ПечатьE-mail

Богословие и практика "Божественного призвания"

Богословие

Доклад Комиссии по теологии и церковным отношениям Лютеранской церкви - Миссурийский синод

Февраль 2003 г.

© Евангелическое Лютеранское Служение, перевод, 2004.

Перевод выполнен по изданию: «Theology and Practice of „the Divine Call"».

Перевод с английского В. Чуйкиной

Редакторы Я. Айзетова и А. Зубцов

Сокращения:

АВ - «Аугсбургское вероисповедание»

Ап - «Апология Аугсбургского вероисповедания»

ША - «Шмалькальденские артикулы»

Тр - «Трактат о власти и первенстве папы»

Священное Писание цитируется по Синодальному переводу.

Цитаты из Книги Согласия приводятся по изданию «Книга Согласия (на русском языке)», 2-е издание © Фонд «Лютеранское наследие», 1998 г.

В квадратных скобках приведены примечания американского издателя, а также русского переводчика и редактора.

ОГЛАВЛЕНИЕ

ЧТО ОБ ЭТОМ ГОВОРИТ БИБЛИЯ.. 4

Евангелия. 4

Деяния святых апостолов. 4

Послания святого апостола Павла. 7

Итоговые замечания. 7

ЛЮТЕРАНСКИЕ ВЕРОИСПОВЕДНЫЕ ДОКУМЕНТЫ... 7

XIV артикул «Аугсбургского вероисповедания» и «Апологии». 8

«Трактат о власти и первенстве папы». 8

«Право избирать» (jus elegendi). 11

«Право призывать» (jus vocandi). 11

«Право рукополагать» (jus ordinandi). 11

Примеры XVI века. 12

К. Ф. В. ВАЛЬТЕР И ЛЮТЕРАНСКАЯ ЦЕРКОВЬ - МИССУРИЙСКИЙ СИНОД.. 13

Избрание пастора. 13

Срок призвания. 15

Истечение срока призвания. 16

СОВРЕМЕННЫЕ ПРОБЛЕМЫ И ПРАКТИКА РУКОПОЛОЖЕНИЯ.. 20

Из чего мы исходим.. 21

Евангелие. 21

Священное Писание. 21

Исторический пример Церкви. 22

Единодушие Церкви. 22

Благоразумие и здравый смысл. 23

Осуществление призвания. 23

Определение кандидатов для призвания на служение. 23

Формирование - подготовка - образование. 24

Экзаменация. 24

Выбор кандидата и реализация призвания. 25

Рукоположение - введение в должность. 28

Характерные составляющие призвания. 28

Имеет ли божественное призвание временные ограничения?. 29

Поместный пастор (Pastor "Loci"). 29

Пасторы на служении в специализированных областях. 30

Может ли призвание быть обусловленным?. 32

Может ли призвание быть прервано?. 33

Смещение с пасторского служения. 33

Перевод на иное место служения. 34

Оценка служения. 34

Отставка и уход на пенсию.. 35

ЗАКЛЮЧЕНИЕ. 36

{mospagebreak}

БОГОСЛОВИЕ И ПРАКТИКА «БОЖЕСТВЕННОГО ПРИЗВАНИЯ»[1]

Пасторское служение (Predigtamt, ministerium) было утверждено Богом с целью проповеди чистого Евангелия и совершения Таинств согласно Евангелию (АВ V). Несмотря на то, что обязанности занимающегося таким служением не ограничиваются этими двумя видами деятельности, именно они являются стержнем проповедного служения[2]. Если можно так выразиться, это служение являет собой богоустановленное «средство» передачи людям средств благодати. Так как пасторское служение было учреждено Христом, то именно Он ставит людей на это служение (АВ XIV). Поэтому определение человека на служение издавна именуется «божественным призванием» или «призванием и рукоположением».

ЧТО ОБ ЭТОМ ГОВОРИТ БИБЛИЯ

В Новом Завете очень мало говорится о точной процедуре введения и выведения из пасторского служения (что, к слову, относится и к любым другим видам служения). Тем не менее, на основе соответствующих текстов Нового Завета можно сформулировать некоторые принципы.

Евангелия

В Ев. от Матфея 10 и Ев. от Луки 9 Иисус возлагает на своих учеников служение, ограниченное территориальными рамками, а именно в Палестине среди Иудеев, при этом давая понять, какое служение их ждет в будущем[3]. В то же время, текст не дает более конкретной информации. Это призвание предшествует облечению двенадцати учеников большей властью, не ограниченной ни временными, ни национально-территориальными рамками. В заключительной главе Ев. от Матфея Иисус поручает ученикам научить все народы (28:16-20)[4]. В Евангелии от Иоанна Иисус, после Своего воскресения, учреждает проповедное служение, дунув на учеников и тем самым даровав им власть прощать и оставлять грехи (20:19-23). Несмотря на то, что приведенные отрывки из Евангелий почти лишены конкретики относительно процедуры призвания, Лютеранские вероисповедные документы используют их наряду с некоторыми другими местами Священного Писания в качестве библейской основы существования в Церкви пасторского сана.

Деяния святых апостолов

Книга Деяний ясно показывает, что ученики Иисуса оставались в апостольском служении до самой смерти. Деяния также открывают нам, что апостолы служили проповеди Евангелия в различных местах в разное время, будучи призваны либо непосредственно Богом (видение Петра), либо через людей.

Первая задача, с которой ученики столкнулись после вознесения Иисуса на небеса (Деян. 1:20-23), состояла в выборе апостола, на место, оставшееся свободным после смерти Иуды. Цитируя Псалом 108:8, апостол Петр объявляет: «Достоинство его да возьмет другой» (ст. 20). Он приводит два критерия отбора человека, достойного занять место Иуды (ст. 22): (1) он должен быть из тех, «которые находились с нами во все время, когда пребывал и обращался с нами Господь Иисус», а также (2) быть «свидетелем воскресения Его». Община предлагает двух кандидатов: Иосифа, называемого Варсавою, и Матфия. Ученики призывают Бога, Который есть «Сердцеведец всех», и бросают жребий, «в качестве механизма определения, на кого пал Божий выбор» - практика, типичная для иудаизма[5] и встречающаяся в Ветхом Завете (1 Пар. 25:8, 26:13)[6]. Матфий становится первым человеком в Книге Деяний, избранным для благовестия. Он «сопричислен»[7] к остальным одиннадцати апостолам. Таким образом, избрание Матфия было решением не только человеческого разума.

Избрание семи человек (Деян. 6:1-6) в помощь апостолам описывает формирование новой группы посвященных христиан, способствующих увеличению числа верующих. Поначалу их основная задача, забота о бедняках общины, носила административный характер, но впоследствии эти люди выступают как проповедники. Более того, «они изображены пророками, продолжающими дело Двенадцати: они исполнены силы Духа Святого, проповедуют Слово Божье, творят чудеса и знамения среди людей»[8]. Стефан спорит с иудеями-эллинистами в Иерусалиме. Филипп проповедует в Самарии и Иудее, где наставляет в вере и крестит, т. е. осуществляет те же задачи, которые были поставлены перед первыми апостолами.

Каким образом были выбраны эти семь человек? В первую очередь, Двенадцать апостолов созвали собрание учеников и сказали: «Выберите из среды себя семь человек изведанных, исполненных Святого Духа и мудрости» (Деян. 6:3). Слово, переведенное в данном стихе как «изведанных» (martyroumenos), обозначает поведение или характер, засвидетельствованные другими людьми (Лк. 4:22, Деян. 10:22; 16:2; 22:12; 1 Тим. 5:10 и 3 Ин. 12). Далее ученики помолились и возложили руки на семерых избранных, что являлось знаком передачи полномочий.[9]. Вполне возможно, что в повествовании Луки описан «порядок назначения служителей, знакомый самому Луке: народное избрание, одобрение другими служителями Церкви и возложение рук. Вполне вероятно, он считал эту процедуру, которой, по-видимому, пользовались и ранее, достойной подражания»[10].

Павел был призван на служение непосредственно Иисусом, как, вероятно, и Иаков, брат Иисуса (1 Кор. 15:7-8). Избрание Павла не имеет аналогов: он был призван стать апостолом еще до того, как Анания крестил его, возложил на него руки и произнес молитву (Деян. 9:1-19). Перед тем, как начать служение в качестве миссионера и апостола, Павел прошел тщательную подготовку.

Вполне вероятно, что до того как Варнава нашел Савла в Тарсе и привел в Антиохию для служения в Церкви (Деян. 11:25-26), последний служил пастырем где-нибудь в Аравии (Гал. 1:17). Вместе они доставили в Иудею денежное пособие для бедняков (Деян. 11:27-30).

Доставив пожертвования нуждающимся в Иудее, Павел и Варнава вернулись к своему труду в Антиохии и полностью погрузились в жизнь местной общины, где они трудились, молились и постились весь следующий год (Деян. 13)[11]. Позднее Дух Святой призывает отделить Павла и Варнаву для ведения миссионерской работы на территории современной Турции. Община постилась, молилась (Лк. 2:37; 5:33; Деян. 14:23) и затем возложила на них руки (Деян. 13:3). Один из комментаторов считает, что данную практику не следует отождествлять с посвящением в раввины. Скорее, это обряд «введения в должность», посредством которого человека определяют «на служение в некой новой сфере, каким-либо образом отличной от его предыдущего служения»[12].

В конце первого миссионерского путешествия Павел и Варнава вновь посетили созданные ими Церкви (Деян. 14:21-23), утверждая души учеников и увещевая их пребывать в вере. Кроме того, в каждой Церкви они рукоположили пресвитеров. Слово, переведенное как «рукоположив» (Деян. 14:23), - это деепричастие от глагола «cheirotoneo»[13]. Глагол «cheirotoneo» буквально обозначает «вытянуть или протянуть руку»[14]. Решающим вопросом при этом является следующее: кто рукополагает или избирает служителей? Из контекста следует, что избирали Павел и Варнава, тем самым, рукополагая пресвитеров в Церквях Писидии и Ликаонии. Специалист по Новому Завету Ч. К. Баррет придерживается иной точки зрения: «Вне всякого сомнения, это было своего рода рукоположение [посвящение в сан], в том смысле, что посредством такового некоторые христиане получали особое поручение и служение; ср. 6:6; 13:1-3; 20:17-28»[15].

И вновь обряд рукоположения сопровождают «пост и молитва», как это уже было в случае с Павлом и Варнавой в Деян. 13:2-3. Их «предают» Господу. Одно из значений употребленного в этом стихе (14:23) глагола «paratithēmi» - «передать кому-либо на хранение», то есть «вверить». Таким образом, новых служителей передают или вверяют Господу[16].

Вполне вероятно, что св. Павел рукополагал служителей в только что созданных им общинах. Он говорит о рукоположении эфесских пресвитеров или блюстителей [episkopous] Святым Духом (Деян. 20:28). Это предполагает, что они вступили в должность посредством такого же обряда или процедуры, что и пресвитеры в Антиохии (Деян. 14). В Деян. 15:22 Лука повествует: «Тогда Апостолы и пресвитеры со всею Церковью рассудили, избрав из среды себя мужей, послать их в Антиохию с Павлом и Варнавою».

Послания святого апостола Павла

Во всех своих посланиях Павел говорит о призвании служителей; в первую очередь, это относится к приветственной части посланий, где апостол ставит себя в один ряд с Тимофеем и Силой, имеющими то же служение, что и он сам (Флп. 1:1; 2 Кор. 1:1; Кол. 1:1; 1 Фесс. 1:1; 2 Фесс. 1:1; ср. 1 Кор. 1:1). Цель написания Павлом пастырских посланий (1 и 2 Тим., Тит.) заключалась преимущественно в том, чтобы дать наставления относительно служения, его функций, а также пригодности к несению этого служения в постапостольский период. Он поручает Титу (1:5) рукоположить служителей в созданных им [Павлом] Церквах - задача, которую он часто возлагал на своих соработников (2 Тим. 2:2; 1 Тим. 5:21; ср. 2 Кор. 8:16-19). По-видимому, апостолов и их преемников больше интересовали личные и профессиональные качества кандидатов на служение, чем введение раз и навсегда установленного порядка избрания. Павел с помощниками осуществляли первоначальный подбор кандидатов, а Церкви должны были засвидетельствовать об их качествах. Таким образом, в процессе отбора кандидата на служение участвовала вся Церковь - как пастыри, так и миряне. Тем самым она защищала себя от желающих узурпировать эту должность.

Итоговые замечания

Суммируя материал библейских источников, относящийся к призванию на проповедное служение, можно сделать следующие выводы. Во-первых, авторы библейских книг приводят несколько примеров того, каким образом Церковь подходила к процессу отбора пасторов при «обычных» обстоятельствах, т. е. в отсутствие больших гонений, социальных потрясений и т. п. Во-вторых, тексты, касающиеся данной темы, носят по большей части описательный и повествовательный характер. Это влечет за собой сложный вопрос герменевтики: относится ли описанное только к определенной исторической ситуации или же данные тексты представляют собой нормативное руководство для Церкви на все времена, независимо от местоположения. Так или иначе, эти тексты не содержат каких-либо ясно выраженных директив относительно порядка призвания. Следовательно, любые правила, выведенные из этих примеров, будут носить спекулятивный характер.

Кроме того, можно сделать вывод, что Новый Завет, как показывает практика, уделяет гораздо больше внимания квалификации и личным качествам призванного служить, чем процедуре введения его в должность. Также представляется, что Церкви гораздо важнее осознавать, что человек, занимающий должность пастора, поставлен Богом (Деян. 20:28; Еф. 4).

{mospagebreak}

ЛЮТЕРАНСКИЕ ВЕРОИСПОВЕДНЫЕ ДОКУМЕНТЫ

Лютеранские вероисповедные документы подчеркивают, что призвание на пасторское служение должно осуществляться установленным и законным образом, при этом, не вдаваясь в подробности, как это должно происходить и не объясняя, что под этим имеется в виду. Пояснить скудную информацию, предлагаемую Вероисповедными документами, помогает исторический пример реформаторов. В широком смысле Вероисповедные документы выделяют два аспекта: пасторы не могут назначать себя сами, а епископы - не единственные лица, имеющие власть посвящать в сан. «Апология Аугсбургского вероисповедания» рассматривает преимущественно первый аспект, второй аспект поясняется в «Трактате о власти и первенстве папы».

