ПечатьE-mail

«95 тезисов» М. Лютера: опыт внимательного чтения

Богословие

95 тезисовВ истории Реформации много удивительного. Началась она, как известно, 31 октября 1517 года, когда Лютер вывесил на двери церкви в Виттенберге 95 тезисов к диспуту о прояснении действенности индульгенций. Лютер написал их на латинском языке, от руки, используя принятые тогда сокращения слов. Можно предположить, что, при таком сверхскромном «пиаре» прочесть, понять, заинтересоваться этим текстом могли человек десять, от силы двадцать. А на самом деле - через какие-нибудь две-три недели - тезисы обсуждались по всей Германии!

Тезисы Лютера недавно переизданы в латинском оригинале с русским переводом[1]. И я вижу, что лютеранам нашего времени обычно не хватает терпения, чтобы прочесть этот документ от начала до конца. А прочитавшие удивляются тому, как мало в нём лютеранского и как много католического; тому, что столь умеренные требования могли стать знаменем массового движения.

Дорогой читатель! Дорогая читательница! Если Вам в «95 тезисах» всё понятно, если Вы легко и с удовольствием воспринимаете стиль Лютера, ясно видите связь его мыслей - я очень за Вас рад: эту мою статью Вы можете дальше не читать. Лично мне тезисы Лютера простыми не кажутся. Всем моим товарищам по этому несчастью предлагаю почитать их вместе.

1.«Как спасти душу?» - основной вопрос «95 тезисов»

Лютер был озабочен вечным христианским вопросом - его задавали ещё Иоанну Предтече: что нам надо делать, чтобы спастись? (Лука 3: 10, 12, 14). Доктор Мартин остро чувствовал, что в понимании спасения в Римско-Католической церкви и в схоластике его времени есть нечто неверное, фальшивое. Цитируя слова, которыми Иисус Христос начал Своё служение - «Покайтесь, ибо приблизилось Царство Небесное» (Матф. 4:17) (тезис 1) - Лютер ставит вопрос: Что означает призыв к покаянию для нас, христиан, сейчас, в 1517 году?

Покаяние (penitentia) имеет две стороны. Покаяние внешнее - это таинство, состоящее в том, что христианин исповедует грехи священнику, после чего священник объявляет ему об отпущении грехов. Покаяние внутреннее - это процесс, происходящий в глубине души христианина. Так учил Пётр Ломбардский (ум. 1164) - схоласт, которого Лютер горячо любил и высоко ценил. Лютер тогда, в 1517 г., не сомневался, что таинство покаяния нужно. Но он обратил внимание, что в момент, когда Христос произнёс эти слова, церкви Нового Завета ещё не было, и, значит, Господь ещё не мог иметь в виду таинство. Он мог иметь в виду только внутреннее покаяние (тезисы 2 - 4). Внутреннее покаяние, если оно искреннее и истинное, обязательно побуждает человека к добрым делам. Эти добрые дела Лютер несколько аффектированно называет «всецелым умерщвлением плоти» (тезис 3).

Итак, вот ответ Лютера: Чтобы спастись, христианину никакие внешние дела не нужны. Ему нужно внутреннее покаяние - такое покаяние, которое, именно в силу своей подлинности, побуждает христианина к делам милосердия.

Всё! К этому ответу Лютер уже ничего не прибавит. Во всех остальных тезисах (с 5-го по 95-й) он будет только лишь спорить с другим ответом на тот же вопрос. Он будет опровергать представление, будто покаяние, спасающее душу, состоит - наряду с прочими похвальными делами - в покупке индульгенций.

2. Лютер приписывает Римскому папе власть над чистилищем

Индульгенции выдавались от имени Римского папы. Аспектам власти Папы над христианскими душами Лютер уделяет самое пристальное внимание. Лютер тогда верил, что Папа обладает некоторой властью над душами, пребывающими в чистилище. Некоторой ограниченной властью:

«Папа не имеет власти отпустить ни одного греха, не объявляя и не подтверждая отпущение именем Господа; кроме того, он даёт отпущение только в определённых ему случаях. Если он пренебрегает этим, то грех пребывает и далее» (тезис 6).

Лютер в 1517 году не сомневался, что чистилище (purgatorium) существует - существует наряду с раем и адом:

«Ад, Чистилище и Небеса - различны меж собой, как различны отчаяние, близость отчаяния и безмятежность» (тезис 16).

