ПечатьE-mail

Карл Барт против Мартина Лютера

Богословие

Михаил Степанов – бакалавр богословия, студент V курса Православного Свято-Тихоновского гуманитарного университета, Москва

Введение: от признания до конфронтации

Карл БартВ первом томе "Церковной догматики", изданном в 1932 году, Карл Барт (1886-1968) еще относится к Лютеру как к непререкаемому авторитету. Цитаты из Лютера встречаются у реформата К. Барта чаще, чем цитаты из Кальвина. Также в комментариях на "Послание к Римлянам" Лютер являлся для К. Барта наивысшим авторитетом в богословии.

Подобная позитивная позиция К. Барта по отношению к Лютеру меняется вскоре после выхода первой части первого тома "Церковной догматики". Поворотной точкой считается доклад 1935 года под названием "Закон и Евангелие", написанный в Швейцарии вскоре после эмиграции.

В дальнейших изданиях "Церковной догматики" Карл Барт все больше дистанцируется от Лютера. "Pro и contra", нарастая, одинаковым образом тесно переплетаются, так что наряду с уважительным "Да" решительным "Нет" в конце концов одерживают победу над апоричностью и пессимизмом Лютера" [1]. Это отношение символически выражалось в том, что у себя дома Карл Барт завесил шкаф с собранием сочинений Лютера ковром.

1. Отход от либерального богословия, поворот к лютеровскому ренессансу

Отход от либерального богословия в ходе Первой Мировой войны привел к обращению к истокам Реформации. В двадцатые годы лютеровский ренессанс стал одним из ведущих богословских направлений. Но все-таки К. Барт скептически относился к лютеровскому пониманию веры: его настораживал слишком сильный акцент на субъективизм и отсутствие объективного предмета веры у Лютера. Именно эти основные замечания послужили позднее основой для возникновения радикальной критики. В KD IV/1, 411 К. Барт опровергает мнение, о том, что " девиз "Назад к ортодоксии!" а так же девиз "Назад к Реформации!" может дать нам сегодня ту помощь, в которой мы нуждаемся. "Назад к …!" вообще не может быть хорошим девизом!" Богословскую позицию К. Барта можно охарактеризовать девизом "За пределы Реформации!"

2. Реформатское богословие

С 1921 по 1925 гг. К. Барт занимал должность почетного профессора реформатской теологии в университете Геттингена. Только там он вспомнил о реформатских корнях своей догматики. В дальнейшем К. Барта стали считать основателем "неореформатства". Интерес К. Барта привлекли два центральных противоречия в лютеранской и реформатской христологиях. Он делает акцент на реформатском Extra Calvinisticum [2] и отрицает лютеранское учение о Genus maiestaticum[3]. Но в любом случае эти противоречия не были для К. Барта разногласиями, несовместимыми с церковным единством. "С позиций Нового Завета христологические разногласия между реформаторами не могут быть ничем иным как в определенном отношении важными, в определенном отношении призывающими к решению, но никоим образом не раскалывающими Церковь противоречиями между богословскими школами"[4].

3. Особенности бартианского богословия

В конце концов, К. Барт становится на новый, собственный путь, не зависящий от предыдущей протестантской теологии. Теперь он подвергает фундаментальной критике принятое Лютером различение слова Божия на Закон и Евангелие. В уже упомянутом выше докладе "Закон и Евангелие" он уже, пусть косвенно, критикует Лютера: "Это тот Закон, который позже так сильно упоминается вместе с разумом-блудницей, с грехом и смертью и даже с дьяволом, так убедительно описывается как враг веры, любви и надежды, как противник Евангелия".[5]

Кроме того, К. Барт формулирует новое учение о Боге в связи с тринитарной проблематикой. "Иисус Христос одновременно отвергает и избирает. Событие спасения происходит для Барта в Самом Боге перед сотворением и падением. Его суть есть ни что иное, как благодать. Не существует различия между сокрытым и открывающим Себя Богом. Равным образом ставится под сомнение различие между верующими и неверующими. Все усыновлены во Христе, не только лишь потенциально, но действительно".

К. Барт, само собой, разумеется, соглашается с учением о рабстве воли. Правда, он категорически против близких Лютеру детерминистских представлений (например, образ верховой лошади).

"Человек может верить только в то, что […в Страстную Пятницу] всё произошло для него. Против заблуждения о liberum arbitrium и соработничестве человека к славе Божией и к его собственному спасению не способствуют никакие общие размышления о безумии и злобе людей, которые могут привести разве что к несомненному пессимизму <…>. Не помогут здесь и никакие размышления о человеческой ничтожности и бессилии; с их помощью можно запутаться в детерминистских измышлениях и именно этим самым подтвердить индетерминистские контраргументы. К осознанию рабства воли и, следовательно, неспособности грешного человека признать правду Божию и именно через это получить оправдание, но это происходит непременно тогда, когда может произойти позитивное осознание свободной благодати Божией во всей своей остроте и вместе с тем в своей сладости".[6]

"Человек Иисус …осуществил дело свободы воли <…>. Иисус живет <…> как совершитель этого дела освобождения, нарушающего круговорот грешных человеческих поступков и существований, преодоления, торжества человеческой воли. <…> Но из этого вытекает, <…> что мы не можем быть свободными, кроме как в Нем. Наша беда в том, что именно через наше освобождение через Него мы должны это подтверждать и говорить о том, что участь нашей воли – быть несвободной" [7].