XIV артикул «Аугсбургского вероисповедания» и «Апологии»

Рассматривая XIV артикул «Аугсбургского вероисповедания», необходимо, прежде всего, обратить внимание на местоположение артикула в «Вероисповедании». Артикулы с I по VI излагают постулаты Реформации, основываясь на богословии ранней Церкви и ее вероучении. Эти постулаты впоследствии формируют экклесиологическую часть АВ (артикулы с VII по XVI). В упомянутых артикулах реформаторы демонстрируют, что лютеране не создавали новую Церковь, но утверждали свою принадлежность ко Вселенской христианской Церкви[17]. АВ VII и VIII определяют Церковь как собрание верующих, в котором проведуется Евангелие и совершаются Таинства. Артикулы с IX по XIII целью Таинств называют пробуждение и укрепление веры. Артикул XIV отвечает на вопрос, кому в собрании (АВ VII и VIII) дозволено проповедовать Слово и совершать Таинства (IX - XIII). АВ XV подробнее объясняет антитезы артикула VII о церковных обрядах. АВ XVI говорит об отношении Церкви к светским делам.

Артикул XIV гласит, что для служения в Церкви (то есть для пасторского служения) необходимо «быть призванным к тому установленным и законным образом» (rite vocatus). Тем не менее, этот короткий артикул не уточняет, что значит или подразумевает собой фраза «быть призванным к тому установленным и законным образом».

Римское «Опровержение» одобряет артикул XIV, но с определенной оговоркой. Первый вариант «Апологии» учел эту оговорку, процитировав слова оппонентов следующим образом: «...с оговоркой, чтобы рукоположение проводилось епископами (ut ordinatio fiat ab episcopis)». В своем окончательном варианте «Апология» представляет ее в следующем виде: «...с оговоркой, чтобы мы использовали каноническое рукоположение[18] (si tamen utamur ordinatione canonica)». Тем не менее, «Апология» указывает на то, что епископское рукоположение для лютеран невозможно, в связи с отказом римских епископов рукополагать пасторов для лютеран. Под этим подразумевается, что «у них может не оказаться иного выбора, кроме как воспользоваться клириками в сане пресвитера»[19]. Именно об этом говорит Меланхтон в «Трактате». В данный момент заметим только, что в 1530 году под фразой «призван к тому установленным и законным образом» подразумевалась процедура, требующая, чтобы кандидатура была номинирована средневековым епископом и одобрена местными попечителями из числа знати или городского управления. Более подробно это поясняется в «Трактате о власти и первенстве папы».

«Трактат о власти и первенстве папы»

Несмотря на согласие лютеран принимать рукоположение от епископов Папы, в нем было им отказано в качестве наказания. Ранее на это указывал Меланхтон в АВ[20]. Отказ епископов в рукоположении являлся попыткой ограничить распространение лютеранства. К 1537 году сложившаяся ситуация стала внушать опасения. Успех Реформации зависел от того, обретут ли приходы признанных пасторов. В тот момент, когда епископы отказались посвящать в духовный сан, лютеране заявили в ответ, что Церковь не может быть лишена пасторов, как она не может быть лишена проповеди, крещения, Вечери Господней или какого-либо другого дара, предназначенного Богом для Церкви (пастор неотделим от передачи средств благодати).

Вопрос, необходимы ли лютеранам свои пасторы, не возникал. Не было также и тени сомнения, что они [пасторы] должны быть призваны и рукоположены. Однако каким образом они могли появиться у лютеран? Согласно римскому церковному устройству, рукополагать имели право только епископы. Они же отказывались это делать. В ответ на отказ епископов лютеране рукоположили собственных пасторов[21]. Трактат Филиппа Меланхтона представляет собой богословское обоснование рукоположения лютеранами собственных пасторов. Меланхтон рассматривает проблему с двух сторон. Первое, он ставит ударение на едином характере служения. Второе, он подчеркивает, что в связи с тем, что каждый пастор обладает полной властью сана, любой пастор имеет право рукополагать. В связи с этим вопрос, поднимаемый трактатом, звучит следующим образом: кто обладает правом призывать и рукополагать? Не стоит забывать, что обсуждается вопрос соотношения власти епископов с властью пасторов территориальных Церквей, а не соотношение власти поместной общины с властью пастора.

В то время, как «Трактат о власти и первенстве Папы» рассматривает проблему равноправия епископов, вопреки заявлению Рима о первенстве Петра как первого Папы (Тр. 1-59), трактат «О власти и полномочиях епископов», сопровождающий и дополняющий его, обращается к равенству всего духовенства - епископов и пасторов (Тр. 60-82). Согласно сложившейся в Риме традиции, священники могли совершать пять из семи Таинств; правом конфирмировать и рукополагать обладали исключительно епископы.

Меланхтон не ставит под сомнение утверждение о том, что пасторское служение существует в Церкви по Божественному праву (jure divino). Тем не менее, он подвергает сомнению появившееся уже в постапостольские времена разграничение рангов, отделившее пресвитериат от епископата и последовавшее затем, включение диаконата (первоначально - служение мирян) в один из основных чинов клира. Подобные изменения, по его утверждению, существует лишь по человеческому праву (de jure humano)[22].

Терминология Вероисповедных книг признает неизбежность появления иерархической структуры в любом общественном институте, в том числе и в Церкви, однако это не должно влиять на присущую этой иерархии духовную власть. Термин «епископ» используется ими как для обозначения главы средневековой епархии, так и (по аналогии с «парикиями», наименьшими епископиями первых трех веков) для обозначения старшего пастыря города. Они также используют слова «настоятель» (Pfarrherr), «пресвитер», «пастор», «проповедник» (Prediger, в особенности для обозначения вспомогательного духовенства), «священник» (sacerdos/Priester) и «служитель» ([Kirchen]diener)[23].

Вне зависимости от должности («пастор», «пресвитер», «учитель», «проповедник», «служитель», редко «епископ», практически никогда «священник»)[24] все рукоположенное духовенство обладает одними и теми же полномочиями для осуществления своего служения (АВ XXVIII, 8,21; Тр. 60-61, 74). Таким образом, пасторов часто ставят в один ряд с епископами. Вывод ясен: если пасторы обладают той же властью, что и епископы, то и они могут рукополагать на служение.

Прокомментировав единый характер служения и равенство власти пасторов и епископов (Tр. 60-65), Меланхтон обращается к вопросу о том, каким образом в Церкви появляются пасторы (Tр. 66-78). Для описания этого процесса он поочередно использует несколько терминов: право призывать (jus vocandi), право избирать (jus eligendi) и право рукополагать (jus ordinandi). Периодически он упоминает все три действия вместе - «призывать, избирать и рукополагать» (Tр. 67),[25] в других случаях он употребляет только два глагола - «избирать и рукополагать» (Tр. 67, 70, 72). Используемая терминология указывает на то, что в этом процессе задействована вся Церковь: прихожане - посредством выбора, пастор - посредством рукоположения. Более того, призванных, избранных и рукоположенных, Меланхтон называет «пригодными» (tuchtige Personen, Тр. 72, нем. текст), что предполагает определенную форму некоторой формы определения квалифицированности кандидата.

В своей совокупности термины, использованные в трактате, составляют и объясняют понятие «призвания установленным и законным образом» (rite vocatus) АВ XIV. В одних случаях, каждый из них приобретает свою собственную характерную функцию, в то время как в других, один может охватывать собой все остальные термины посредством синекдохи.[26] Существенным является употребление однородных определений «призывать», «избирать» и «рукополагать» с существительным единственного числа «право» (jus) в Tр. 67, а также употребление с тем же существительным единственного числа только двух определений - «избирать» и «рукополагать» в параграфах 67, 69 и 72. Артур Карл Пипкорн (Piepkorn) пишет: «Как „vocatio" (призвание), так и „ordinatio" (рукоположение) широко используются в этот период для описания процесса избрания и рукоположения».[27] При близком сравнении между этими терминами можно найти различия, однако их нельзя превращать в жесткое правило. «Право избирать» (jus eligendi) означает выдвижение и избрание кандидата. «Право призывать» обозначает непосредственное приглашение или призвание на служение. «Право рукополагать» (jus ordinandi) относится к действию, посредством которого кандидат вводится в пасторское служение.[28]

«Право избирать» (jus elegendi).

С введением реформ Лютера больше внимания стало уделяться религиозным взглядам, исповедуемым кандидатом в пасторы. В результате, некоторые церковные уставы предписывали проводить длительные экзамены для тех, кому вскоре предстояло быть призванным на пасторское служение. Экзамен удостоверял компетентность кандидатов в соответствии с апостольскими наказами (tuchtige Personen из Тр. 72). Экзамен, включавший в себя пробную проповедь, делал акцент на важности проповеди Евангелия, лежащей в основе пасторского служения. Священник призван не к тому, чтобы распространять свои личные мнения. Его задача - провозглашать общее исповедание Церкви. Кандидат в пасторы держал экзамен (examen pro candidatura) перед учеными богословами с докторской степенью. Как правило, экзаменаторами были преподаватели теологического факультета какого-либо университета. В некоторых случаях, ответственность за проведение экзамена ложилась на суперинтендента. В качестве суперинтендента экзамены проводил и Мартин Хемниц. Этот процесс, достигавший апогея во время экзамена, ближе всего соответствует тому, что у нас, в Лютеранской церкви - Миссурийский синод, называется «call certification» [«экзаменация призвания»].

«Право призывать» (jus vocandi).

Церковь призывает на служение мужчин, имеющих должную квалификацию. Призвание инициируется «извне», то есть, исходит от приходов и структур Церкви, нуждающихся в служителе. Таким образом, призвание, в определенном смысле, является общественным делом. Процесс избрания кандидата в пасторы не всегда подразумевает собой демократическую процедуру, подобную выборам, в которых участвуют все имеющие право голоса совершеннолетние прихожане - как мужчины, так и женщины. В реформационный период призвание, исходящее от Церкви, осуществлялось посредством различных церковных и государственных органов и лиц[29] (советами, магистратами, князьями, лицами, действующими от имени Церкви). Кандидатуру на должность приходского пастора часто выдвигали или выбирали суперинтендент, князь либо консистория, состоявшая из мирян. Сам приход не всегда принимал непосредственное участие в процессе подбора и выдвижения подходящей кандидатуры, однако не был из него и полностью исключен. Паства должна была одобрить своего пастыря. Церковные агенды того времени часто упоминали о недопустимости навязывания пастора приходу. У прихода было право выразить свое одобрение и согласие, однако в то время общество было далеко от демократической теории выбора.

«Право рукополагать» (jus ordinandi).

Процесс подготовки к пасторскому служению завершался рукоположением - обрядом или церемонией, во время которой происходило официальное возведение в сан. «...Община имеет и право, и повеление поручать это служение от своего имени, путем общего голосования, кому-либо другому, одному или многим, а те в свою очередь - другим, при согласии голосующих»[30]. Возложение рук, официально указывающее на избранника общины, сопровождало молитвы с просьбой к Святому Духу сойти на рукополагаемого и даровать ему силы для исполнения служения. Возложение рук и обещание прихода принять этого человека как сопастыря Христа являлись неотъемлемой частью рукоположения. Допустимо, но не обязательно, чтобы оно совершалось епископом (ША III, 10, 1). Рукополагал поместный пастор (pastor loci), обыкновенно Иоганн Бугенхаген (пастор в Виттенберге в 1523-58 годах и исповедник Лютера). Место епископов при рукоположении пасторов заняли суперинтенденты.

Уместно будет заметить, что периодически встречающаяся в наши дни практика допуска нерукоположенных лиц к возложению рук, может привести к ошибочному пониманию рукоположения. Несмотря на то, что подобное производится в попытке противостать существующему мнению о способности рукоположенных передавать людям особые дары благодати (и подобную попытку можно понять), такая практика подрывает институт пасторского служения. «Пасторскому характеру служения соответствует, чтобы те, на кого оно возложено в Церкви, также рукополагали других»[31]. Суть состоит в том, что те, кому доверено исполнение пасторского служения, заботятся о его продолжении и сохранении.

Примеры XVI века

Получить представление о том, каким способом последователи лютеранства избирали пасторов, можно, рассмотрев церковные положения или уставы (Kirchenordnungen) XVI века. В некоторых случаях, Церкви продолжали придерживаться старых традиций избрания пастора. Знать, по-прежнему, пользовалась правом выдвигать и представлять кандидата, община продолжала одобрять выбор, рукополагать и вводить в должность. Право окончательного утверждения принадлежало лютеранским князьям, однако и местные церковные суперинтенденты (такие как Иоахим Мерлин), равно как и евангелические факультеты, не оставались безучастными в этом процессе. Возможно, прихожане играли в этом деле очень небольшую роль, однако они никогда полностью не исключались из процесса избрания. Как минимум, приход всегда обладал правом отказа или наложения вето на кандидатуру. Для иллюстрации приведем несколько примеров.

В самом «сердце» Реформации Лютера, во владениях Эрнестинской ветви династии Веттинов, внуки курфюрста Иоганна Великодушного, принявшего Аугсбургское вероисповедание, в 1554 году издали распоряжения для церковных визитаторов. В данных распоряжениях была расписана процедура замещения умершего пастора. Старейшины (Kirchenvetter) прихода были обязаны проинформировать о случившемся областного церковного суперинтендента в течение суток с момента смерти пастора. Тот, в свою очередь, должен был обеспечить приходу попечение со стороны соседнего пастора сроком на один месяц, в течение которого суперинтендент при содействии прихожан (Pfarrkinder) и благородного покровителя прихода, был обязан назвать кандидата на пасторскую должность. Этот кандидат должен был дважды или трижды читать проповеди в приходе. В случае, если весь приход или значительное его большинство (а также знатный покровитель) находили кандидата приемлемым, они должны были сообщить об этом суперинтенденту в письменном виде. В отчет следовало включить характеристику религиозных воззрений кандидата, его жизни, нрава и поведения. За этим обыкновенно следовало получение суперинтендентом княжеского согласия на призвание, после чего он [суперинтендент] имел право в случае необходимости рукоположить кандидата и ввести его в должность. Этот кандидат также должен был предстать перед дворцовыми проповедниками и капелланами герцогов для экзамена по богословию, во время которого необходимо было выступить с пробной проповедью (часто называемой Probepredigt, одной из составляющих этой проверки)[32].