Он даже высказывал осторожные предположения о том, каково душам «существуется» (нельзя же сказать - живётся!) в чистилище (тезисы 15, 17-19). Церковь (Лютер здесь явно имеет в виду видимую церковь) никак не может наложить наказание на тех, кто пребывает в чистилище: дисциплинарная власть церкви распространяется лишь на живущих (тезисы 8, 11, 13), а «умерший освободился от греха» (Римл. 6:7) (тезис 10). Но нет ли у церкви власти снять наказание с души, находящейся в чистилище?

Лютер верил, что Папа обладает возможностью избавить души некоторых грешников, пребывающие в чистилище, от мук, и «переселить» их в рай. О такой возможности впервые официально заявил Сикст IV в булле от 3 августа 1476 г. Лютер не только не сомневался в том, что у Папы есть такая возможность, но и очень одобрял, что Папа ею пользуется:

«Папа очень хорошо поступает, что...заступничеством даёт душам [пребывающим в чистилище] прощение» (тезис 26)

Речь идёт о двух ситуациях, которые Лютер чётко различает. Предположим, жил да был католик, грешил; Папа об этих грехах узнал, и ещё при жизни грешника наложил на него епитимью - «либо своей властью, либо по церковному праву» (тезис 5). Но грешник этот умер, и душа его ныне пребывает в чистилище. Может ли Папа избавить его от мук чистилища?

Согласно Лютеру, если как грех, так и наказание за него предусмотрены нормами канонического права, так что Папа, налагая наказание, просто привёл в исполнение эти нормы - то освободить от такого наказания Папа никого не может, даже если очень захочет (тезис 22). Если же Папа наказал грешника по собственному усмотрению, то он может избавить грешника от мук чистилища (тезис 20).

Может показаться, что, согласно Лютеру, для такого избавления необходимо и достаточно решения Папы:

«Для освобождения от наказаний и для прощения, в определённых ему случаях, достаточно власти Папы» (тезис 61).

Однако позже Лютер уточняет:

«Папские отпущения не могут устранить ни малейшего простительного греха, что касается вины» (тезис 76).

Прощает, избавляет от наказания только Бог. «Власть» Папы заключается только в том, что он может молиться об избавлении от мук чистилища тех грешников, на которых он сам наложил наказание по своему усмотрению! Если Бог этого грешника простил, то Папа объявляет об этом прощении и своей властью перемещает грешника из чистилища в рай.

Мы можем спросить: а как Папа может узнать, что Бог простил грешника? Прямого ответа Лютер не даёт. Однако Лютер был тогда уверен, что в Папе действует Святой Дух (тезис 9), что всякий Папа дарует Евангелие, силы чудодейственные, дары исцелений (тезис 78). Кто имеет столь тесную связь с Богом, тот, наверное, может узнать о прощении грешника через сновидение, от «внутреннего голоса» или как-нибудь ещё.

Лютер, сведя в своём изображении власть Папы к таким жалким остаткам, защищает эти остатки так ретиво и пылко, что, читая некоторые тезисы, трудно удержаться от улыбки:

«Папским прощением и участием не следует ни в коем случае пренебрегать, ибо оно (...) есть объявление Божественного прощения» (тезис 38)

«Кто говорит против истины папских отпущений, да будет тот предан анафеме и проклят» (тезис 71)

Это не мешает Лютеру не только самому признавать папские отпущения лишь с оговорками, но и требовать того же от других:

«Должно учить христиан: папские отпущения полезны, если они не возлагают на них упования, но весьма вредоносны, если через них они теряют страх перед Богом» (тезис 49).

3. Лютер приписывает Папе своё отношение к церковным злоупотреблениям и своё желание их искоренить

Лютер вынужден был считаться с тем неудобным фактом, что Папа нередко объявлял в индульгенциях полное прощение всех грехов и снятие всех наказаний. Альбрехт, архиепископ Майнцский и Магдебургский, главный комиссар по продаже индульгенций в Германии, также заявлял, что индульгенция даёт «первую благодать - полное прощение всех грехов (plenaria remissio omnium peccatorum). Лютер дерзко даёт словам и действиям Папы своё толкование:

«Папа, давая «полное прощение всех наказаний», не подразумевает буквально вообще все[2], но единственно им самим наложенные» (тезис 20)

«Должно учить христиан: Папа не считает покупку индульгенций даже в малой степени сопоставимой с делами милосердия» (тезис 42)

