ПечатьE-mail

Евангелие для поколения Red Bull

Благочестие

Несколько лет назад я вызвался помочь в проведении мероприятия, проводимого американским обещнациональным молодежным служением. Вечер выдался веселый, но утомительный. Мы ловили ртом яблоки из таза с водой, захватывали флаги, носили парами куриные яйца, удерживая их только носами. Закончилось все холодным безобразием: я улегся на спину и позволил трем хихикающим подросткам превратить мое лицо в торт из мороженого.

Когда я уже вытирал полотенцем с лица остатки шоколадного сиропа, руководитель мероприятия собрал подростков в круг. Это было время духовного общения, которое включало в себя рассказ о благой вести, — и когда я услышал этот рассказ, мне захотелось вскочить и заорать от ужаса. "Быть христианином нетрудно", — сказал руководитель. — "Ты не потеряешь друзей и не утратишь популярности в классе. Ничего не изменится. Твоя жизнь останется точно такой же. Только будет немного лучше".

Возможно, я махнул бы рукой, если бы это заявление не было прямой противоположностью слов Самого Христа о том, что Его учение является камнем преткновения, и о том, что Его последователей ждут неизбежные гонения. Я посмотрел на подростков. Один бросал в соседа чипсами. Остальные шептались или сидели, уставившись в пол. Было непохоже, чтобы кто-то из них слушал. Да и с чего бы, интересно? Кому есть дело до того, в чем нет ни приключений, ни жертв, ни риска?

К несчастью, увиденное мной в тот вечер — вполне обыденная сцена. Зачастую христианские служения, особенно молодежные, уделяют много времени увеселениям, но оставляют мало места для веры. Это густое развлечение, но разбавленное, жидкое Евангелие.

До смерти "заразвлеченные"

Историю этого акцента на развлечениях можно проследить по крайней мере на одно поколение в прошлое — и, возможно, его влияние ни н чем не сказалось так сильно, как на молодежных программах. Вместо того, чтобы делать главный акцент на утверждении молодежи в вере — именно это изначально было причиной для создания молодежных служений, — акцент сместился на привлечение все большего числа детей (что неизбежно подразумевало задачу из развлекать). Само по себе все это не так уж плохо, но смещение акцентов привело к некоторым неприятным и неожиданным результатам.

Сегодня в некоторых молодежных служениях не осталось и следа религиозного воспитания. Они превратились в "отстойники с пиццей", как удачно назвал их социолог Эд Стетцер. Некоторые в пятницу вечером устраивают соревнования по кровавым компьютерным играм, чтобы завлечь молодежь в двери церкви.

За последний год я опросил несколько десятков 20-30-летних людей, отошедших от христианской веры. Одно из самых удивительных открытий заколючалось в том, что почти все эти "ушедшие" с удовольствием вспоминали веселое времяпровождение в молодежной группе. Помню разговор с одним молодым человеком, который рассказывал мне о своем пути от христианства к атеизму. О своих детских убеждениях он не мог говорить без сарказма, но когда я спросил его о молодежной группе, его лицо засветилось: "О, молодежка — это было круто! Мой молодежный пастор был классным парнем".

Я был в замешательстве. Я попросил Джоша Рибока, бывшего молодежного пастора и автора книги mY Generation, разрешить для меня эту загадку: если эти молодые люди так замечательно проводили время в молодежной группе, почему они оставили христианство, как только поступили в университет? Он ответил очень просто: "Давай посмотрим правде в глаза. В студенческой жизни есть более интересные вещи, чем поедание пиццы".

Логично.

Если наша стратегия привлечения молодежи в церковь сводится к тому, чтобы предложить им лучшее развлечение, чем предлагает мир, мы ввязались в заведомо проигранную битву. Развлечения могут привести в церковь подростков, но не смогут удержать их в церкви, когда им исполнится 20.

Недавние социологические исследования показали, что 20-летние уходят из церкви толпами. По оценкам специалистов из института им. Джорджа Барны, 80% молодых людей, выросших в церкви, уйдут в мир к своему 29-му дню рождения. Президент института Дэвид Киннаман описывает ситуацию в бескомпромиссных выражениях:

Представьте, что вы смотрите на групповой фотоснимок всех подростков, которые пришли к вам в церковь на протяжении среднего года. Возьмите толстый черный фломастер и перечеркните три лица из каждых четырех. Именно столько из них, скорее всего, уйдут в мир на протяжении следующих 20 лет.