В альбертинской Саксонии, получившей в 1547 году статус курфюршества, и в земелях вокруг Виттенберга, существовали похожие процедуры, но с небольшими изменениями. Избирать пасторов и только потом направлять их к суперинтенденту должны были городские советы и приходы. Прежде чем направить кандидата в Виттенберг с собственной рекомендацией и рекомендацией городского совета, суперинтендент изучал образ его мыслей и образ жизни. В Виттенберге курфюрст одобрял кандидатуру, преподаватели богословского факультета проводили дальнейшую проверку и затем рукополагали[33]. В 1580 году после выхода в свет «Формулы согласия» Якоб Андреэ совместно с соратниками написал новый церковный устав для курфюрста Августа. В нем очень подробно описывались процедуры, касающиеся кандидатов на место пастора. Андреэ и его сторонники обращали особое внимание на то, чтобы ни одной общине пастор не был навязан против ее воли. Местным органам власти предписывалось следить, чтобы кандидаты выдвигались суперинтендентом от имени прихода только после того, как приход услышит «несколько проповедей» кандидата. Суперинтендент также был обязан узнать у прихожан, не возражают ли они, чтобы кандидат стал их пастором[34].

Разумеется, не следует забывать, что ситуация в XXI веке далеко не та, что была в XVI столетии (так, например, представители государственной власти не принимают участия в процессе призвания). Более того, примеры, заимствованные из письменных уставов, выражают идеалы представителей Церкви, не всегда совпадавшие с повседневной практикой. Также нельзя оставить без внимания тот факт, что многие церковные уставы вообще не содержат четких руководств относительно процедуры избрания пасторов.

{mospagebreak}

К. Ф. В. ВАЛЬТЕР И ЛЮТЕРАНСКАЯ ЦЕРКОВЬ - МИССУРИЙСКИЙ СИНОД

Обстоятельства создания Лютеранской церкви - Миссурийский синод [далее - Синод - прим.ред.] подтолкнули К. Ф. В. Вальтера на создание многочисленных работ на тему пасторского призвания. Позиция Синода относительно Церкви и служения восходит к дебатам в г. Альтенбурге, штат Миссури. Вопросы о Церкви и служении оставались спорными в собеседованиях с И. А. А. Грабау и И. К. В. Леэ. Вальтер, будучи основателем и организатором Миссурийского синода, считал эту темой важной и часто обращался к ней на протяжении многих лет[35].

Избрание пастора

Ключевой работой для обсуждения вопросов богословия и практики божественного призвания является работа Вальтера «Die rechte Gestalt einer vom Staat unabhängigen Evangelisch-Lutherischen Ortsgemeinde» («Надлежащее устройство поместной Евангелическо-Лютеранской общины, независимой от государства», для краткости именуемая «Die rechte Gestalt»), в которой тот объясняет практическое применение своей работы «Церковь и служение» («Kirche und Amt») на уровне прихода[36]. Первая работа была написана Вальтером для рассмотрения вопроса о том, какое устройство необходимо приходу в стране, взгляды которой на отношения Церкви и государства существенно отличаются от принятых в Германии. На процедуру призвания необходимо было взглянуть свежим взглядом и вновь продумать ее с самого начала.

Лютеране избирали служителей различными способами. Тем не менее, Вальтер не выделяет ни один из них в качестве более богоугодного или правильного. Он ищет способ, который был бы наиболее оптимален для Церкви в Америке и который можно было бы назвать «подобающей формой» (Die rechte Gestalt) - формой, при которой нет места тирании пастора над приходом или прихода над пастором. Таким образом, он «помогает читателям осознать, что они являются частью большой церковной истории. Они не одиноки, они не единственный островок истинной Церкви и не первые, кому пришлось столкнуться с подобными проблемами»[37].

Вопрос божественного призвания Вальтер рассматривает во второй части III главы, озаглавленной «Об обязанности общины следить за тем, чтобы Слово Божье воплощалось обильно и преобладало над всем»[38]. С самого начала Вальтер подчеркивает, что не община решает вопрос о проповеди в общине Слова Божьего. Но необходимость надлежащего попечения о душах требует, чтобы община избрала и призвала пастора. Отталкиваясь от этой посылки, Вальтер переходит к обсуждению способа призвания кандидата на вакантное место. Описывая сам процесс, он определяет и поясняет несколько терминов, употреблявшихся во время Реформации, преимущественно в отношении избрания, призвания, испытания и рукоположения.

Избрание включает в себя несколько этапов. Во-первых, приходу «следует, если есть такая возможность, обратиться за советом к одному или нескольким пасторам, уже имеющим опыт служения, воспользоваться их советом и, если они смогут прибыть, доверить им проведение выборов, если таковые пасторы окажутся доступны» (63). Во-вторых, «каждый член прихода, имеющий право голоса», т. е. лицо, имеющее право официально представлять приход, «может предложить кандидатуру» (63). В-третьих, пригодность кандидатов обсуждается на основе 1 Тим. 3:2-7, Тит. 1:6-9 и 2 Тим. 2:15, 24-26. В-четвертых, кандидат, получивший большинство голосов или избранный единогласно, «считается и принимается в качестве призванного Богом посредством общины» (64)[39]. На основе результатов выборов составляется свидетельство о призвании (Vocationsurkunde), которое зачитывается приходу, утверждается и подписывается старейшинами от имени прихода. Этот документ обязывает пастора проповедовать согласно Писанию и Лютеранским вероисповедным книгам. В то же время в свидетельстве о призвании приход заявляет, «что признает призванного своим пастырем, учителем и стражем, будет принимать от него Слово божественной проповеди как Слово Божье, будет послушен ему, будет любить его, будет с ним в мире, будет почитать и поддерживать его; и все это на основе следующих мест Писания [в нашем тексте цитаты опущены]: Лк. 10:16[40], 1 Фесс. 5:12, 2:13, Евр. 13:17, 1 Фесс. 5:13, 1 Тим. 5:17, Лк. 10:7, 1 Кор. 9:13, 14, а также Гал. 6:6» (64-65). Тем самым приход обязуется слушать пастора как призванного провозглашать Слово Божье.

В-третьих, за этим следует испытание и рукоположение.

Если избранный принимает призвание (служение) [den Beruf], приход, по возможности, предоставляет его испытанным пасторам, уже несущим служение проповедника (Деян. 6:6...), для того, чтобы те испытали или проверили его, если это еще не было сделано (1 Тим. 3:10...). Затем они должны официально объявить об его вступлении в пасторское служение, привести его к присяге и утвердить его в качестве пастора путем официального рукоположения согласно апостольскому наказу (1 Тим. 4:14...) или же торжественно ввести его в должность (Деян. 13:2,3...) (65)[41].

Согласно Вальтеру такое рукоположение провозглашает законность призвания рукополагаемого[42].

Срок призвания

Мнение Вальтера по поводу продолжительности призвания сформировалось под влиянием двух проблем, возникших в ходе событий того времени, бросивших тень на пасторское служение и его задачи. Во-первых, в своей работе «Американское лютеранское пасторское богословие» («Pastoraltheologie») Вальтер с одобрением цитирует высказывание Иоахима Мерлина. Мерлин отвергает доводы тех, кто настаивает на том, что, если зарплата пастору выплачивается из их кармана, то они вправе приглашать и увольнять его по собственному желанию, полагая, «что призвание проповедника ничем не отличается от найма пастуха для выпаса коров и свиней».[43] Во-вторых, Вальтер не одобряет привычное для лютеран восточной части США т. н. «лицензирование» кандидатов на определенное время. В 1846 г. он пишет: «К сожалению, в нашей стране стало привычным делом приглашать служителей на один год как слуг и погонщиков скота... Подобное срочное призвание не может быть оправдано даже в экстренных случаях».[44]

Основываясь на божественной природе призвания, Вальтер выступает против понятия «временного призвания». Сама мысль о том, что божественное призвание могло быть дано на определенное количество лет, содержала в себе противоречие. Поскольку призывает Господь, именно Он прерывает службу пастора в конкретном приходе, что может произойти по одной из следующих причин: во-первых, призвания к служению в ином месте; во-вторых, исторжение из служения вследствие лжеучения или аморального образа жизни служителя.

Франц Пипер также выступал против произвольно определяемого срока призвания. Несмотря на это, в своей статье «Lehre und Wehre» (1898) он решился провести разграничение между призванием на временное вспомогательное служение и временным призванием. В первом случае он обращал внимание на смягчающие обстоятельства и причины, повлекшие за собой подобный призыв. Т.е. важно решить, может ли приход просить о временной поддержке какого-либо другого пастора из-за «болезни» или «физической слабости», или «перегруженности работой» своего (например, после вступления в должность пробста). В этом случае, пишет Ф. Пипер, просьба о временной помощи не выходит за рамки божественного порядка и не имеет ничего общего с предосудительной практикой «временного призвания»[45].

Пипер отвергает так называемое «временное призвание», сущность которого состоит не в самом ограничении по времени, а в произвольном ограничении, производимом людьми, т.е., когда люди сами определяют, сколько времени пастор должен служить в определенном месте. Как и Вальтер, Пипер утверждает, что если Бог ставит пастора на служение, Он же определяет и длительность этого служения. «Если его поставил Сам Бог, люди не вправе по своей прихоти переводить его на другое место» [выделено американскими составителями][46]. Ниже Пипер приводит две ситуации, когда Бог прекращает служение человека в должности пастора общины. Первая - в случае перевода на другую пасторскую должность (производимого при посредстве общины). Вторая - в случае снятия с должности или лишения сана[47]. И вновь, главная мысль состоит в том, что пастор не является наемником, которому может быть дан расчет по прихоти нанявших его.

Истечение срока призвания

В работе «Надлежащее устройство поместной Евангелическо-Лютеранской общины, независимой от государства» («Die rechte Gestalt»), которая, как мы уже заметили, описывает практическое применение теории, изложенной в трактате «Церковь и служение» («Kirche und Amt»), Вальтер предостерегает: «Приходам не следует быть столь самонадеянными, чтобы произвольно снимать своих пасторов и прочих, находящихся на церковном служении»[48] (выделено американскими составителями). Рассуждая о IX тезисе, посвященном служению, в работе «Церковь и служение», Вальтер говорит следующее:

Если пастор, уча, увещевая, укоряя или утешая, проповедуя или в личном общении, применяет в общине Слово Божье, то через его уста община слышит речь Самого Иисуса Христа. В этом случае она должна отвечать ему безоговорочным послушанием, как глашатаю, через которого Бог желает сообщать ей Свою волю и вести ее к вечной жизни. Чем более верен пастор своему служению, тем выше община должна ценить его. Община не имеет права смещать верного слугу Иисуса Христа. Ежели сместит, то отвергнет Самого Иисуса Христа, во имя Которого пастор служит общине. Она имеет право сместить священнослужителя только в том случае, если согласно Священному Писанию Сам Бог уже сместил его как волка или наемника[49].

Обратив наше внимание на то, что «служители являются не господами, но слугами и домостроителями Церкви» в работе «Право прихода избирать»[50], Вальтер предупреждает: «Это, разумеется, не превращает пасторов в жалких „рабов людей", с которыми приходы могут обходиться как с наемными слугами, и которым они могут предписывать, что проповедовать или не проповедовать, как вести свое служение или как не вести его, и которых они могли бы нанимать и смещать, как им то заблагорассудиться!»[51].

В то же время Вальтер пытается защитить и приход, признавая оправданность смещения пастора в некоторых случаях. Он определяет два обстоятельства, в которых пастор может быть лишен конкретного места или полностью снят с пасторского служения. Первое - за лжеучение. Второе - за безнравственный образ жизни. Свою позицию [по этому вопросу] Вальтер вкратце формулирует цитатой из Мартина Хемница:

«До тех пор, пока Бог терпит в служении Своего избранника, который учит верно и ведет непорочную жизнь, Церковь не обладает властью удалять чьего-либо слугу. Но если он более не созидает Церковь посредством учения или жизни, а, напротив, разрушает [ее], то тогда Сам Бог удаляет его (Ос. 4:6; 1 Цар. 2:30). ... И тогда Церковь не только может, но и должна удалить такого человека из служения. Ибо подобно тому, как Бог призывает, так Он и лишает [служения]». («Ключевые вопросы богословия», Церковь) [выделено американскими составителями].[52]

Так или иначе, каждый случай смещения пастора наносит ущерб служению Слова. В первом случае служение перестает быть учением и провозглашением Слова Божьего. Во втором - ставится под сомнение достоверность Слова.

Считает ли Вальтер допустимым смещение пастора по каким-либо иным причинам, кроме этих двух? Выдержки из работ Вальтера предлагают несколько вариантов. В «Надлежащем устройстве...» («Die rechte Gestalt») он цитирует лютеранского богослова XVII века Пауля Тарнова (1562 - 1633), который добавляет еще две причины: «недостаток способностей» и «недостаток силы воли, недопустимое пренебрежение должностными обязанностями».

Под недостатком способностей имеется в виду, с одной стороны, искажение здравого вероучения, особенно его основ, или распространение заблуждений, противоречащих основанию веры, а с другой стороны, утрата средств, с помощью которых можно эффективно и с пользой наставлять слушающих. К примеру, утрата умственных способностей в результате несчастного случая или заболевания, напр., потеря рассудка, способности суждения, памяти, или утрата физических способностей, такие как потеря языка или других членов, необходимых для несения служения. Под недостатком силы воли мы понимаем и грубое пренебрежение исполнением обязанностей вверенного служения, и нечестивое (аморальное) поведение, вне зависимости от того, оскорбительны ли они только для Церкви или для всего общества. (Dedekennus, Thesaurus consil. II, 917) [выделено американскими составителями].[53]

Однако не ясно, считает ли сам Вальтер непреднамеренное неисполнение пастором своих обязанностей, в связи с недостатком способностей, достаточным основанием для его смещения.

В работе «Пасторское богословие» («Pastoraltheologie») Вальтер не упоминает о неспособности исполнять служебные обязанности по независящим от человека причинам, однако он говорит о сознательной недобросовестности пастора по отношению к исполнению своих обязанностей.

3. Мы не хотим нанимать его на один или два года как слугу людей, но, по предписанию Библии, желаем призвать его установленным образом [ordentlich berufen] как служителя Христова; поэтому мы хотим признать его своим проповедником, доколе он будет правильно учить, вести добропорядочную жизнь и добросовестно нести служение [sein Amt treulich verwaltet]. Однако мы оставляем за собой право сместить его, если он станет лжеучителем, станет жить недобропорядочно или злонамеренно нарушать порядок своего служения [sein Amt muthwillig veruntreuen].[54]

Заметим, что в третьей причине, приводимой Вальтером, не говорится о грубом пренебрежении, о котором говорит Тарнов.