"Всегда было ошибочным обосновывать и понимать рабство воли иначе, чем христологически. <…> Это является следствием к исповеданию того, что приобретенная и дарованная нам через Человека Иисуса свобода является богословским положением, положением веры. Это не имеет ничего общего со спором между детерминизмом и индетерминизмом. Это не является решением в смысле детерминизма" [8].

К. Барт понимает веру как человеческое действие: "Вера есть человеческая деятельность, которая в своей спонтанности, в своей первоначальной свободе несравнима ни с чем другим" [9].

Под конец жизни Карл Барт отвергал сакраментальный характер крещения, и как следствие, крещение в детском возрасте.

К. Барт происходил из кругов религиозных социалистов. Политическая существенность Евангелия является еще одним пунктом разногласия с Лютером. В своей работе "Христианская община и гражданская община" К. Барт пишет: "Это Евангелие, содержанием которого является сам Царь и Его пока скрытое, но однажды откроющееся Царство, является исконно политическим; и если оно провозглашается в проповеди, обучении и пастырстве в верном толковании Священного Писания и в верном обращении к действительному человеку (христианину и не христианину), то оно необходимо будет и пророчески-политическим".

4. Основные пункты разногласия

1. Различные богословские предпосылки

Центральный вопрос внутренней духовной борьбы Лютера в монастыре звучит так: "Как я могу познать Единого Милостивого Бога?" Богословие Лютера было основано на противоречии между грешным человеком и правосудием Божиим. Существенными элементами богословия Лютера были оправдание, врожденная греховность человека, вера как действие Божие в человеке, совесть и жизнь во Христе. Пастор Карл Барт не должен был отвечать на вопросы о карающем Боге. Его мучил вопрос о происхождении Бога. Его исходное положение было обусловлено внутренней критикой религии: веру нельзя объяснить ни с помощью метафизики, ни с помощью либерального богословия. Поэтому К. Барт последовательно отказывается от любого проявления естественной теологии. Выходом для него послужило определение откровения как принципиальной противоположности естественной теологии. Откровение Божие, т. е. Иисус Христос, является основным предметом теологии. Лютер подчеркивает субъективное, т. е. человеческую веру, К. Барт же напротив, хотел объективно говорить о Боге. Он упрекает Лютера в том, что субъективное понятие веры ведет к антропоцентричной теологии. Реформаторское понятие веры дало бы людям повод относить к себе "внутрибожественное основание спасения". Вследствие этого К. Барт видит событие спасения лишенного своей важности и неповторимости. К. Барт настаивает на неограниченной достоверности спасения как объективного факта. Открытым остается вопрос о том, как логически объяснить постулируемую объективность и откровение.

2. Фундаментальные богословские разногласия

Фундаментальные богословские особенности Лютера, такие как закон и Евангелие, внутренний и внешний человек, разум и вера (ratio и fides), эта жизнь и жизнь будущая (haec vita и futura vita), Небеса и ад, Царство Божие и царство мира, сокрытый и открывающий Себя Бог теряют в системе К. Барта свое значение, если не исчезают совсем. Это является ценой внутренней замкнутости и логического соответствия его богословской системы. По Лютеру ради чистоты Евангелия необходимо отличать его от закона. По К. Барту напротив — необходимо прислушиваться и к Евангелию, и к закону. Лютер стоит на почве теологии креста (Theologia crucis ), в то время как Карл Барт с его замкнутой системой откровения, несомненно, стоит ближе к теологии славы (Theologia gloriae ), против чего настойчиво выступал Отец Реформации.

Литература:

Karl Barth – Kirchliche Dogmatik

Gerhard Ebeling – Wort und Glaube, Bd. IV: Theologie in den Gegensätzen des Lebens, Tübingen, 1995

Gerhard Ebeling– Lutherstudien III. Begriffsuntersuchungen, Textinterpretationen, Wirkungsgeschicht-liches, Tübingen, 1985

__________________

[1] – Gerhard Ebeling – Wort und Glaube, Bd. IV: Theologie in den Gegensätzen des Lebens, Tübingen: 1995, S. 271
[2] – Согласно этому учению, Сын Божий таинственным образом был всецело человеком Иисусом Христом, но в то же время пребывал как Сын Божий "вовне" (extra), одесную Отца
[3] – Учение о том, что Сын Божий, благодаря личностному единению, воистину и реально свойства Своей собственной Божественной природы передает принятой Им на себя человеческой природе в общее владение, использование и предназначение
[4] – KD – I/2, 27
[5] – Цит. по Ebeling – Wort und Glaube IV, S. 271
[6] – KD – IV/1, 458
[7] – KD – IV/2, 558
[8] – KD – IV/2, 558/59
[9] – KD – IV/1, 821

http://www.portal-credo.ru