ПечатьE-mail

Гомосексуалисты, Анна Каренина и мы

Благочестие

Недавно мы с женой шли по Садовой улице и навстречу пробежали какие-то люди с хоругвями. Позднее я узнал, что неподалеку проходил первый петербургский гей-пикет, участников которого забросали яйцами. Судя по всему, эти люди с иконами, которые нам встретились, спешили скрыться от милиции.

Еще одно событие недавно случилось – столетие со дня смерти Льва Толстого. Мы помним его библейский эпиграф к «Анне Карениной»: «Мне отмщение, и Аз воздам (Мне отмщение, Я воздам)». Толстой предупредил, что возмездия не избежать, рано или поздно грех приведет к расплате.

Когда мой отец нес службу в военном гарнизоне на Крайнем Севере, ему пришлось принять участие в расследовании страшного дела. Один солдат жестоко унижал другого. И однажды, когда они были в тундре одни, солдату удалось оглушить и связать своего обидчика. Он привязал к его рукам толовую шашку со вставленным взрывателем. Руки оторвало, но человек остался жив. Тогда солдат затолкал его, еще живого, в прорубь, под лед. Когда я ребенком услышал эту историю, сначала не поверил. Но потом вырос и сам столкнулся с крайней беспощадностью. Теперь я знаю о том, на что способны самые обыкновенные люди. Что, например, можно сказать о матери, которая решила отомстить собственному ребенку? Ее сыну было три года. Она прижала его лицо к раскаленной электрической плите. Так она мстила за свою неудавшуюся жизнь, за мужа-пьяницу, за всё.

Мы не знаем и, возможно, не узнаем, что стало и будет с этими людьми. Понятно, что если даже человек не верит в Бога, он может верить в закон воздаяния и в судьбу. Но слова, которые Толстой избрал для эпиграфа, на самом деле говорят не о неотвратимости божественной кары, а о том, что мы не можем брать на себя божественные полномочия и кому-то мстить. Просто мы призваны не к мести, а к любви. И кто полюбит этих людей – этого солдата, эту мать? Конечно, можно сказать: «Я ненавижу только грех, а грешника люблю». Но обычно такие слова прикрывают лицемерие. Ведь тухлые яйца бросают в гомосексуалистов, а не в их грех; унижают и даже убивают не грех, а грешников.

Ап. Павел говорит: «Ибо Христос, когда еще мы были немощны, в определенное время умер за нечестивых… Бог Свою любовь к нам доказывает тем, что Христос умер за нас, когда мы были еще грешниками. Посему тем более ныне, будучи оправданы Кровию Его, спасемся Им от гнева. Ибо если, будучи врагами, мы примирились с Богом смертью Сына Его, то тем более, примирившись, спасемся жизнью Его» (Рим 5:6-10). Господь не ждал, когда мы исправимся. Он не ждал, когда мы перестанем грешить, прежде чем умер на кресте. То есть, и нам нет нужды ждать, пока раздражающие нас грешники (между прочим, все мы – грешники) исправятся. Мы можем и не дождаться. Тогда мы упустим возможность полюбить их так, как любит нас Господь. И задача эта не такая невозможная: в конце концов, даже Анне Карениной мы сочувствуем, несмотря на все ее мерзости.