Наиболее всесторонне Вальтер исследует этот вопрос в эссе «Обязанности Евангелическо-лютеранского синода» («Duties of an Evangelical Lutheran Synod»), представленном им пробсту штата Айова в 1879 году[55]. В этом эссе он в общих чертах объясняет приходам, какую ответственность Cинод несет перед своими приходами и пасторами. Вальтер говорит о пасторах, «недобросовестно» исполняющих свои обязанности. Обращаясь к приходам, которые не входят в состав какого-либо Cинода и, соответственно, считают себя независимыми, Вальтер утверждает следующее:

Они не задумываются о том, что в огромной степени подвергают риску свою свободу. Ведь пастор может начать очень недобросовестно (выделено составителями) относиться к своим обязанностям: он может стать ленивым, беспечным по отношению к служебным делам; он может впасть в грех пьянства или предаться другим великим порокам, упомянутым выше; он может стать упрямым, так что с ним невозможно будет поладить; он может стать одержимым властью, так что все должно будет делаться, как ему угодно; он может считать, что его слово - закон; он может стать необязательным в посещении больных и начать грубить людям, приходящим к нему; он может впасть и во многие другие грехи, случающиеся в жизни пасторов.[56]

Однако Вальтер не говорит напрямую о необходимости смещать пастора, виновного в перечисленных нарушениях. И все же он указывает на то, что «приход имеет право укорить пастора и напомнить ему об его обязанностях...» (выделено составителем)[57]. Подобный укор, тем не менее, может оказаться недейственным без поддержки Евангелическо-лютеранского синода. Двумя параграфами ниже Вальтер аргументирует свою точку зрения:

Дело в том, что Синод всегда становится на сторону прихода, если тот, в свою очередь, может доказать, что его пастор недобросовестно несет свое служение, ленив, безразличен, аморален, жаден до власти, упрям или живет в неприкрытом грехе. В таком случае пробст посетит приход как представитель Синода и окажет поддержку тому, на чьей стороне справедливость. Ему, вероятно, лучше известно, как обезоружить тех, кто стоит на стороне недобросовестного, нечестивого пастора (выделено составителем)[58].

Возникает вопрос, подразумевает ли Вальтер под «обезоруживанием» тех, кто стоит на стороне недобросовестного, нечестивого пастора, право прихода сместить пастора, замеченного в подобном поведении?

В своем эссе, обращенном к собранию пробства Айовы, Вальтер, на первый взгляд, приводит еще одну причину смещения пастора, а именно - дух высокомерия. Во втором тезисе он предлагает Евангелическо-лютеранскому синоду «встать на защиту [приходов] от пасторов, заблуждающихся в учении, ведущих оскорбительный образ жизни и деспотичных в служении»[59]. Как бы для того, чтобы подчеркнуть данную мысль, Вальтер начинает эту часть второй главы, указывая, что слушатели не должны думать, что «приход не может смещать за нечестивое поведение и не в состоянии избавиться от пастора, переступившего границы своей власти и оказавшегося тираном...» (выделено составителем)[60]. Вальтер развивает данную тему, руководствуясь 3 Ин. 9-10. В этом отрывке Иоанн упоминает Диотрефа, бывшего пресвитером или пастором и «любившего первенствовать» (philoprōteuōn). Диотреф любил власть и почести, был горделивым и невежественным епископом. Он не прислушивался даже к мнению апостола Иоанна. Он говорил: «Какое мне дело до него?» Иоанн добавляет: «Посему, если я приду, то напомню о делах, которые он делает» и т.д. Как видите, он не принимал приходящих из других общин людей (которые лучше других разбирались в происходящем и в связи с этим могли легко разоблачить, кем он на самом деле являлся), даже если они приходили с рекомендательным письмом от апостола.

Когда члены его собственной общины стали настаивать: «Нам следует принять этих людей, их рекомендовали нам апостолы». Этот человек просто изгнал их из Церкви. Таким он был негодяем! Именно поэтому апостол обещает: «я приду» и «напомню о делах, которые он делает». Несмотря на то, что история Церкви об этом умалчивает, Иоанн вне всякого сомнения пришел и решительно объявил приходу, что Диотрефа необходимо сместить с поста.[61]

Вышесказанное Вальтером не противоречит его более ранним высказываниям о праве прихода смещать пастора, «переступившего границы своей власти и оказавшегося тираном».

В случае возникновения необходимости составить полный список причин, по которым приход имел бы право смещать пастора на основе вышеописанного исследования, список мог бы выглядеть следующим образом:

1. Лжеучение

2. Оскорбительное или позорное поведение

3. Преднамеренное пренебрежение исполнением служебных обязанностей

4. Небрежность в исполнении служебных обязанностей или неспособность их исполнять

5. Высокомерие в служении

Некоторые могут поспорить, что пункты 3, 4 и 5 на самом деле являются подпунктами пункта 2. В любом случае, все предложенные Вальтером причины смещения с поста пастора имеют нечто общее - они подрывают служение Слова.

{mospagebreak}

СОВРЕМЕННЫЕ ПРОБЛЕМЫ И ПРАКТИКА РУКОПОЛОЖЕНИЯ

Согласно Писанию Бог периодически призывал людей к проповедному служению непосредственно, собственной волей, без посредничества человека. Так в Ветхом Завете был призван Авраам, в Новом Завете - Савл. Писание не содержит указаний на то, призывает ли Бог на пасторское служение подобным образом и сегодня. Новый Завет предлагает также несколько примеров того, как Бог избирал и рукополагал мужчин на служение через апостолов и Церковь (то есть опосредованно). В нем описывается, каким образом Церковь избрала Матфия для того, чтобы тот занял освободившееся место Иуды. В нем также содержатся наставления, данные Павлом Титу, относительно рукоположения пресвитеров в различных городах. Таким же образом Лютеранские вероисповедные книги (АВ XIV ср. с Tр. 67) утверждают, вопреки мнению анабаптистов и прочих «мечтателей» (Schwärmer), что Бог призывает к проповедному служению через Церковь, то есть через наставников и паству.

Бог ставит людей на пасторское служение посредством Церкви, благодаря чему призвание имеет как божественную, так и человеческую стороны. Призвание божественно, поскольку инициатором института служения является Бог. Именно Бог призывает человека к служению Слова на этом поприще. И именно Бог обещает благословить труды. Человеческий фактор призвания состоит в том, что эту задачу Бог возложил на людей. В их обязанности входит забота о том, чтобы служители избирались достойно и в должном порядке. Эти две стороны - божественная и человеческая соответствуют двойственной природе самой Церкви. С одной стороны, Церковь по существу, является собранием верующих, собранных Святым Духом вокруг Христа, проповедованного в Слове и присутствующего в Таинствах. Это - составляющие Церкви. С другой стороны, Церковь носит организованный характер, так как ее члены регулярно собираются для пользования средствами благодати. Несмотря на то, что божественный характер призвания имеет первостепенное значение, человеческое действие, посредством которого осуществляется оное, также немаловажно.

Церковь является Божьим инструментом в деле призвания на пасторское служение, и, вырабатывая процедуру призвания, она должна проводить разграничения между этими двумя природами служения. Церковь обязана осуществлять призвание способами, которые не умаляют божественного характера призвания, и одновременно учитывать условность обычаев, созданных людьми. Не следует относиться к разработанным людьми процедурам так, как если бы они были даны свыше. Равно как и не следует, исполняя их, упускать из вида тот факт, что в конечном итоге именно Господь - Глава Церкви призывает на пасторское служение. В истории Лютеранской церкви - Миссурийский синод наибольшая опасность состояла, скорее, в недооценке человеческой стороны процесса призвания. В некоторых случаях это проявлялось даже на практике. Сегодня опасность, по всей видимости, состоит в том, что в погоне за «идеальным вариантом» мы демонстрируем недостаток доверия Богу и Его способности защитить Свою Церковь.

Вне всякого сомнения, существовавшее до недавних времен единообразие процедуры призвания послужило поводом к тому, что некоторые стали слишком формально относиться к человеческому аспекту призвания на пасторское служение. Пробсты, как правило, представляли приходам список кандидатур, из которого те выбирали и призывали одного из кандидатов, часто предварительно и не увидев его. Увеличившееся в наши дни число различных служений, значительно расширившийся круг обязанностей пасторов, разнообразие стилей богослужения, различие административных структур, особенности командного служения и растущая значимость узкоспециальных навыков требуют более эффективного определения подходящего кандидата[62]. Необходимость удовлетворения растущих требований вызвала появление новых элементов процедуры призвания, а также выработка новых разновидностей такового.

Из чего мы исходим

Утверждая и признавая божественный характер призвания на пасторское служение, следует также подвергнуть внимательному рассмотрению и оценке его человеческий аспект. Несмотря на то, что такой процесс или процедуру можно считать адиафорой [adiaphora] (т. е. обычаями ни запрещенными, ни заповеданными Св. Писанием), следует отметить, что не все элементы адиафоры равнозначны. Некоторые процедуры лучше отражают богословие призвания, некоторые другие, напротив, затеняют его божественный характер. Для того, чтобы яснее представлять себе, как следует осуществлять призвание на практике, разработка этой процедуры должна вестись на основе определенных критериев. В свете материала, предлагаемого Лютеранскими вероисповедными книгами, подобный набор критериев должен включать в себя, как минимум, следующее:

Евангелие

Признание Лютеранской Церковью возможности оправдания только верой благодаря самопожертвованию Христа - Его вседостаточной жертвенной смерти - преобразовало институт служения. Таковое перестало рассматриваться как структура, посредством которой священник приносит Богу жертвы за людей или выступает в роли судьи, выносящего приговор людям, способным расплатиться за свои грехи. Теперь задача служителя - передавать дары Христа в Слове и Таинстве людям, которых Святой Дух привел к вере. Результатом Реформации явилось возрождение проповеднической деятельности. Это было связано с тем, что особое внимание стало уделяться значимости устной проповеди Евангелия во всей его чистоте, а также совершению Таинств в соответствии с Писанием. Таким образом, внимание сместилось с личности священника на проповедь Евангелия. Это нашло свое отражение и в практике призвания на служение. Богословие и практика такового во всех своих аспектах должны быть направлены на ясное, чистое и беспрепятственное провозглашение евангельской христологии.

Священное Писание

Крайне необходимо обратить внимание на тот факт, что Священное Писание не предлагает ни одной процедуры призвания пастора на служение. Оно содержит прямые ответы лишь на некоторые из возникающих сегодня вопросов. Сведения, содержащиеся в Библии, даны не как подробные указания и повеления, а как примеры повествовательных текстов Писания. Но это не значит, что невозможно вывести из этих примеров определенные принципы, не противоречащие текстам Святого Писания. Однако необходимо четко представлять себе, когда мы основываемся на конкретном указании, а когда выводим принципы и существовавшую практику из текста. Тем не менее, сведения из Библии приоритетны, независимо от того, какой характер они носят - описательный или предписывающий. Именно по этой причине во время рукоположения на служение пастора Церковь произносит молитву и возлагает руки. Также, несмотря на то, что в современной Церкви не существует официальной практики бросания жребия, при необходимости можно применить подобную процедуру: если в списке кандидатов остается три человека (каждый из которых - достойная кандидатура), листки с их именами помещаются в шляпу и далее вытягивается имя одного из кандидатов с уверенностью, что Господь благословит приход через этот выбор.

Исторический пример Церкви

Лютеранские вероисповедные книги вскользь упоминают о жизни приходов, благодаря чему, мы знаем, что церковная практика отличалась осторожностью и консерватизмом. То же самое относится, кроме всего прочего, и к человеческим традициям (Ап XV), и к призванию (Ап XIV), и к литургии богослужения (Ап XXVI). Исповедующие лютеранское вероучение с уважением относились к традициям, унаследованным ими от католической Церкви и доказавшим свою надежность. То же самое можно сказать о более поздней лютеранской традиции и практике (в особенности, в Миссурийском синоде). Переданное нам наследие должно учитываться и подвергаться изменениям только после тщательного и логического обоснования таких изменений и только при наличии какой-либо веской причины или потребности общины. Как и в случае с Реформаторами, исторический пример Церкви не должен диктовать, каким образом нам сегодня следует разрабатывать процедуры призвания на служение, однако он должен формировать и направлять наши поиски подходящих форм божественного призвания и сегодня, и в будущем.

Единодушие Церкви

В обществе и культуре, высоко ценящих индивидуальность и независимость, как никогда важно следить за тем, чтобы приходы и пробства Синода, действуя самостоятельно вне контекста всеобщей Церкви, не стали «законом для самих себя». Приходы и пробства должны остерегаться практиковать то, что они считают целесообразным, без учета порядка, одобренного всей Церковью. Существующее сегодня многообразие форм призвания приводит многих в недоумение, а в некоторых случаях вызывает озабоченность этическая сторона дела. В ответ на это, для предотвращения усугубления ситуации, наблюдается тенденция объявлять «божественными» определенные процедуры, ранее всегда относившиеся к сфере чисто административного устройства Церкви. В свою очередь, в ответ на попытку предписать приходу определенную процедуру или разрешить затруднительную ситуацию, возникает равная по силе противоположная тенденция - приход утверждает свою автономию, подразумевая, что он может действовать, как ему заблагорассудится.

Благоразумие и здравый смысл

При разработке процедуры или правил осуществления божественного призвания важную роль играет человеческое благоразумие. Человек использует все свои творческие способности, дарованные Богом, для того, чтобы исследовать, оценить и определить «как», «когда» и «кого» призывать. Не стоит слепо отождествлять этот процесс с деятельностью Святого Духа. Не следует и недооценивать его важность. Для выработки правил, процедур и обрядов, которые наилучшим образом смогут выразить и практически реализовать богословие божественного призвания на пасторское служение, необходимо должным образом использовать пастырское мышление. В связи с тем, что эти правила, процедуры и обряды являются плодом человеческого разума, они должны быть подвергнуты детальному обсуждению, тщательной проверке и критическому анализу.

Осуществление призвания

На протяжении всей своей истории Церковь последовательно выводила определенные элементы процесса призвания из Священного Писания, в связи с чем считала их бесспорными. Этими элементами являются:

1. подготовка кандидата, гарантирующая его компетентность и пригодность для служения;

2. избрание кандидата Церковью и

3. рукоположение и введение кандидата в должность (см. раздел о Лютеранских вероисповедных книгах).