«...Если бы Папа узнал о злоупотреблениях проповедников отпущений, он счёл бы за лучшее сжечь дотла храм Св. Петра, нежели возводить его из кожи, мяса и костей своих овец» (тезис 50)

«...Папе как более нужна, так и более желанна, - при продаже индульгенций, - благочестивая за него молитва, нежели вырученные деньги» (тезис 48)

«Мнение Папы, безусловно, состоит в том, что если индульгенции - ничтожнейшее благо - славят с одним колоколом, одной процессией и молебствием, то Евангелие - высшее благо - надлежит проповедовать с сотней колоколов, сотней процессий и сотней молебствий» (тезис 55)

«Как по справедливости Папа поражает отлучением тех, кто во вред торговле отпущениями замышляет всяческие уловки, - так гораздо страшнее он намерен поразить отлучением тех, кто под предлогом отпущений замышляет нанести урон святой благодати и истине» (тезис 74).

Почему Папа обо всём этом молчит, а со злоупотреблениями мирится? Кто мешает ему узнать правду о том, как торгуют индульгенциями? Эти вопросы Лютер оставляет без ответа.

--------------------------------------------------------------------------------

[1] Лютер, Мартин. Martini Lutheri Disputatio pro declaratione virtutis indulgentiarum. Диспут о прояснении действенности индульгенций. (95 тезисов). Перевод А.И.Рубана под редакцией Ю.А.Голубца. СПб., «Герменевт», 1996. 64 с.

[2] Non simpliciter omnium. Я исправляю здесь русский перевод 1996 г., где это выражение переведено неточно и непонятно: «исключительно все».

4. Лютер о «сокровищнице Церкви»

До сих пор речь у нас шла только о тех - очень немногих - грешных католиках, на кого обращал своё гневное внимание лично сам Папа. Но индульгенции-то продавались всем, а значит, в основном тем, кто имел дело лишь с приходским священником, а «князей церкви» видел изредка издалека, если видел вообще.

Лютер не сомневался, что для прощения греха необходимо участие священника: «Никому Бог не прощает греха, не заставив в то же время покориться во всём священнику, Своему наместнику» (тезис 7). «Какую власть Папа имеет над Чистилищем..., такую всякий епископ или священник имеет в своём диоцезе или приходе» (тезис 25).

Мы видели, что «власть» эта состоит в молитве к Господу, чтобы Он простил грешника, в принятии какого-то знамения о том, что прощение получено, и в объявлении отпущения грехов. Но Лютер также заявляет, что Церковь располагает некоей «сокровищницей», пользуясь которой, она (Церковь) может отпускать грехи:

«Несомненно, что ценность их [сокровищ] - непреходяща» (тезис 57).

Внешне это выглядит как согласие Лютера с католическим учением о сокровищах сверхдолжной благодати. Его впервые изложил как обязательное для католиков Климент VI в булле Unigenitus в 1343 году. Лютер наверняка знал, что эрфуртский профессор Иоганн фон Пальтц (ок. 1445-1511) - принадлежавший, как и Лютер, к ордену августинцев - учил о четырёх сокровищах Церкви: это 1) «преизбыток заслуги страдания Христова, ибо сей заслуги для искупления бесконечного множества людей предостаточно», 2) «преизбыток страдания Пресвятой Марии», 3)заслуги мучеников, 4) исповедников, «коих заслуги были так велики, что даже бесконечно малой доли их хватило бы для их спасения». Папа, продавая индульгенции, направляет пропорциональную толику этих сверхдолжных заслуг на спасение души покупателя. - Однако Лютер заявляет:

«Сокровища Церкви, откуда Папа раздаёт индульгенции - и не названы достаточно, и не известны христианам» (тезис 56).

Он согласен, что заслуги Христа и заслуги святых людей действуют в оправдание праведным и в осуждение грешникам. Но заслуги эти действуют и помимо воли Папы, а значит, не имеют отношения к индульгенциям (тезис 58). Подлинная сокровищница Церкви - только благодаря ей индульгенции и имеют право на существование - это «ключи Церкви, дарованные служением Христа» (тезис 60). Лютер не признаёт права Папы отлучать кого-либо от христианской общины или вновь принимать в неё: «Папа очень хорошо поступает, что не властью ключей (каковой он вовсе не имеет), но заступничеством даёт душам [в Чистилище] прощение» (тезис 26). На самом деле отлучение как средство церковного наказания ко времени Реформации просто перестало производить впечатление: слишком часто Иннокентий III, Бенедикт XI и их преемники пользовались им как орудием политической борьбы. Поведение Папы, которое Лютер хвалит, было вынужденным. «Ключи Церкви» - согласно Лютеру -это всё те же канонические права Папы, касающиеся отпущения грехов (тезис 61).

