ПечатьE-mail

О прощении грехов

Богословие

Перевод со шведского В. Ю. Володина

Прежде чем рассмотреть это понятие, а именно, — прощение грехов, свободу христианина от ветхозаветного Закона, его новую вечную праведность, начнем с трех подготовительных замечаний, как обычно делает Лютер, когда он освещает данную тему в своих произведениях. Во-первых: эта тема является величайшей и важнейшей во всем христианском учении. Во-вторых: она по сути является самой сложной в плане ее правильного понимания и ежедневного применения к самому себе. В-третьих: большинство духовно незрелых людей считают именно эту тему самой легкой, которую они давно усвоили.

Учение о Божией благодати, о прощении грехов, о вечной праведности во Христе — величайшее и важнейшее из всех, ибо именно оно делает нас христианами, оно наполняет наши души Святым Духом; если это учение правильно понято и принято сердцем, оно делает нас блаженными. Человек может придерживаться различных точек зрения в остальных учениях, но если этот догмат о заслуге Христа, о благодати, о прощении грехов воистину живет в его сердце, тогда он уже христианин, уже счастлив, весел и блажен; Дух дал ему желание и умение творить добрые дела. Но напротив, если человек знает, имеет и умеет все прочее, но не имеет в душе этого, он еще не является христианином. Он вполне может быть религиозным и набожным, но он еще не истинный христианин, то есть не рожден вновь. Человек может строить планы, стремиться осуществить их и молиться об этом, но во всем будет господствовать смерть, бессилие и немощь; у него нет желания, он ни к чему не способен. Но посмотрите, когда человек обретает уверенность в том, что его грехи прощены, — о, как он счастлив и весел, как он готов к добрым делам! — Проповедник может быть исполнен душевного усердия, пламенно проповедовать и увещевать своих слушателей о Синае и горящем адском огне, но если он не сделал Христа и примирение с Богом главной темой, Альфой и Омегой в своих проповедях, в конечном счете все напрасно. Прихожане обучены, убеждены, осуждены и отчасти пробудились, но их сердца не изменились, порок господствует, их душевное состояние мертво, пассивно, бездуховно, а значит их труд бесплоден, как в поле, на котором вспахана земля, но семя еще не брошено, не прошел дождь и не взошло солнце. Но когда проповедник переворачивает страницу и проповедует Христа Распятого, возвещает прощение грехов тем, кто несчастен из-за своих грехов и еще не преодолел их, тогда ожесточенные сердца оттают, станут мягкими, кроткими, счастливыми, любящими, желающими и способными творить добрые дела. — Да, это учение делает нас блаженными. Если у меня есть прощение грехов, я уже счастлив, уже дитя Божие, а чего же больше я могу желать и чем большим я могу стать в этой жизни! А если у меня нет прощения грехов, к чему мне тогда все прочее? О, как несчастен тот человек, который не имеет прощения грехов! Он всегда находится под гневом и проклятием Божиим — проклят в доме и в поле, проклят в радости и скорби, проклят в труде и в отдыхе, да, проклят в жизни и проклят в смерти и в вечности.

Но правильно преподавать и использовать это учение, с истинной и живой верой, и ежедневно хранить в душе прощение своих грехов — это самое сложное искусство христиан, в котором они никогда не достигнут совершенства, хотя и упражняются в нем постоянно, читая, слушая, говоря о Христе и о великой милости, которую они обрели в Нем. Однако эти люди всегда остаются детьми и учениками в искусстве верить и применять благодать к самим себе. Это происходит потому, что они ежедневно и непрестанно видят и чувствуют в самих себе так много греха и слабости, им так не хватает христианства; но благодать и вечная праведность во Христе не видна и не ощутима. Это происходит потому, что их сердца, которые раньше были так уверены, убеждены и сильны, теперь сокрушены, слабы и истекают кровью, поскольку в них живет Дух страха Господня. И, наконец, это происходит также потому, что их вера, которая теперь является истинной и спасительной, именно поэтому стала предметом непрерывных нападок и огненных стрел сатаны. Из всего сказанного следует, что ни один христианин не просвещен в Евангелии и не силен в вере настолько, чтобы он временами не страдал бы от страха и беспокойства о состоянии своей души. Даже величайшие святые, говорившие ангельским языком о вечной ценности и заслуге крови Христовой, сами часто бывали слабы, искушаемы, обеспокоены и с трудом могли верить. Красноречивыми примерами тому являются: царь Давид, апостол Павел, Мартин Лютер и прочие.