Тем не менее, способы, которыми данные три элемента осуществляются на практике, могут различаться в зависимости от места, структур и процедур, установленных людьми в Церкви.

Определение кандидатов для призвания на служение

Писание утверждает, что желающий епископства, желает доброго (1 Тим. 3:1). Так называемое «внутреннее призвание» необходимо понимать в свете данного принципа и не путать с личными амбициями. Человек, считающий, что имеет «внутреннее призвание» служить Богу в качестве пастора, стремится, чтобы Церковь утвердила и подтвердила это призвание. Совершенно очевидно, что призвание такого человека - это официальное действие от лица и на благо Церкви. Утверждение и подтверждение его Церковью происходит посредством процедур, с помощью которых та проверяет пригодность кандидата на служение. Призванный на служение должен отвечать требованиям, предъявляемым служением, на которое он призван. Эти требования включают в себя теоретические познания и образ жизни человека, так как и то, и другое оказывает существенное влияние на евангельское служение. Необходимость наличия надлежащих дарований удостоверяется в процессе отбора кандидата Церковью. Деян. 6 наравне с перечнем, составленным Павлом в Тит. 1:5-9 и 1 Тим. 3:1-8, включают в себя такие характеристики, как «силен наставлять в здравом учении» и «непорочен». Для выявления пригодных к служению Церковь разработала определенные процедуры обучения и проверки лиц, стремящихся к пасторскому служению. Эти процедуры могут видоизменяться в зависимости от требований времени, как уже не раз бывало в истории Церкви.

Формирование - подготовка - образование

Служение Слова, задача которого - преподавать и проповедовать Евангелие и совершать Таинства, требует глубоких познаний воли Божьей как богословской структуры, в рамках которой Евангелие передается именно как Евангелие. Не каждое упоминание имени Христа означает проповедь Благой вести. Не всякое представление о Христе несет в себе Евангелие. Евангелие заключает в себе представление о Христе как о воплощенном Боге, причем такое представление обязательно должно находиться в рамках тринитарной системы взглядов. Проповедь Евангелия требует знания отличительных особенностей лютеранства, сохраняющих понятие об исключительности спасения во Христе Иисусе, открытом нам через Священное Писание.

Более того, проповедник должен быть знаком со своей аудиторией, а также с теми особенностями мышления своих слушателей, их духовной и культурной среды, которые могут помешать им принять Евангелие. Для того чтобы успешно донести Евангелие в конкретный исторический момент, проповедник должен быть в состоянии определить, какие аспекты Евангелия наиболее важны для его аудитории. Одним словом, проповедь Евангелия требует напряженной интеллектуальной работы.

Библия не указывает, какой объем подготовки служителя можно считать достаточным. В связи с этим, именно Церковь должна определять необходимый уровень компетентности служителей с учетом особенностей и проблемных вопросов общества, которому она служит. В зависимости от требований времени, формы обучения могут быть разнообразными - учеба под руководством опытного служителя, университеты, подготовительные школы, семинарии. В обучение может быть включена практика, например, работа в приходах или миссиях, викариат, интернатура. Длительность обучения может быть различной. Существуют четырехлетние или шестилетние программы, и, хотя такие сроки обучения не следует считать незыблемым правилом на все века, подобный выбор можно считать вполне обоснованным. Неистощимые богатства Писания, а также постоянно меняющиеся социальные условия пасторского служения требуют продолжения образования и научной работы пастора после его выпуска или первого призвания. Учеба должна длиться всю жизнь.

Экзаменация

Процесс подготовки и образования обыкновенно завершался экзаменами, свидетельствующими о пригодности выпускника нести служение, на которое он призван. Другими словами, полученная подготовка подтверждает, что данный человек способен нести людям Евангелие и показал наличие необходимого умения правильно определять духовное состояние тех, кто нуждается в благовествовании.

Кто проводит аттестацию выпускников и кандидатов? Ответственность за аттестацию рукополагаемых на пасторское служение несет вся Церковь в целом, однако обычно Церковь от своего имени поручает исполнение данной задачи специально назначенным для этого лицам или церковным структурам. Чаще всего экзаменаторами являются те, кому было доверено обучение и образование кандидатов. Это правильная практика. В Германии эту функцию выполнял богословский факультет университета. В нашем Синоде ответственность за аттестацию кандидатов в пасторы исторически возлагается на семинарии. Семинария объявляет кандидатов пригодными для принятия своего первого призвания и официально представляет их Церкви. Участие в финальной аттестации, с учетом требований конкретного служения, Церковь может предоставить и другим своим представителям и органам, например, комиссии, проводящей собеседования (при поступлении в семинарию), руководителям викариата, пробстам. Однако их участие не должно подменять экзаменацию, проводимую теми, на ком лежит ответственность за богословское обучение кандидатов.

Можно ли проводить периодическую аттестацию тех, кто уже несет служение? После того как выпускник духовной семинарии получил разрешение на служение и принял свое первое призвание, мы обычно считаем испытание ординируемого законченным. Однако в шестнадцатом столетии, для того чтобы Церковь могла быть уверена в том, что Евангелие в ее общинах проповедуется добросовестно, визитации и испытания служителей проводились регулярно. Достойно похвалы то верное понимание, из которого исходила Лютеранская Церковь, практикуя подобные проверки своих служителей: Евангелие заслуживает самого усердного изучения и максимального прилежания со стороны пастора. Трудности, возникающие при благовестии, отнюдь не заканчиваются обучением в семинарии. Постоянно возникают новые интеллектуальные препятствия и культурные барьеры. Периодическая богословская экзаменация не принижает божественного характера призвания, потому что аттестацию и принятие рукоположенного в состав клира следует отличать от призвания и рукоположения. Экзаменация, напротив, подтверждает для Церкви квалифицированность и компетентность определенного человека для продолжения своего служения или принятия другого призвания. Призванный на служение может оказаться более не «быть силен наставлять», как ранее (что уже было определено Церковью). Большинство личных дел пасторов в настоящий момент включают в себя тот или иной вид характеристики со стороны пробста, советника пробста и прихода. Не только возможно, но даже рекомендуется проведение более официального экзамена в переходные моменты служения, а также повышение квалификации посредством дополнительного образования, что позволит обеспечить Церковь высококачественным служением пасторов.

Каким образом проводится аттестация? В шестнадцатом столетии экзамены часто длились несколько часов подряд и проводились в присутствии комиссии, состоящей из Лютера, Бугенхагена и Меланхтона. В Миссурийском синоде аттестация по исторически сложившейся традиции включала в себя несколько оценок, полученных претендентом за время обучения: оценка за курсовую работу, за практическую работу и викариат; этот процесс завершался получением диплома. Чаще всего промежуточные оценки были по предметам о средствах благодати, с помощью которых Господь создает и сохраняет Свою Церковь как собрание верующих, то есть Евангелия и Таинств. Впоследствии акцент смещается на изучение признаков Церкви. Принимая во внимание человеческий и институциональный аспекты Церкви, в оценку кандидата Синод вправе включить психологическую характеристику, собеседование, а также выявление самооценки. Это происходит не для оценки состояния веры индивида, но лишь для того, чтобы охарактеризовать способности и навыки вступающего на служение Евангелия[63] в соответствии с «Первым артикулом». Исторически оценка поместных пасторов происходила посредством посещения пробста и собеседования с ним, приходом и другими пасторами.

Выбор кандидата и реализация призвания

Кандидат может стремиться к пасторскому служению и тщательно готовиться к нему, однако не в его силах рукоположить самого себя. Служение проповеди Евангелия принадлежит Христу. Невозможно самому взять то, что дать может только Христос. Именно Бог через Свою Церковь находит и выбирает служителя. Что касается богословия призвания в истории Церкви, оно также остается «sine qua non». Подтверждение тому можно найти в 1, 6 и 14 главах книги Деяний.

Через кого призывает Бог? Через приход? Совет попечителей? Уполномоченную организацию? Синод? Ответ очевиден - через Церковь. Но кто или что такое Церковь? В Лютеранских вероисповедных документах ею называется: а) «святая христианская Церковь» (una sancta ecclesia) так, как она подразумевается в Апостольском Символе Веры; б) Церкви, территориально находящиеся в Саксонии (некое количество приходов, консисторий, суперинтендентов, пасторов); или в) поместные приходы (наставники и паства). Однако на практике ответ не так очевиден. Например, следует ли учитывать мнение всех людей в Церкви? Отдельные лица и группы, являющиеся членами прихода, могут наделяться правом представлять Церковь и выступать от ее имени. В Деяниях 1 таковыми представителями были апостолы, в 14 главе эту задачу взяли на себя Павел и Варнава. Во времена Реформации пастора призывала консистория, или его назначал суперинтендент. Роль отдельных приходов была сведена к минимуму, однако кандидатура пастора не могла быть навязана приходу без согласия последнего. Часто он обладал правом вето на предложенную кандидатуру.

В свое время Вальтер настаивал на том, чтобы каждый прихожанин, обладающий правом голоса, как представитель своего прихода, избирал и призывал кандидата. Тем не менее, приход не призывал пастора самостоятельно без учета мнения Церкви в целом. Место временного пастора занимал пастор из соседнего прихода. Пробст предлагал кандидатов, признанных Церковью пригодными, на рассмотрение прихода. Выпускников колледжа или семинарии приход приглашал через комиссию по распределению, состоящую из пробстов и представителей семинарии. В любом из вышеуказанных случаев приходы должны были с вниманием отнестись к рекомендациям пробста, равно как и пробст не должен был игнорировать пожелания прихода.

Процесс призвания усложняется с каждым годом. В последнее время появление большого числа новых способов избрания и призвания кандидата явилось результатом недостатка доверия тем, на кого возлагалась такая ответственность (приходы, пробсты и семинарии). Некоторые процедуры разработаны для усовершенствования связи между призывающими субъектами, так как имел место неудачный опыт предыдущего призвания (иногда о такой ситуации говорят: «надежды пошли крахом»). Тем не менее, необходимо признать, что недостаток доверия нельзя восполнить разработкой идеальной формы призвания. Не поможет также внедрение новых структур. В любом случае данный процесс осуществляется человеком, а он склонен ошибаться, следовательно, промахов не избежать. Несмотря на это, необходимо сохранить чистоту божественного призвания и не допустить манипуляцию его результатами. В какой бы ситуации не находились приходы, призывающие пастора, им следует постоянно помнить о работе Святого Духа.

Каким образом должен проходить процесс подбора кандидатуры и ее выдвижение? В прошлом приход, приглашающий выпускника семинарии, подавал запрос в семинарию через пробста. Семинария совместно с советом пробстов пыталась подобрать выпускника в соответствии с потребностями прихода. Если приход желал призвать уже служащего пастора, он обыкновенно предлагал прихожанам назвать имена потенциальных кандидатов. Далее список представлялся пробсту, который, учитывая предложения, мог вычеркнуть[64] некоторые имена или добавить новые (принимая во внимание возможности кандидата и нужды общины). Приход рассматривал обновленный список, при необходимости корректировал его и призывал соответствующего служителя. Такие процедуры и по сей день считаются здравыми и полезными.

В последние годы вышеописанные процедуры часто используются с некоторыми изменениями. Прихожанам позволено советоваться по поводу кандидатур с членами своей семьи. Пасторы из соседних общин могут предлагать имена кандидатов членам прихода или пробсту. Каким бы образом не составлялся первоначальный список кандидатов, важным условием остается передача его на рассмотрение пробсту. Являясь членами одного Синода, а не одиночными организациями, мы обещали придерживаться этого процесса, так что приходам не следует пытаться обойти существующие процедуры.

Может ли пастор влиять на то, чтобы его кандидатура была назначена для служения в желаемом им месте? Вновь повторим, пастору надлежит с готовностью принять призыв Христа на служение в любом угодном Господу месте. Поэтому пастору неуместно «бороться», «задействовать связи», «жульничать» для получения приглашения на определенную должность. Как уже говорилось ранее, кандидату необходимо задуматься, не принимает ли он личные амбиции за «внутреннее призвание». Это может привести к чрезмерному вниманию к человеческим аспектам призвания и, что прискорбно, к недостойному представлению о самом призвании или даже пренебрежению им. Еще более опасным является уход от служения Евангелию, в этом случае призвание становиться не более чем ступенькой на пути по карьерной лестнице.

Каким образом приход решает, кого призывать? В последнее время неуклонно уменьшается число приходов, избирающих и призывающих кандидатов только на основе данных, предоставленных пробстом. Если в прошлом неприятные ситуации возникали из-за недостаточности информации, то сегодня мы рискуем ошибиться в погоне за чрезмерным объемом таковой. Нам следует с осторожностью подходить к этому вопросу, чтобы не оказалось, будто мы ставим в зависимость от наличия или отсутствия информации действие Святого Духа. Ни тот, ни другой подход не учитывают, что призвание исходит от Христа. Избрание кандидата из малоинформативного списка Миссурийского синода, свойственного началу XX века, могло привести, например, к выбору пастора, затраты которого на переезд оказались бы минимальными или, что еще более банально, к отказу кандидату с не немецкой фамилией. С другой стороны, избыточность информации может привести к чрезмерному вниманию к второстепенным вопросам и недостаточному к более важным - таким как характеристика пастора (например, его способность передавать приходу Слово Божье во всей его силе и чистоте).

Собеседования становятся все более привычными как для выпускников семинарии, так и для действующих пасторов. Преимущества и особенно недостатки этого метода должны быть внимательно изучены. Вне всякого сомнения, собеседование помогает приходу получить много полезной информации о кандидате. В то же время двухчасовое собеседование может и не дать столь адекватного представления, какое получили преподаватели семинарии и пробсты за годы обучения студента. В случае с выпускниками семинарий наличие собеседования может непреднамеренно привести к разочарованию и подавленности кандидатов, которые не были на него приглашены.

План действия в случае получения призвания на служение. Пастор, получивший призвание, обязан поставить в известность свой приход, советника пробста и самого пробста о получении такового, не делая из этого тайны. Он также обязан подтвердить получение призвания призывающему его приходу. Информируя Церковь, пастор не может использовать свое призвание для улучшения, например, своего финансового положения. Более того, прихожанам следует принимать участие в принятии решения и активно молиться за пастора. Сделав выбор служить в другом месте, пастору необходимо постараться уйти с миром из прихода, в котором он служил ранее. Причина тому заключается в следующем: христианское собрание представляет собой не простое множество отдельных лиц, а взаимозависимое единство, называемое телом Христовым. Следовательно, христианские приходы несут взаимную ответственность друг перед другом и подотчетны друг другу.