Кроме того - и тут уже об индульгенциях Лютер и думать забывает -

«Истинное сокровище Церкви - это пресвятое Евангелие о славе и благодати Бога» (тезис 62) - то есть весть о прощении грехов и спасении, которую Христос дал Церкви, чтобы Церковь передала её - бесплатно, разумеется - всем людям! - а не Папа отдельным именитым грешникам за солидную мзду.

Как видим, типично католическими выражениями, - например, «истинное сокровище Церкви (verus thesaurus ecclesiae)»,- Лютер мог излагать своё, а вовсе не римско-католическое понимание христианства.

5. Польза от индульгенций

В уже цитированном тезисе 55 Лютер приписывает Папе своё мнение, что Евангелие следует славить во сто раз сильнее, чем индульгенции. Итак, индульгенции - благо «ничтожнейшее», во сто раз меньшее, чем Евангелие. Но - всё-таки благо. В чём это благо состоит?

Прощающая благодать индульгенций «обращена только на наказания церковного покаяния, установленные человеком» (тезис 34). Лютер объявляет ошибочным взгляд, будто «посредством папских индульгенций человек избавляется от всякого наказания и спасается» (тезис 21). Избавляется; но не от всякого: «Надеяться, что папские отпущения таковы, что могут простить грех человеку, даже если он - предполагая невозможное - обесчестит Матерь Божью, - значит лишиться разума» (тезис 75).

Итак, по мнению Лютера, индульгенции свидетельствуют об отмене страданий в Чистилище для некоторых людей, купивших индульгенции. Но не свидетельствуют о спасении всех этих людей: некоторые спасутся, а громадное большинство всё-таки отправится в ад. Нет ли тут противоречия?

Предположим, в наше время подсудимому предъявлены обвинения: 1)в рэкете, 2) в незаконном хранении оружия, 3) в уклонении от уплаты налогов. Предположим, что во время судебного процесса выяснилось, что его документы на право владения оружием - подлинные. В таком случае второе обвинение снято, но это вовсе не значит, что подсудимый оправдан: ведь первое и третье обвинения остаются в силе. Модель подобной ситуации имеется и в Библии: «Кто соблюдает весь закон и согрешит в одном чём-нибудь, тот становится виновным во всём[1]. Ибо Тот же, Кто сказал: не прелюбодействуй, сказал и: не убей; посему, если ты не прелюбодействуешь, но убьёшь, то ты также преступник закона» (Иак. 2: 10 - 11).

Получается, что индульгенция снимает вину - или, точнее, свидетельствует о снятии ответственности за вину - по одному-двум второстепенным пунктам обвинения. Главных пунктов всё это не касается.

Убеждение в такой ограниченной полезности индульгенций Лютер считает не только правильным, но и очень удобным для католических священников. Ведь если смотреть на индульгенции не так, а как предлагает в «разнузданной и наглой речи проповедник отпущений» (тезис 71) - то неизбежны «коварные вопросы мирян» (тезис 81). Эти неудобные и щекотливые вопросы Лютер собрал в тезисах 82-89. Вот, Папа спасает множество душ ради презренных денег на постройку храма. Почему бы ему не освободить эти души из Чистилища просто ради любви к ним, - ведь любовь поважнее денег? Зачем Папа отменяет старые буллы и отпущения? Зачем ежегодные (и не дешёвые) панихиды и поминовения за давно умерших -за тех, кого Господь уже определил окончательно, и, надо полагать, в рай? Почему богатый Папа возводит храм Св.Петра на деньги нищих верующих, а не на свои? «Что Папа прощает или отпускает тем, кто в силу совершенного покаяния[2] имеет право на полное прощение и отпущение?» (тезис 87).

Если же на индульгенции смотреть так, как предлагает Лютер - или, как он уверяет, «в духе и по мысли Папы», - то «все эти доводы легко уничтожаются, более того - просто не существуют» (тезис 91).