Большинству из нас нет необходимости использовать "толстый черный фломастер", чтобы увидеть, как это происходит. У нас и без того места в первом ряду с видом на этот исход.

Отсутствие изменений

В своей книге UnChristian Киннаман сообщает, что 65% всех американских подростков, если верить их словам, в какой-то момент посвятили свою жизнь Иисусу Христу. Однако, опираясь на данные своих исследований, Киннаман считает, что настоящим библейским мировоззрением обладают не более 3% этих подростков. Независимо от того, насколько мы согласимся с версией Киннамана относительно того, что представляет собой "библейское мировоззрение", мало кто возьмется всерьез утверждать, что 65% молодых американцев можно считать активными христианами. Возможно, мы и преуспели, добиваясь, чтобы подростки подписали текст обещания посвятить свою жизнь Христу или пробормотали "молитву грешника", но нам так и не удалось вырастить из них верных учеников Христа.

Наверное, причина в том, что мы удовольствовались развлечением детей, вместо того чтобы учить их следовать за Иисусом.

Конечно, в пицце и компьютерных играх нет ничего плохого. Настоящая проблема в том, что они вытесняют духовный рост и изучение Библии. В конечном итоге, именно в этом и заключается величайшая опасность развлекательной модели служения. И дело не только в том, что нам не под силу тягаться с мирскими увеселениями. Дело не только в том, что мы загоняем себя в замкнутый круг, в котором мы вынуждены уделять все больше и больше сил развлечению. Скорее, беда в том, что все это отвлекает нас от настоящей цели молодежного служения — формирования крепкой веры.

Джим Рэйберн, основатель молодежной организации Young Life, любил говорить: "Это грех — нудно преподносить Евангелие ребенку". Поколение спустя эта философия мутировала в благовестие посредством развлечений, которое на самом деле утомляло детей изобилием веселья и избегало любых сложных моментов благой вести. Нам казалось, что если мы подсластим для детей благую весть, они легче ее проглотят, но сейчас уже очевидно, что они давятся нашим кулинарным шедевром.

Что бы там ни было, пицца и компьютерные игры не делают человека христианином. Жизнь подростка может преобразить только ясное изложение истины. Тогда у них появляется то, ради чего можно жить и умереть. Иными словами, они хотят неискаженного Евангелия. Когда мы рассказываем им благую весть со всеми ее трудными и радикальными последствиями, мы говорим на языке, который им нужно слышать, и который им хочется слышать.

Признаки жизни

Я не хочу слишком ругать молодежных пасторов. Я сам был одним из них. Я знаю, какое трудное это дело. Внимание подростков переключается быстро. От тебя постоянно требуют привлекать новых детей. Но если мы изменим наш акцент — даже ценой снижения привычных показателей "успеха", — мы сможем добитья лучших результатов.

Благодарение Богу, есть молодежные служения, которые пытаются идти против потока. Один пример — церковь "Мост веры" в Хьюстоне, штат Техас. "Мы не уделяем много сил проведению больших мероприятий", — говорит старший пастор по работе со студентами Дилан Лукас. — "Мы сосредотачиваем свои усилия на Слове и подготовке лидеров". Эта церковь организует маленькие группы из 5-7 подростков во главе с взрослым лидером, а потом обеспечивает этих лидеров хорошей подготовкой. "Мы готовим этих лидеров, чтобы они могли учить. Одному молодежному пастору делать все не посилам", — говорит Лукас.

Еще один важный момент — последующая работа. "Наша работа не заканчивается, когда подросток заканчивает школу", — говорит Лукас. — "Мы называем это "Первый день"". Каждый выпускник получает подарочную карточку в кофейню "Старбакс" и наставление: он должен найти в университете человека, который будет его духовным наставником, и пригласить его на кофе.

"Мы следим за их успехами", — говорит Лукас. — "Мы поддерживаем связь с их семьями и приглашаем их вернуться в церковь, чтобы помочь с воспитанием следующего поколения подростков".

Конечно, не все выпускники идут узким прямым путем. "Когда мы видим, что кто-то сходит с пути, мы не закрываем на это глаза", — говорит Лукас. — "Нужно взять телефон и сделать неприятный звонок".

Перевод: Дмитрий Розет

http://www.liveinternet.ru/users/1650027/post166606730/