Сколько времени отводится на то, чтобы принять решение относительно призвания? На этот вопрос Библия не дает ответа. Тем не менее, пастору следует обдумать свое решение не спеша, пребывая в молитве и запасясь терпением, но не затягивая с ответом, чтобы такая чрезмерная отсрочка не препятствовала служению в приходе. Неписаное правило гласит, что оптимальным является период в три - четыре недели, что представляется благоразумным и не противоречит двум упомянутым принципам. Чрезмерное промедление в принятии решения может возникнуть скорее в результате нерешительности призываемого, чем его искреннего желания распознать водительство Духа.

Следует ли приходу призывать дважды? То есть, следует ли приходу вновь призывать пастора непосредственно после его отказа принять призвание. Опасность заключается в следующем: приход может счесть, что, призывая одного и того же пастора два или три раза подряд, они тем самым дают ему понять, «насколько Святой Дух действительно желает видеть его на этом месте», или наоборот, что пастор оказался неспособным услышать Его призыв. Можно предположить ситуацию, при которой необходимость вторичного призвания возникла в результате недопонимания, возникшего между двумя сторонами. Тем не менее, в общих случаях приходу следует принять отказ пастора и перейти к поиску и призванию следующей кандидатуры.

Рукоположение - введение в должность

Рукоположение - есть официальное признание Церкви, что определенное лицо обладает достаточной квалификацией, избрано приходом и признано всей Церковью в качестве пастора какого-либо прихода. Рукоположение следует за утверждением на пасторское служение; оно проводится Церковью посредством оценки пригодности и согласия рукополагаемого принять первое призвание на конкретный вид служения. Рукоположение проводит пробст или его уполномоченный представитель с помощью нескольких других служителей. Таким образом, вся Церковь официально подтверждает назначение индивида на служение в определенном приходе.

{mospagebreak}

Характерные составляющие призвания

Будучи двойственным образованием (как институт и духовная сущность) Церковь, призывая, передает призванию тот же двойственный характер. Следует различать аспекты призвания, относящиеся к категории «божественного права» (de jure divino) и к категории «человеческое право» (de jure humano).

Поскольку Церковь есть, по сути, собрание верующих, призвание Христа влечет за собой ответственность и обязанность проповедовать Слово Божье в чистоте и совершать Таинства согласно Евангелию. Пастор, будучи водимым Иисусом Христом, питает и оберегает стадо Божье. В этом суть призвания, этот компонент должен быть присущим каждому, кто несет пасторское служение. Такая задача возлагается на пастора властью Иисуса Христа, и той же властью он (пастор) исполняет ее. Сам Христос уполномочивает его Духом Святым, поэтому, передавая Церкви слова Христа, пастор говорит за Христа (Лк. 10:16).

Церкви, как институту общества, присущи определенные социологические характеристики, что в свою очередь приводит к тому, что перед служителем приход иногда ставит конкретные задачи; это происходит только по «человеческому праву». К подобным задачам относятся: решение административных вопросов, осуществление строительных проектов, определение курса развития общины. Такие функции пастора немаловажны, однако они играют лишь вспомогательную роль в служении Слова и Таинства, подобно тому, как местонахождение и размер помещения или время проведения богослужения есть лишь оформление проповеди. Выполняя эти задачи по человеческому праву, пастор не может объявить ни одну из них, а также какой-либо порядок или метод единственно верным в глазах Божьих, как невозможно объявить определенное время начала богослужения или архитектурный стиль предписанными Богом. Более того, конкретные задачи индивидуальны для всех приходов. Неправомерно ожидать их исполнения от всех, кто несет пасторское служение.

Таким образом, призвание прихода включает в себя элементы «божественного права» и «человеческого права»[65]. Эти элементы необходимо отличать друг от друга. Христос через приход призвал пастора для того, чтобы тот с усердием использовал средства благодати для роста и наставления собрания верующих. Приход может наделить пастора полномочиями исполнять обязанности руководителя, организатора и наставника, при этом заботясь о росте и благополучии прихода. Несмотря на то, что эти два аспекта пересекаются, они остаются неидентичными и неравнозначными.

Имеет ли божественное призвание временные ограничения?

Можно ли производить призвание на определенную должность или в определенную сферу служения на предварительно оговоренный срок (например, на 3-5 лет)? Опять же, необходимо помнить, что ни Священное Писание, ни Исповедания подробно не описывают процесс призвания; не комментируют они и данный вопрос. К сроку призвания они проявляют меньший интерес, чем к чистоте проповеди Евангелия и верному совершению Таинств. Скорее всего, вопрос продолжительности служения, также как и места призвания и зарплаты пастора, относятся к области, в которой Церкви доверено действовать по «человеческому праву» (de jure humano). Решение подобных вопросов будет неодинаковым для разных приходов и разных пасторов. Не все служат в одном приходе. Не у всех одинаковая зарплата. У каждого свой срок служения. Это не подразумевает однако, полное отсутствие порядка и вседозволенность со стороны прихода. Но Церковь во всей своей мудрости наделена ответственностью осуществлять призвание на служение согласно своей божественно установленной задаче, а именно - проповеди Евангелия. В то же время Церковь принимает во внимание конкретные нужды прихода, в рамках которых Евангелие проповедуется посредством данного служения.

Поместный пастор (Pastor "Loci")

Исторически в лютеранстве было принято считать призвание поместного пастора (pastor loci) неограниченным по времени. Вне всякого сомнения, та же практика имеет место и в истории Лютеранской церкви - Миссурийский синод. Существуют веские причины считать призвание приходских священников бессрочным. Фактически, вышеизложенные принципы (призвание на служение проповеди Евангелия и учет конкретных нужд прихода в определенной ситуации) складываются таким образом, что наилучшим оказывается призвание, неограниченное временными рамками. Это объясняется тремя причинами.

Первая, о «божественном призвании» пастора обычно говорят, имея в виду божественный источник установления и функций пасторского служения. Любое обсуждение временных рамок служения наталкивалось на осознание того, что призванный приходом служитель послан Богом для исполнения дел Господних именно в этот приход. В результате ни пастор, ни приход не могут вступить в контрактные отношения, противоречащие божественному установлению пасторского служения и словам Священного Писания, гласящим, что пастор - есть дар для Церкви (Еф. 4:11; Деян. 20:28). Божественное происхождение и характер призвания требуют, чтобы и пастор, и приход оставались верны Богу. Таким образом, практика сложилась против установления произвольных временных рамок (за исключением некоторых случаев), так как это подогревает плотские амбиции как в пасторах (продвижение к лучшей должности), так и в пастве (обращение с пасторами как с наемниками).

Во-вторых, как человек Божий пастор обязан проповедовать Евангелие во всей его чистоте. Свободное и беспрепятственное провозглашение воли Божьей является основной причиной, по которой призвание поместного пастора в приход считается постоянным. Приход, считающий возможным прервать призвание в связи с тем, что он оскорблен проповедью Закона, живущий по принципу «как нанял, так и уволю», или устав которого позволяет с легкостью смещать пастора, не в состоянии создать условия для свободной проповеди воли Божьей. В любом из этих случаев пастор, желая угодить приходу, постоянно будет находиться под давлением. Признавая призвание бессрочным, мы предотвращаем злоупотребления, подрывающие проповедное служение, и тем самым вносим свой вклад в благополучие Церкви.

В-третьих, на плечах приходских священников лежит ответственность за использование всех средств благодати для удовлетворения всевозможных потребностей общины. Сюда относится все, начиная от благовестия до назидания, от крещения до погребения. Для того чтобы подготовить христиан ко второму пришествию Христа, пастор прихода насыщает и ведет всю общину. Такое служение Слова и Таинства по определению не должно иметь временных ограничений, потому как подобные нужды и задачи не могут исчерпать себя до возвращения Христа. Неограниченное по времени призвание поможет убедить принимающего призвание пастора в том, что никогда не следует рассматривать приход в качестве перевалочной базы на пути к отметке в резюме, которая позволит ему получить более престижную или более высокооплачиваемую должность. Призвание на служение в приходе - это не просто ступенька лестницы карьерного роста.

В предыдущих параграфах речь шла о типичной непроблемной ситуации, при которой приходской священник одновременно является поместным пастором (pastor loci). Призвание не может быть неограниченным, когда оно переживает приход. Положение дел может меняться, что отражается на пасторе и, возможно, видоизменяет его призвание, например, когда один пастор обслуживает два прихода. В качестве дополнительного примера возьмем Церковь, желающую открыть приход за рубежом. Она может принять решение призвать миссионера для открытия новых Церквей на определенное время, за которое возможно реально оценить осуществимость и приемлемость данного служения.

Пасторы на служении в специализированных областях

Как мы и утверждали, служение проповеди Евангелия и прочим нуждам общины осуществляется наиболее эффективно в условиях неограниченного сроками призвания в тех приходах, в которых Слово Божье проповедуется, и Таинства совершаются регулярно. Проповедь, разумеется, является неотъемлемой составляющей пасторского служения. Таким образом, неограниченное по срокам призвание считается церковной нормой для каждого пастора.

В то же время призвание проповедовать Закон и Евангелие происходит не в вакууме. Призвание осуществляется в рамках заданного контекста и определенной ситуации. Согласно второму принципу (признание нужд общины) можно сделать следующий вывод: иногда в дополнение к обычному служению Слова и Таинств, существуют иные потребности Церкви в конкретных дарах и особых умениях, которые наилучшим образом могут быть удовлетворены через служителя, призванного на частично ограниченный срок. Это не представляет опасности (такая практика уже существует), если только не наносится урон божественному характеру служения, и нет препятствий для провозглашения всей воли Божьей. Подобная практика существовала и в Лютеранской церкви - Миссурийский синод на протяжении практически всей ее истории по отношению к профессорам богословия, служащим в пробстве и Синоде, военным капелланам, пасторам студенческих городков, миссионерам, пасторам, открывающим Церкви и т.д. Проиллюстрировать ситуацию помогут несколько примеров.

Для того чтобы выбрать профессора богословия, Церкви необходимо иметь в распоряжении людей, обладающих необходимыми академическими и богословскими квалификациями и зарекомендовавших себя в качестве талантливых учителей. Для этого необходимо было призвать профессоров на определенный период времени с перспективой их дальнейшей оценки на базе академических результатов (получение ученых степеней), научной работы о служении в Церкви (публикации) и способности преподавать. При этом оценивается не их приверженность богословским традициям или пригодность к пасторскому служению, но навыки и умения, необходимые для выполнения конкретной задачи. Вслед за подобной аттестацией Церковь может заключить контракт в знак признания академических знаний кандидата и его преподавательских способностей. Таким образом, особая нужда Церкви в людях с академическим уровнем образования и специализированными навыками преподавания и ведения научной работы приводят к призванию на ограниченный срок.

В случае с миссионерами Миссурийский синод считает наиболее благоприятным призывать пасторов к определенному виду служения на установленный период времени. Затем следует непродолжительное возвращение в Соединенные Штаты, после чего пастор может возобновить службу за рубежом. Во многих случаях такая согласованная схема помогает сбалансировать затраты времени и капитала в подготовке миссионера к служению. Длительность призвания в этом случае обуславливается здравым смыслом. В случае основания новых Церквей пробство может располагать достаточной суммой для финансирования определенной миссии либо учреждения новых общин на протяжении ограниченного времени. По истечении этого срока согласно предварительной договоренности пастор либо продолжит свое призвание в существующем приходе, если приход в состоянии поддерживать его финансово, либо он будет призван в другой приход. Таким образом, используя новые нетрадиционные стратегии в условиях ограниченных финансовых ресурсов, Церковь может призывать (по обоюдному соглашению) на ограниченный период времени.

Еще одной формой специализированного служения, которая может включать в себя призвание, ограниченное сроком (также по обоюдному согласию), является служение пасторов-консультантов, специализирующихся в области разрешения конфликтных ситуаций. В последние годы выработалась практика, согласно которой приход, оставшись без пастора в результате конфликта, разногласий или волнений, предпочитает предварительно разрешить создавшуюся ситуацию с помощью пастора, прошедшего специальное обучение, и только после этого призывать нового пастора на постоянной основе. Есть и другие случаи, при которых временный пастор может оказаться полезным приходу (например, в случае возникновения вакансии, связанной с уходом пастора после длительного периода службы или смерти действующего). В подобных случаях приходу, скорее всего, понадобится время для размышления или реорганизации, прежде чем он сможет призвать нового пастора. Временного пастора обыкновенно призывают на определенное, предварительно согласованное время. Несомненно, приходу негоже обходится без служения Слова и Таинств. Приход обязан заполнить место служителя. В то же самое время призвание постоянного пастора при подобных обстоятельствах может добавить новые трудности к уже существующим или привести к новому конфликту в приходе в результате неразрешенных противоречий. Несмотря на то, что временные пасторы всегда были частью церковной жизни, в наши дни во многих случаях полезно привлечь к служению пастора-консультанта, имеющего опыт помощи приходам в период кризиса и в то же время служащего им Словом и Таинствами. Право решать приглашать ли пастора-консультанта остается за приходом. Консультативное служение не должно быть навязано.

Любой из перечисленных случаев тщательно рассматривается Церковью, чтобы какое-либо призвание, ограниченное по времени, не оскорбляло божественный характер проповедного служения и не ограничивало свободу пастора провозглашать всю волю Божью согласно Священному Писанию и Лютеранским вероисповедным документам[66].

Может ли призвание быть обусловленным?

Призвание не должно быть обусловленным. Например, нельзя призывать пастора с условием, что тот добьется определенных результатов, таких, например, как численное увеличение прихода, успешное завершение строительного проекта, осуществление определенной программы или достижение каких-либо финансовых целей. Подобные условия напрямую посягают на божественный характер призвания Церковью и отвлекают от основной задачи пасторского служения.

Государственные нормы, требующие проверки нравственных устоев потенциального служителя в вопросах этики половых отношений приемлемы и для Церкви, так как фактически доказывают, что кандидат "непорочен". Спорным вопросом, тем не менее, остается время проведения подобной проверки. В ответ на запрос о законе шт.Миннесоты КБЦО выразила в 1998 году следующее мнение:

Согласно правилам Синода призвание всегда было безусловным. Более того, с точки зрения КБЦО обусловленное призвание не соответствует Лютеранскому богословию, так как противоречит природе божественного призвания, данного Богом через христианский приход без каких либо условий. КБЦО считает, что призвание приходом пастора на основе положительного результата проверки, согласно постановлению Миннесоты № 148а, является обусловленным призванием. Подобная практика может создать опасный прецедент, который может служить поводом для различного рода недоразумений, нарушений и возможных судебных действий. В связи с этим мы рекомендуем приходам, действуя в соответствии с постановлением 148а, запастись терпением и дождаться результата проверки по данному постановлению перед тем, как призывать пастора на служение[67].