6. Кого индульгенции спасают?

Предположим, христианин всю жизнь прожил праведно, за исключением одного мелкого проступка против церковной дисциплины. В таком случае снятие наказания за этот мелкий проступок будет тем самым пустяком, который необходим и достаточен для оправдания и спасения. Получается, что о таком христианине всё-таки можно сказать: он спасся посредством индульгенции.

Эту мысль - католики тогда могли её только приветствовать, а для лютеран нашего времени странную - Лютер высказывает неуверенно, как бы нехотя: «Кто знает, все ли души, пребывающие в Чистилище, желают быть выкупленными? Так было, сказывают, со святыми Северином и Пасхалием» (тезис 29) - Фактически это вообще не тезис (тезис - краткое утверждение, доказательство которого опущено), а раздумчивый вопрос. Упомянуты в нём люди, с которыми были связаны следующие легенды. Северин (346-403), епископ Кёльна, однажды, находясь при императорском дворе, совершил положенные молитвы не в установленные правилами часы дня, а все сразу. После смерти тень его явилась другому кёльнскому клирику на речной переправе и поведала, что за эту вину Северина жжёт страшный огонь, что прихожане должны за него молиться и что только по этим молитвам он сможет попасть в рай. Пасхалий (ум. 512) был римский дьякон - глубоко верующий и щедрый - который в распре двух претендентов на папство - Симмаха и Лаврентия - поддержал Лаврентия, а не Симмаха, который в конце концов воцарился и считается канонически правильно поставленным. Пасхалий умер в правление Симмаха, при его погребении были чудеса исцеления, свидетельствовавшие о святости. Но через некоторое время Герман, епископ Капуи, парясь в бане, увидел Пасхалия стоящим среди жара и прислуживающим: так наказал его Бог за поддержку Лаврентия. По просьбе Пасхалия Герман молился за него, и в следующее посещение им бани Пасхалий был уже в раю. Северин и Пасхалий, несомненно, хотели избавиться от мук Чистилища, но как будто не выражали пожелания, чтобы их оттуда выкупали деньгами. Об отношении их к индульгенциям можно только гадать: они жили тогда, когда индульгенций ещё не было.

7.Путь ко спасению - искреннее покаяние

Лютер призывает сосредоточить всё внимание не на тех мелких грехах против церковной дисциплины, которые не пускают в рай немногих праведников, но на тех грехах против Бога и Божьего Закона, которые совершаются всеми и угрожают вечной погибелью всем. От наказания за эти грехи не спасают ни человеческие поступки вообще, ни покупка индульгенций в частности. Для спасения нужно - как минимум - искреннее покаяние (тезис 35).

«Всякий истинно раскаявшийся христианин получает полное освобождение от наказания и вины, уготованное ему даже без индульгенций» (тезис 36, то же в тезисе 37 и, как мы видели, в мысли мирянина, задающего коварный вопрос из тезиса 87). Но, если даже ты каешься - как тебе самому/самой кажется - очень истово, ты всё-таки не радуйся, не гордись и даже не думай, что спасение тебе гарантировано: «Никто не может быть уверен в истинности своего раскаяния и - много меньше - в получении полного прощения» (тезис 30). Правда, один критерий истинности покаяния Лютер всё-таки указывает: «Истинное раскаяние ищет и любит наказания» (тезис 40; сравни тезис 5 - что наказание нужно человеческой душе для её спасения, пока эта душа наказания ненавидит; ненависть к наказанию исчезает при водворении души в рай, т. е., получается, после смерти, а если душа попадает сначала в Чистилище, то даже не сразу после смерти. Только тогда - не раньше - воспитательная роль наказания полностью исчерпывается). Христиан надо учить, чтобы они «более уповали многими скорбями взойти на небо, нежели безмятежным спокойствием» (тезис 95, заключительный). Речь идёт о том самом внутреннем покаянии, которое побуждает ко «всецелому умерщвлению плоти» (тезис 3). Но если, даже наблюдая внутреннее покаяние в глубине своей души, христианин не имеет права на безусловную уверенность в спасении, то тем менее уместна такая уверенность, если просто покупается индульгенция: «Человеческие мысли проповедуют те, которые учат, что тотчас, как только монета зазвенит в ящике, душа вылетает [из Чистилища]...Воистину, звон золота в ящике способен увеличить лишь прибыль и корыстолюбие. Церковное же заступничество - в одной лишь Божьей воле[3]» (тезисы 27-28). Особенно пагубным Лютер считает взгляд, будто папские индульгенции - бесценное Божье сокровище, посредством которого человек примиряется с Богом (тезис 33): ведь это значит приписывать индульгенции то, что на самом деле совершил Христос.