Но большинство людей не могут этого понять, ибо они считают, что нет ничего легче, чем верить в Божию благодать и прощение грехов. Они усвоили это, как только услышали или прочли прекрасное евангельское повествование о сей истине, даже своими сердцами они могли ощущать, как милостив Бог; так что об этом им более не нужно беспокоиться, остается лишь вопрос о том, как мы сами должны жить, какими быть и что делать. О таких людях часто говорил Лютер, к примеру, в таких словах: «Это учение о прощении грехов есть величайшая мудрость и сложнейшее искусство истинных христиан, которому они никогда не смогут научиться в достаточной степени за все дни своей жизни; однако его главная трудность состоит в том, что все (ложные христиане) думают, что нет ничего легче, чем научиться этому, но как только они прочли или услышали что-то об этом, они считают, что полностью это постигли и хотят услышать о чем-то другом, Я (Лютер) занимался этим учением много лет, изучал, писал и проповедовал больше любого из тех, кто считает себя столь ученым, но не могу похвалиться тем, что стал мастером, а счастлив вместе с другими быть учеником». — Что же на самом деле происходит с людьми, которые думают, что они постигли это учение? Ничто иное, как то, что такие люди либо никогда не испытывали этого в жизни, либо уже утратили самое главное в христианстве, то есть истинное знание о грехе, сокрушенное сердце, пробужденную совесть; они еще спят в своей уверенности, у них мертвая вера, которая не нуждается в питании, ложная вера, на которую дьявол даже не трудится нападать, но поддерживает ее. О, если бы каждый, кому так легко верить, начал понимать, что не все так хорошо, если искусство, которое считали труднейшим величайшие из святых, дается им так легко, что оно даже и не является искусством! Должно быть, за этим скрывается какой-то обман.

Когда мы переходим к рассмотрению сути этой темы, нам не остается ничего другого, как изучить, что говорит Сам Господь. Ни один человек не может ничего сказать об этом. Бог прощает грехи и Он «творит все, что хочет» (Пс. 113: 11). И кто стал бы в таком важном деле верить и уповать на что-то, кроме слова Самого Бога? Кто посмел бы умереть и отправиться в таинственную вечность только на основании заверений человека? Кто был бы счастлив и уверен в Божией благодати, если бы не придерживался слов Самого Бога? Ни один человек не волен мудрствовать о том, как Бог прощает грехи, мы хотим увидеть и услышать это из уст Его Самого. Поэтому сейчас мы обратимся к Священному Писанию. В нем говорится о прощении грехов в двух значениях: во-первых, о том, что было заслужено и истинно свершилось; во-вторых, о том, что принимается отдельным человеком и применяется к нему.

В Священном Писании мы замечаем нечто чудесное, прекрасное и достойное размышлений, то, что покажется большинству людей чем-то новым и удивительным, а именно то, что грехи всех людей уже прощены, изглажены и покрыты прежде, нежели они покаются и уверуют, прежде чем они сами примут ту благодать, то прощение грехов, которое заслужено для них и предлагается им. О чем же это говорит? Писание говорит о том, что смысл и значение искупления, свершившегося во Христе Иисусе, состоит в прощении грехов, а также о том, что когда Христос умер на кресте, мы примирились с Богом, наш грех был покрыт, наши беззакония искуплены Им. Где написано об этом? В Рим. 5: 10 сказано, что «будучи врагами, мы примирились с Богом смертью Сына Его». Обратите внимание: здесь написано не «примиримся», но «примирились». Написано не «через наше сокрушение, молитву, раскаяние и т. д. », но «смертью Сына Его»; сказано не «в тот момент, когда мы обратились и стали друзьями», но «будучи врагамии». Слова «мы станем» не означают то же, что «мы стали». Наше покаяние, скорбь, молитва и добрые дела никогда не будут тем же, что смерть Его Сына. — Но далее. Во 2 Кор. 5: 19 сказано: «потому что Бог во Христе примирил с Собою мир, не вменяя людям преступлений их, и дал нам слово примирения. Итак мы посланники от имени Христова, и как бы Сам Бог увещевает через нас; от имени Христова мы просим: примиритесь с Богом». Апостол желает сказать: «Бог воистину смилостивился над вами, и Он сделал это через смерть Христа; грехи больше не стоят пред Его очами, Он доволен и примирен с вами, сейчас лишь вы примиритесь с Богом».