В своем заключении ЦБКО призывает приходы к уступчивости, но предупреждает о необходимости проведения проверки до, а не после призвания.

Может ли призвание быть прервано?

Святой Дух призывает на служение, используя Церковь в качестве инструмента призвания. Он налагает на нее обязанность определять целесообразные формы, чтобы Евангелие было проповедуемо во всей его чистоте и ясности. Являясь верным распорядителем Божьих таинств, Церковь в разные века разрабатывала процедуры, подходящие для своего времени и конкретного места. В них определялись вопросы не только о вступлении в проповедное служение, но также о выходе из него. Каким образом и на каком основании должно проходить смещение - серьезный и деликатный вопрос. Мы с вами уже знаем, что К. Ф. В. Вальтер подтверждает наличие у прихода права смещать пастора, однако это ни в коем случае не должно происходить бесцеремонно и без достаточных на то оснований. Пастор может быть смещен только после тщательного рассмотрения дела законным образом, и после его отказа принять наставление и проч. Истинные причины только показывают, что Бог уже сместил такого человека, как наемника или «волка».

Смещение с пасторского служения

Традиционно Церковь обозначила приемлемыми две причины смещения пасторов и других служителей Слова: систематическое лжеучение и ведение скандальной и аморальной жизни. Систематическое лжеучение подрывает основы веры. Скандальная жизнь заставляет людей хулить имя Бога. Эти причины не только дают основание для смещения со службы в приходе, но также переводят такого человека в категорию недостойных для принятия последующего призвания в другом приходе или на любое другое место служения. Такой человек более не может осуществлять свое призвание. Эти причины предполагают, что пастор подорвал служение Слова; говоря библейским языком, он более не "учителен" и не "непорочен".

Еще одна причина, к которой часто обращается Лютеранство, заключается в неспособности или отказе исполнять обязанности служителя. Неспособность подразумевает собой физическую неполноценность или недостаточность умственных способностей, что само по себе приводит к невозможности исполнения порученного. Отказ служителя исполнять свои обязанности, по словам Вальтера, является преднамеренным вероломством в служении. Данная причина может включать в себя: леность, небрежное исполнение официальных церемоний, пьянство, упрямство и халатность в посещении больных.

Вальтер прибавляет еще две причины, которые могут быть рассмотрены и в качестве подпунктов двух последних причин, и как самостоятельные. Основная - превышение полномочий пастором и его «деспотизм» в служении (например, навязывание своей воли приходу в тех вопросах, решение которых относится к компетенции прихода). И последнее, смещение может стать необходимым в ситуации, когда пастор, не являясь «абсолютно безнравственным человеком», обладает, например, неадекватной или даже чрезвычайно чувствительной совестью.

Как уже было замечено, смещение со служения - чрезвычайно серьезное дело и не может производиться по чьему-либо капризу или без веских на то оснований. Предельно важно, чтобы Церковь выступала в своей целостности - паства совместно с наставниками, прихожане совместно с духовенством. Таким образом, приход должен задействовать советника пробста и пробста. Сообща они смогут добиться наилучшего результата для всех участников процесса. Если даже пастор пользуется популярностью у членов общины, но пробст усматривает какие-то библейские основания для его смещения, то приход должен принять этот совет во внимание. Если служитель был смещен с пасторского служения на основании третьей из перечисленных выше причин, не исключено, что после определенного периода раскаяния, наставлений и реабилитации, он вновь станет пригодным для принятия призвания.

Перевод на иное место служения

Согласно традиции Лютеранской Церкви мы считаем, что Бог завершает служение в каком-либо приходе через призыв к работе в другом (также, как Павел был призываем из одной Церкви в другую). Обыкновенно такой процесс проходит гладко и без недоразумений, несмотря на это, были случаи, когда пастор, переходя из одного прихода в другой, встречается с такими же проблемами, которые у него были в предыдущем приходе. В некоторых случаях подобные затруднения свидетельствуют о недостатке даров или умений, необходимых для решения конкретных задач или в определенной ситуации. Такая ситуация не всегда свидетельствует о непригодности к публичному служению. Чаще всего необходимо с терпением относиться к небольшим недостаткам и слабостям служителя. Тем не менее, в таких случаях очень важен открытый обмен информацией между пробстами и приходами. Такой подход к делу принесет существенную пользу приходу и поможет обозначить ту сферу служения, в которой дарам пастора будет найдено наилучшее применение.

В отдельных случаях служителю может быть необходим перерыв в его деятельности в связи с чрезмерной усталостью, недостатком необходимых навыков или личными проблемами. В идеале ему предоставляется годичный отпуск для восстановления, возможно, консультирования и реабилитации. В исключительных случаях, если пастор отказывается признать наличие проблем, очевидных для остальных, он может быть освобожден от некоторых обязанностей или даже полностью лишен призвания. В таком случае он получает статус кандидата (следует надеяться, что это не будет лежать на нем позором). За то время, пока он будет готовиться к возобновлению своих обязанностей служителя и принятию нового призвания, Церковь должна сделать все возможное, чтобы «подстраховать» пастора. Необходимо направить все усилия на то, чтобы помочь служителю получить призвание, соответствующее его дарам и талантам.

Оценка служения

Христос доверяет Церкви решать вопросы, связанные с пасторским служением. Это, в свою очередь, налагает на нее обязанность заботиться о служении, обращая внимание не только на уже призванных кандидатов, но и на узурпаторов служения и их деятельность. Следовательно, Церковь обязана оценивать служение и следить за тем, чтобы служители оставались по-настоящему верны Слову Христову. Повторимся, необходимо с осторожностью применять различные деловые критерии по отношению к Церкви.

Нельзя забывать о двойной природе служения. С одной стороны Церковь должна питаться чистым Словом Божьим. Приход призывает пастора для того, чтобы тот насыщал их Евангелием. Соответственно, необходимо оценивать пастора критериями, предложенными Священным Писанием (разумеется, не забывая, что мнение величайших слуг Божьих часто не совпадало с мнением большинства и расходилось с модными веяниями в богословии). По этой причине Вальтер считает для прихожан необходимым знание «Книги Согласия» - таким образом, они смогут проверять своих проповедников. Церковь оценивает кандидата на основе доктрин во время вступления его в служение, однако на этом ее обязанности не заканчиваются. Приход должен добиваться постоянного повышения квалификации своего пастора. Нежелание пастора или его неспособность посвятить себя росту в Слове Божьем говорят о том, какое место он отводит учению, и это может стать причиной для смещения его с прихода и, возможно, со служения в целом. В действительности приход, как и вся Церковь, должны оценивать учение пастора, его образ жизни, верность в исполнении обязанностей, возложенных на него Богом.

С другой стороны, мы признаем, что Церковь требует от пастора выполнения всевозможных заданий «первого артикула», вспомогательных для проповеди Евангелия (например, административные задачи, хозяйственные программы и т.д.). Такой вид деятельности также должен подвергаться оценке. При этом необходимо помнить следующее. Пастор может быть верным проповеди Евангелия, совершению Таинств и заботе о членах своего прихода. Несмотря на это, ему может не хватать определенных талантов (например, навыков управления, умения заинтересовать молодежь или способности адекватно воспринимать наставления своего прихода). Их недостаток не является основанием для лишения пастора ни прихода, ни пасторского сана, так как они не являются основополагающими для пасторского служения. Тем не менее, в случае отсутствия даров и умений, необходимых для конкретного места служения или исполнения определенных задач, приход и пастор могут прийти к обоюдному соглашению о необходимости перемены служения, где дары призванного могут найти наилучшее применение. Например, в качестве пастора небольшого прихода или во вспомогательном пасторате вместо административного.

Оценка должна проводиться чрезвычайно аккуратно, чтобы основным критерием эффективности работы не стали строгое следование бюджету или ежегодный рост количества членов Церкви. Подобный взгляд на вещи является суровым отступлением, который противоречит Библии и смещает акцент от божественно установленного использования средств благодати в сторону человеческих факторов, способствующих росту организации как общественного института. В то же время пастору не следует прятаться за свое призвание или апеллировать к нему в качестве оправдания лени или халатного исполнению обязанностей. В этом случае можно обратиться к третьей причине смещения со служения.

Отставка и уход на пенсию

В прошлом считалось, что Бог завершает пасторское служение, призывая человека на Небеса и признавая его «хорошим, добрым и верным рабом». Вне всякого сомнения, апостолы служили до самой своей смерти, будь то мученической или естественной. До начала XX века продолжительность жизни мужчин редко превышала шестьдесят лет. Графиков выхода на пенсию не существовало. Поэтому, чтобы иметь какие-то средства к существованию, пасторы оставались в служении до самой смерти (так происходило и со многими другими профессиями). Сейчас дело обстоит иначе. Современное общество поднимает вопросы, ранее не встречавшиеся в истории Церкви.

Может ли пастор выйти в отставку или уйти на пенсию? Некоторые считают, что завершить служение может только Господь посредством другого призвания или смерти, следовательно, отставка или выход на пенсию, как таковые, являются отказом следовать призыву и воле Бога. Тем не менее, утвердив пасторское служение, Иисус Христос заповедовал Церкви разрешать сопутствующие вопросы под руководством Святого Духа. В прошлом многие оставались в служении до дня своей смерти, и все же Свя Писание не дает четких указаний по этому поводу.

К вопросу о добровольной отставке. Отставка или выход на пенсию, разумеется, не должны производиться без достаточных на то оснований. Пастор может прийти к заключению, что по своим физическим либо умственным показателям более не способен служить так, как раньше. В этом случае уместно и благоразумно с его стороны задуматься, получает ли Церковь такую же пользу от его пастырства, как это было некогда. В большинстве случаев, выйдя на пенсию, служитель остается признанным пастором и может частично помогать приходу.

К вопросу об обязательном выходе на пенсию. Принимая во внимание изменения в обществе, Церковь может предложить выходить на пенсию в определенном возрасте. Возрастная планка, возможно, будет продолжать подниматься, как это происходило на протяжении прошлого века. Принимая общие правила выхода на пенсию, Церкви необходимо помнить о том, что активность, внимательность и трудоспособность многих пожилых пасторов не падает на протяжении многих лет после достижения ими пенсионного возраста.

{mospagebreak}

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

Слово Божье представляет собой бесценный дар, ниспосланный Господом Своему народу. И в самом деле, Слово - это инструмент, посредством которого Бог прощает и оживляет людей. Обязанность и высокая привилегия проповеди Слова от имени всего прихода приводит в трепет тех, кто несет проповедное служение. Да не ослабеют силы пасторов и тех, кому они призваны служить, в стремлении прославить Господа и да совершенствуются они в своём высоком призвании.

--------------------------------------------------------------------------------

[1] В 1992 году Лютеранская церковь - Миссурийский синод обратилась к входящей в ее состав Комиссии по Богословию и церковным отношениям (КБЦО) с просьбой «совместно с Советом пробстов и представителями учебных заведений нашей Церкви» подготовить единый документ, дающий ответы на проблемные вопросы, затрагивающие «богословие и практику „божественного призвания" на основе работ К. Ф. В. Вальтера (а именно, его книги „Church and Ministry" [„Церковь и служение"] и очерка „The Congregation's Right to Choose Its Pastor" [„Право прихода избирать пастора"])». При этом Церковь просила обратить внимание не только на богословское обоснование рукоположения и назначения рукоположенного служителя на конкретную должность (или отстранение его от должности), но и на то, как это осуществлялось на практике. Церковь предложила затронуть следующие темы: первоначальное назначение кандидатов, отстранение от пасторского служения, выход в отставку, правомерность использования термина „божественное призвание" в отношении служителей на выборных или назначаемых должностях и т. д. (резолюция 3-09A от 1992 года: «To Study Theology and Practice of „the Divine Call"» [«Об изучении богословия и практики „божественного призвания"»]). Необходимо заметить, что резолюция 1992 года не призывает КБЦО переработать свой документ, выпущенный в 1981 г., «The Ministry: Offices, Procedures, and Nomenclature» [«Служение: должности, процедуры и номенклатура»] (см. рез. 7-14А «To Address Nomenclature of Church Workers» [«О номенклатуре работников церкви»], в котором ЛЦМС рекомендует к изучению приходам и постоянным работникам Церкви доклад КБЦО от 1981 г.). Электронную версию документа «The Ministry» [на английском языке] можно найти в Интернете по адресу http://www.lcms.org/ctcr/docs/ctcr-01.html.

За отправную точку настоящий документ берет вопросы богословия и практики, относящиеся к призванию на служение, которое заключается в обучении Евангелию и совершении Таинств (Predigtamt; ministerium docendi evangelii et porrigendi sacramenta). Это - «божественно установленное служение; имеющего его Священное Писание называет «пастырем», «пресвитером», «епископом». Термин «проповедное служение» эквивалентен термину «пасторское служение». Оно включает в себя все функции служения Слова и Таинств» («Служение», 12). Следовательно, то же самое можно сказать и относительно призвания на вспомогательные служения, но лишь в той мере, в которой они [занятые на второстепенных служениях] участвуют в пасторском служении и поддерживают его. В докладе за 1981 год Комиссия называет дополнительные служения, установленные Церковью: «Призванные на такое служение наделены властью исполнять определенные функции пасторского служения. Подобные должности относятся к «служениям», они официальны, тем не менее, их нельзя назвать проповедным служением. Вместо этого они дополняют уникальное пасторское служение, а несущие его исполняют установленные обязанности под наблюдением пасторов. Вспомогательные служения учреждаются Церковью и, по мере возникновения необходимости, конкретные задачи подобных служений определяются также ею». («Служение», 12).

[2] См. АВ XXVIII, 21, которое учит, что служение Слова и Таинств состоит из прощения грехов, отвержения доктрин, противоречащих Евангелию, и отлучения от церковных общин порочных людей, чьи беззакония известны, причем это должно производиться без применения человеческой силы, одним Словом Божьим. Iuxta evangelium (согласно Евангелию) относится к власти епископов в Ап. XXVIII, 12.