8. Индульгенции и истинность (искренность) покаяния не совместимы

Невозможно одновременно хвалить и «щедрость индульгенций», и «истинность раскаяния» (тезис 39). Недопустимо тратить на индульгенции деньги, нужные для домашнего хозяйства (тезис 46). Но даже если дом - полная чаша - «тот, кто, видя нищего и пренебрегая им, покупает индульгенции, не папское получит прощение, но гнев Божий навлечёт на себя» (тезис 45). Любые «дела милосердия (opus misericordiae, opus charitatis)» лучше, чем покупка индульгенций (тезисы 41-43). «Ибо через дела милосердия приумножается милосердие[4] и человек становится лучше; посредством же покупки индульгенций он не становится лучше, но лишь свободнее от наказания» (тезис 44).

9. Вред от индульгенций

Индульгенции внушают богатым надежду на спасение, поэтому богатые любят индульгенции. Но надежда эта - ложная. Истинную весть о спасении несёт только Евангелие - и беднякам раньше, чем богатым. Тем самым Евангелие «делает первых последними», провоцируя ненависть богатых покупателей индульгенций (тезисы 63-64). «Сокровища Евангелия - это сети, коими прежде улавливались люди от богатств. Сокровища же индульгенций - это сети, коими ныне улавливаются богатства людей» (тезисы 65-66). Если бы эти слова Лютера были восприняты в Германии всеми с доверием и всерьёз, то индульгенции вовсе перестали бы покупать.

Видимо, в этом и заключался секрет успеха выступления Лютера. Все покупатели индульгенций в тогдашней Германии воспринимали угрозу погибели своей души всерьёз, ведь они готовы были платить за спасение. Многие при этом подозревали, что вся затея с индульгенциями преследует чисто коммерческие цели; что на самом деле невозможно подкупить Бога. Но ведь предлагал индульгенции Папа - викарий Христа на земле! Это обстоятельство гасило сомнения. И вот некий монах, доктор богословия - разделяющий с ними и веру во Христа, и глубочайшее уважение к Деве Марии, и уверенность в существовании Чистилища - заявил, что индульгенции покупать - по совести - не нужно, даже вредно. Заявил авторитетно - не посягая на авторитет Папы, но как бы от имени Папы, многозначительно намекая, будто знает о мыслях и намерениях римского понтифика то, что тот сам скрывает от кардиналов. Едва ли это было рассчитанной хитростью. Скорее это была иллюзия Лютера. Даже в 1520 г. Лютер обращался ко Льву Х - в предисловии к трактату «Свобода христианина» - как к добродетельному, понимающему необходимость реформ церковному политику, который связан своим окружением по рукам и ногам. Но эффект от иллюзорных заявлений Лютера был такой, какого не смог бы добиться ни один расчётливый интриган. Началось массовое движение, в которое были втянуты и социальные верхи, и социальные низы - все сословия Германии и многих других стран католической Европы.

--------------------------------------------------------------------------------

[1] Возможно, перевод требует уточнения. По смыслу следует: «тот становится виновным перед законом как целым», но по смыслу вовсе не следует, будто всякий убийца должен автоматически считаться также прелюбодеем, вором, клятвопреступником.

[2] Per contritionem perfectam; в переводе 1996 сказано менее чётко: «посредством истинного раскаяния».

[3] In arbitrio Dei solius est.- в переводе 1996 г. менее чётко: «единственно в Божием произволении»

[4] Рer opus charitatis crescit charitas - в переводе 1996 г.: «благодеяниями приумножается благодать». В русском богословском языке, сформированном православной традицией, благодатью называется всё хорошее, что люди прямо или опосредованно получают от Бога - то есть, получается, вообще всё хорошее. Но когда нам, лютеранам, надо передать по-русски мысль западного богослова - например, тезис Лютера о спасении «только по благодати» - то лучше использовать слово «благодать» в более узком смысле: как кальку латинского gratia. Gratia - это сверхъестественное невидимое воздействие Бога (особенно Св.Духа) на людей.

Источник: Церковь Ингрии, №№ 1, 3-4, 2004