члены которых разделяли бы общую веру, ценности и образ жизни, и в некотором смысле интернет-сообщества можно считать наследниками подобных экспериментов. Виртуальные сообщества могут способствовать сохранению нашей способности придерживаться традиционных ценностей и близких личных отношений.[5] Но может ли то или иное киберсообщество христиан сделаться настоящей общиной, взять на себя функции «интернет-церкви»?

Аугсбургское вероисповедание определяет Единую Святую Церковь как «собрание святых и истинно верующих»[6]. Эта Вселенская Церковь не связана рамками какой-либо «видимой» земной церкви, но являет себя в каждой христианской общине, в которой верно преподаются Евангелие и таинства. В работе «Жить вместе» (1938) Дитрих Бонхеффер размышлял над природой христианской общины. Бонхеффер обрушивается на всякий духовный идеализм, развоплощающий и помещающий нас в царство иллюзий. Наш Бог – не бог хорошего настроения, но Бог истины, напоминает лютеранский богослов. Собирает верующих в общину не визионерская идея, приводящая лишь к гордыне и претенциозности. Христианская община, по мысли Бонхеффера, – не воображаемый нами духовный идеал, который мы должны реализовать, но созданная Богом во Христе реальность, в которой мы можем участвовать. Община духовна и телесна, она не может существовать без полноценного присутствия верующих. «Супружество, семья или дружба очень точно определяют границы сил, связывающих их вместе; хорошо знают, когда они здоровы; понимают, где заканчивается душевное и начинается духовное… Чисто духовное жизненное сообщество не только опасно, но и весьма ненормально как явление».[7] Духовное общение, не подкрепленное осязаемым присутствием, вызывает всплеск энтузиазма, но так же быстро приводит к разочарованию, предупреждает Бонхеффер. Таким образом, понимание природы христианской общины ставит под сомнение создание настоящих «виртуальных церквей».

Существуют и другие сложности. В киберпространстве возможно совместное исполнение духовных песнопений, чтение Св. Писания, проповедь, которую одновременно видит и слышит множество верующих. Но таинство и обряд, осуществляемые посредством интернета, теряют качество материального присутствия. Невозможно виртуально креститься от настоящей воды и Духа, невозможно виртуально причаститься истинных, реальных Тела и Крови Господних. Без материального элемента «киберцерковь» может быть лишь киберфикцией, такой же как «киберрождение» или «киберпогребение».

Еще одна проблема «виртуальной церкви» возникает в связи с общением верующих. Если даже обычный телефон позволяет нам не только чаще контактировать друг с другом, но и «сохранять дистанцию», то каким образом может сказаться на отношениях взаимного доверия общение с помощью электронной почты, форумов и видеоконференций? Практика общения в интернете показывает, что часто объединение людей, которые никогда не смогли бы встретиться вне киберпространства, приводит к ситуации, в которой дальние становятся ближе, но ближние – удаляются все дальше и дальше. Осязаемость христианской общины помогает преодолеть такую тенденцию.

В небольшой статье невозможно осветить все аспекты христианского учения, затронутые развитием интернета. Нетрудно заметить, что многие христианские общины в течение длительного времени жили и продолжают жить в собственных мирах, разновидностях «виртуальной реальности». Можно предположить, что развитие киберпространства серьезно и положительно отразится в богословии и практике как новых, так и традиционных христианских церквей. Когда и как это произойдет – покажет время.

--------------------------------------------------------------------------------

[1] Tal Brooke. “Cyberspace: Storming Digital Heaven”. В кн.: Tal Brooke, ed. Virtual Gods: The Seduction of Power and Pleasure in Cyberspace (Eugene: Harvest, 1997), 27.

[2] Jeff Zaleski. The Soul of Cyberspace: How New Technology Is Changing Our Spiritual Lives (San Francisco: HarperCollins, 1997), 249.

[3] Anastasia Karaflogka. “Religion on – Religion in Cyberspace”. В кн.: Grace Davie, Paul Heelas, Linda Woodhead, eds. Predicting Religion: Christian, Secular, and Alternative Futures (Hampshire, Burlington: Ashgate Publishing, Ltd., 2003), 191-202.

[4] Michael Heim. The Metaphysics of Virtual Reality (New York and Oxford: Oxford University Press, 1993), 82.

[5] K. Ann Renninger, Wesley Shumar. Building Virtual Communities: Learning and Change in Cyberspace (Cambridge: Cambridge University Press, 2002), 5.

[6] Книга Согласия (Duncanville: Фонд «Лютеранское Наследие», 1998), 29.

[7] Дитрих Бонхоффер. Жить вместе (М.: Рашн Ресорсес Пресс, Триада, 2000), 32.

Источник: Вестник/Der Bote, № 3, 2007