[3] Это единственные отрывки Священного Писания, в которых ученики названы апостолами.

[4] Следует заметить, что последний отрывок остается предметом серьезных споров. Кого именно олицетворяют собой апостолы - представителей проповедного служения или всех верующих вообще, как пастырей, так и мирян (ср. Мф. 10 и 16)? До начала XX века большинство богословов склонялось к тому, что в Мф. 28 речь идет о людях, несущих особое служение, отличное от служения мирян. В XX веке этот отрывок стал всё чаще пониматься как наказ, относящийся к каждому христианину. Мнение, что он относится не только к группе из двенадцати человек, то есть ко всей Церкви, представлено в «Кратком исповедании веры Миссурийского Синода», принятом Синодом в 1932 году. Современные комментаторы склоняются к предыдущей точке зрения, заявляя, что Матфей говорит о двух конкретных группах последователей Иисуса, то есть, речь идет только об узком круге учеников. Вопрос, в лучшем случае, по-прежнему допускает двоякое толкование и продолжает оставаться темой для обсуждения.

[5] Люк Тимоти Джонсон (Johnson) «Деяния Апостолов», Sacra Pagina Series, ред. Дениел Джей Гаррингтон, Том 5 (Collegeville, MN: The Liturgical Press, 1992), 37.

[6] Примеры жеребьевки в постбиблейском иудаизме см. в работе С. К. Barret "A Critical and Exegetical Commentary on the Acts of the Apostles" (Edinburgh: T&T Clark, 1994), 1:104.

[7] Использованный зд. греческий термин «synkatapsēphizomai» имеет значение «занесенный в список».

[8] Johnson, 111.

[9] В Книге Деяний возложение рук сопутствует схождению Святого Духа при крещении (8:17, 19; 19:16), исцелению (9:12, 17; 28:8) и поручению служения (13:3). Оно также присутствует в ритуалах жертвоприношения (Исх. 29:10, 19; Лев. 1:4; 4:15; 16:21) и как часть обряда посвящения в священники в Числ. 8:10. Таким же образом была передана власть от Моисея к Иисусу Навину (Числ. 27:18-23; Втор. 34:9). После этого обряда народ должен был подчиняться Иисусу Навину.

[10] Barrett, 1:304.

[11] См. Johnson, 220, 225-226.

[12] Эдуард Швейцер «Устройство Церкви в Новом Завете» (Naperville, ILL: Alec R. Allenson, Inc., 1961), 25c. Также см. Eduard Lohse "Die Ordination im Spätjudentum unt im Neuen Testament" (Göttingen: Vanderhoeck & Ruprecht, 1951), 71-74.

[13] Нелишне заметить, что, говоря об избрании или назначении Тита представителем Церквей в 2 Кор. 8:19, Павел также использует слово "cheirotoneo".

[14] В классическом греческом языке данное слово использовалось в нескольких случаях для «выражения согласия при голосовании» (Eduard Lohse, Богословский словарь Нового Завета (БСНЗ), в статье «cheir», 9:437). Барретт указывает на тот факт, что слово "cheirotonein" в значении «вытянуть руку» использовалось для определения результата голосования на совещательном собрании (например, Плутарх "Phocion" 34 [758] для оправдания или осуждения) и голосования во время выборов для назначения на определенную должность (Ксенофонт «Греческая история»/ "Hellenica" 6.2.11). Барретт приходит к выводу, что «слово приобрело значение «назначение вышестоящим лицом» именно благодаря подобным демократическим процедурам (Lucian "De Morte Peregrini 41...), в этом значении оно здесь и употребляется. Павел и Варнава рукополагали пресвитеров для учеников, тем самым, помогая последним противостоять испытаниям, вне всякого сомнения, ожидающим их впереди (ст. 22)». Барретт, 1:687.

[15] Барретт, 1:687.

[16] Johnson, 255.

[17] См. Чарлз П. Аранд и Пол Рабе «Евангелическая и католическая экклесиология на завтрашний день», Lutheran Forum 31 (Spring 1997): 19-22.

[18] Русский перевод наш (Прим. ред.)

[19] Артур Карл Пипкорн «Священное служение и святое рукоположение в символических книгах лютеранской церкви» в Lutheran and Catholics in Dialog IV: Eucharist and Ministry (LWF, 1970), 114.

[20] См. заключение к I части АВ «Книги согласия» под ред. Роберта Колба и Тимоти Джей Венгерта (Minneapolis: Augsburg Fortress, 2000), 58-60.

[21] Пипкорн ссылается на реестр рукоположений Церкви Св. Марии в Виттенберге, содержащий в себе сведения о 1979 священниках, рукоположенных с 1537 по 1560 гг. Он указывает, что как минимум 1025 из них ранее имели другую профессию или ремесло. «Священное служение», 112.

[22] О конфессиональном использовании "de jure divino" и "de jure humano" см. Paul L. Schrieber "Church Polity and the Assumption of the Authority", Concordia Journal 26 (October 2000), 326-33. Следует заметить, что в этом вопросе на стороне реформаторов был Иероним, что объясняет ту осторожность, с которой Тридентский собор подходил к данному вопросу. Также см. Тезис 8 «О святом или пасторском служении» в работе К. Ф. В. Вальтера «Церковь и служение», trans. J.T. Mueller (St. Louis: Concordia Publishing House, 1987), 289-302.

[23] Пипкорн, 109.

[24] См. Holsten Fagerberg "A New Look at the Lutheran Confessions", 1529-1537, trans. Gene J. Lund (St. Louis: Concordia Publishing House, 1972), 236-38.

[25] См. Герхард Форде "The Ordained Ministry" [«Рукоположенные служители»], гл. в «Призванные и рукоположенные: лютеранский взгляд на понятие «служение»», под ред. Тодда Николь и Марка Колдена (Minneapolis; Fortress Press, 1990), 117-36. Форде пишет, что в конфессиональном лютеранстве рукоположение «подразумевает не один, а, по меньшей мере, четыре процесса: призвание, экзамены, возложение рук и молитву» (130).

[26] Синекдоха - разновидность метонимии, наименование целого по его части и наоборот. (Цитируется по изданию «Семантика», М. А. Кронгауз).

[27] Пипкорн, 114. В 23 сноске на стр. 114 Пипкорн цитирует одну из проповедей Мартина Лютера 1524 года: «Мы же, уже имеющие служение, будем рекомендовать [других] на наше служение.... Если ... мы знаем благочестивого человека, мы выводим его и имеющейся у нас добродетелью Слова наделяем его властью провозглашать Слово и совершать Таинства. Вот что означает рукополагать. (WA 15, 721, 1-5)».

[28] См. Ап. XIII. Герхард Форде помогает разобраться, что рукоположение представляло собой и подразумевало в противовес точки зрения Римско-Католической Церкви. См. "The Ordained Ministry", 128-35.

[29] Не будем забывать, что в то время Церковь не была отделена от государства. (Прим. ред.)

[30] Лютер, «De instituendis ministris Ecclesiae» (1523). WA 12, 169-195.

[31] Форде "The Ordained Ministry", 131.

[32] "Die Evangelischen Kirchenordnungen des XVI. Jahrhunderts" под изд. Emil Sehling et al., I (Leipzig: Reisland, 1902), 226.

[33] Sehling, 313, 321.

[34] Sehling, 377-80.

[35] Самой известной работой Вальтера по данной теме является «Мнение нашей Церкви по вопросу о Церкви и служении» (Die Stimme unserer Kirche in der Frage von Kirche und Amt). Она включает в себя девять тезисов о Церкви и десять о пасторском служении. Вальтер изложил эти тезисы и основные положения книги в 1851 году на Синодальном Совете, который поставил на обсуждение и одобрил их. Результатом явилось появление в 1858 году самой известной работы Вальтера на данную тему "Kirche und Amt". В своей более поздней работе «Надлежащее устройство поместной Евангелическо-Лютеранской общины, независимой от государства» (Die Rechte Gestalt einer vom Staat unabhängigen Evangelisch-Lutherischen Ortsgemeinde [St. Louis: Aug. Wiebusch u. Sohn, 1963] Вальтер описывает конкретное применение богословия предыдущей работы в жизни приходов.

[36] Комментарии к работе "Rechte Gestalt" см. Norman E. Nagel "The Divine Call in Die Rechte Gestalt of C. F. W. Walther" Concordia Theological Quarterly 59 (июль 1995): 161-90.

[37] Nagel, 170.

[38] C.F.W. Walther, The Form of Christian Congregation: Presented and Published by Resolution of the Ev.Luth.Pastoral Conference of St.Louis, [К. Ф. В. Вальтер "Устройство христианской общины: подготовлено и отпечатано по решению Евангелическо-Лютеранской пасторской конференции], Сент. Луис, Миссури", перев. на англ. Джона Теодора Мюллера (St. Louis: Concordia Publishing House, издан. 2-е, непереработанное, 1864 г.), 62-97. Приведенное зд. название перевода Мюллера, дано в сокращенном варианте (см. сноску 33). До конца главы в круглых скобках приводятся номера страниц.

[39] Логическое обоснование Вальтером пасторского руководства приходом см. сноска 1 (65-66).

[40] Наиболее часто цитируемый Лютеранскими вероисповедными книгами отрывок Священного Писания на тему пасторского служения.

[41] См. нем. издание "Die rechte Gestalt", 70. Н. Нагель передает немецкий текст последнего предложения следующими словами: «Далее следует рукоположение согласно апостольским наказам, в процессе которого он провозглашается призванным законным образом, приобретает обязанности, накладываемые на него служением, и объявляется несущим проповедное служение». Нагель 167.

[42] Вместо термина "Recht" в Трактате (65) используется термин "rata" (несомненный, наделенный правом, приведенный в действие): "Manifestum est ordinationem a pastore in sua ecclesia factam jure divino ratam esse".

[43] К. Ф. В. Вальтер «Американское лютеранское пасторское богословие» (Amerikanisch-Lutherische Pastoraltheologie). (St. Louis: Concordia Publishing House, 1906), 427.

[44] Цитируется по изд. "Der Lutheraner", III (1846), 8 в Carl S. Mundinger "Government in the Missouri Synod" (St. Louis: Concordia Publishing House, 1947), 197.

[45] Franz Pieper "Einige den Beruf zum Predigtamt bretreffende Fragen" "Lehre und Wehre" 44 (1898): 339.

[46] Там же, 340.

[47] Там же. См. P. F. Koehneke "The Call into the Holy Ministry" в "Abiding Word: An Anthology of Doctrinal Essays for the Year 1945", под ред. Theodore Laetsch (St. Louis: Concordia Publishing House, 1946), 1:380-82.

[48] "The Form of a Christian Congregation" [«Устройство христианской общины»], 128.

[49] Вальтер «Церковь и служение», 303-304.

[50] Название дано Вальтером циклу эссе, вышедших в "Der Lutheraner" в 1860-61 гг. Эссе были опубликованы в работе К. Ф. Вальтера «Право прихода избирать пастора» перев. на англ. Фреда Крамера (Fort Wayne, IN: The Office of Development, Concordia Theological Seminary, 1987). Учебное издание с вопросами для обсуждения было выпущено в 1997 г. Concordia Seminary Publications, Concordia Seminary, St. Louis.

[51] Вальтер «Право прихода избирать», 154.

[52] Приводится Вальтером в «Die rechte Gestalt». Русский текст цитируется по изданию: М. Хемниц, «Ключевые вопросы богословия» (на русском языке) © 2002, Фонд «Лютеранское наследие».

[53] "The Form of a Christian Congregation", 135-36.

[54] Вальтер «Пасторское богословие», 58.

[55] К. Ф. В. Вальтер "Duties of an Evangelical Lutheran Synod" [«Обязанности Евангелическо-Лютеранского Синода»], перев. Everette W. Meier в "Essays for the Church" (St. Louis: Concordia Publishing House, 1992), 2:6-63. Анализ данного эссе в свете других работ Вальтера приведен в неопубликованной работе Дэвида Махсмана "C. F. W. Walther on the Proper Causes for a Congregation to Depose its Pastor", 1992.

[56] Вальтер «Эссе», 2:36.

[57] Там же.

[58] Вальтер «Эссе», 2:37.

[59] Вальтер «Эссе», 2:25, 35.

[60] Вальтер «Эссе», 2:35.

[61] Вальтер «Эссе», 2:37.

[62] Здесь необходимо заметить, что все упомянутые факторы задействуют вспомогательные структуры Церкви, как социологической единицы. Часто полагают, что диплом богослова имеют все и, следовательно, любой хорошо справится с проповедью Евангелия и совершением Таинств. Однако не каждый подходит или отвечает конкретным потребностям прихода.

[63] См. «Духовные дары», доклад Комиссии по богословию и церковным отношениям Лютеранской церкви - Миссурийский синод, сентябрь 1994 г., часть II, 16-45 (в Интернете на сайте www.lcms.org/ctcr/).

[64] Причиной для исключения их из списка могло быть, например, наказание человека. Соответственно, он более не годился на служение. Но такие действия не могли совершаться только по капризу пробста.

[65] См. доклад КБЦО «The Ministry: Offices, Procedures, and Nomenclature» [«Служение: должности, процедуры и номенклатура»]

[66] Джордж Нильсен доказывает, что срочное призвание было известно Лютеранству и в XIX веке. В пример он приводит дело пастора Иоганна Килиана, руководителя сербо-лужицких лютеран, переселившихся в Техас в 1854 г. Нильсен писал: «Для сербо-лужичан, переселившихся в 1854 году, Килиан, безусловно, был духовным наставником. К нему обращались и по многим другим вопросам, однако временное руководство общиной лужичан принадлежало нерукоположенным лицам. Такое управление начинается с призвания Килиана в 1854 году. Не Килиан собрал членов прихода Вигерсдорфа и Клиттена для того, чтобы вести их в Техас; миряне из разбросанных деревень Саксонии и Пруссии объединились и пригласили Килиана в качестве пастора. Эти нерукоположенные миряне взяли на себя ответственность по объединению переселенцев и финансированию этого рискованного предприятия. Килиана призывали на один год, тем самым демонстрируя, что в случае финансовых неудач миряне могут освободить себя от финансовых обязательств по отношению к пастору». («В поисках дома... переселение сербо-лужичан XIX века», Техас, A. & M. University Press, 1989, 70).

[67] 1998 "Convention Workbook", 51.

Источник: http://lcms-eurasia.org

{mos_sb_discuss:15}