В Еф. 1: 7 и в Кол. 1: 14 употребляется то же выражение: «в Котором мы имеем искупление Кровью Его и прощение грехов». Тем самым апостол ясно объявляет о том, что означает искупление кровью Христа, а именно, это— прощение грехов. В Дан. 9: 24 также говорится, что дается семьдесят недель после смерти Христа, «чтобы покрыто было преступление, запечатаны были грехи и заглажены беззакония, и чтобы приведена была правда вечная». В Исайя 53: 5, 6 сказано, что «Господь возложил на Него (Единородного Сына) грехи всех нас», что «Он изъязвлен был за грехи наши и мучим за беззакония наши», что «наказание мира нашего было на Нем, и ранами Его мы исцелились» и т. д. Так Святой Бог соизволил написать в Своем Слове. Как мы должны это понимать? Его слова ясны и светлы как солнце и тверды как скалы. Мы должны принять их так, как они написаны и знать, что Господь желает, чтобы они означали именно это, не больше и не меньше. О чем они нам говорят? О том, что весь грех в мире, грехи всех людей — даже нечестивых, необращенных и неверных — были однажды возложены на Христа, то есть вменены Ему, записаны на Его счет и оплачены Им, искуплены и сняты. Но если они возложены на Него, значит они не остаются на грешниках; ибо если взять что-нибудь с одного места и положить на другое, тогда на прежнем месте ничего не останется. Если долг списывают со счета одного человека и записывают на счет другого, на счете первого не остается долга. Отсюда следует, что слова Лютера во второй части Краткого Катехизиса — истинные слова о том, что Иисус Христос «искупил меня, погибшего и осужденного человека, избавил меня от всех грехов, от смерти и от власти дьявола не золотом или серебром, но Своей святой драгоценной Кровью, Своим неповинным страданием и смертью». Написано не «искупит, избавит», но «искупил, избавил». Из этого следует, что ни один человек не должен погибнуть из-за своих грехов, что грех воистину снят, изглажен, прощен. Кто этого не принимает — тот не желает прийти на брачный пир, хотя он и приглашен.

«Верующий в Него не судится, а неверующий уже осужден, потому что не уверовал во имя Единородного Сына Божия» (Ин. 3: 18). «Если кто не родится свыше, не может увидеть Царствия Божия» (Ин. 3: 3). Царствие Божие открыто, но у человека есть такие чувства, такая вражда против Бога, что он не желает и не может быть вместе с рожденными свыше, с духовными детьми Божиими. Эти и другие причины ведут к тому, что хотя Христос примирил всех и снял с нас все грехи, спасаются все же не все люди.

Теперь мы приходим к уяснению второго значения прощения грехов, более обычного и понятного, а именно к применению упомянутого прощения к отдельному человеку. Об этом Священное Писание говорит так: «Если исповедуем грехи наши, то Он, будучи верен и праведен, простит нам грехи наши и очистит нас от всякой неправды. » (1 Ин. 1: 9). Мы можем узнать, что включает в себя это исповедание, из слов Давида в Псалме 31: «Когда я молчал (а имен­но, о том, что я сделал, о моих тяжких грехах), обветшали кости мои от вседневного стенания моего»... но «я сказал: «исповедаю Господу преступления мои», и Ты снял с меня вину греха моего»; здесь мы узнаем, что это исповедание происходит пред Господом. «Исповедаю Господу», — писал Давид. Из этого мы также понимаем, что «молчание» — это замалчивание грехов перед Господом. Но о чем же здесь говорится? Кто-нибудь может спросить: «Как можно замалчивать что-то пред Господом? Ведь перед Его очами все всегда открыто и явно». Но мы знаем из нашего же опыта, каково это замалчивание. В устах Давида оно означает идти со своим грехом, со своей отягощенной и больной совестью на определенном расстоянии от Бога до тех пор, пока чувство греха само по себе охладеет — прежде, чем человек пожелает прийти к престолу благодати, пасть пред Богом, признать свои грехи и искать прощения и отпущения их. Но это слово также можно использовать по отношению ко всему множеству духовно мертвых, нераскаявшихся людей. Весь мир молчит о своих грехах пред Господом, и поэтому он не спасен. Люди не чувствуют своих грехов и поэтому не могут правильно осознать их. Поэтому слово «исповедовать» означает покаяться, по-настоящему осознать свой грех, свою ненависть и свое проклятие и искать благодати во Христе. Это все, что необходимо для того, чтобы стать сопричастным заслуженному прощению.

Должно было наступить трудное время, жестокий голод в той стране, куда отправился блудный сын, чтобы он вспомнил о доме отца своего и осознал тяжкий грех, который совершил: оставил отца, ушел и расточил свое имение. И, осознав это, он решается: «Встану, пойду к отцу моему и скажу ему: отче! я согрешил против неба и пред тобою и уже недостоин называться сыном твоим; прими меня в число наемников твоих» (Лк, 15: 19). Так Сам Иисус обобщает его слова, описывая картину обращения.

Из этих слов мы понимаем что-то об истинном исповедании, об истинном покаянии. Блудный сын не упомянул какой-то конкретный грех, но сказал лишь: «Я согрешил против неба и пред тобою и уже недостоин называться сыном твоим». Он не сказал: «Такой-то и такой-то грех заслуживает твоего осуждения», но сказал: «Я, я целиком и полностью виноват и уже недостоин называться твоим сыном». Чему мы можем научиться из этого? Нет истинного покаяния, когда человек чувствует и признает тот или иной грех, но при этом доволен множеством других своих хороших сторон. Нет, он должен чувствовать себя полностью осужденным или достойным осуждения. Далее: блудный сын не остался там, на чужбине, — он действительно возвращается к своему отцу. Исповедание грехов будет ложным, если ты сможешь остаться там, где находишься, вдали от Бога, в миру и во грехе. Но заметьте также: блудный сын сказал: «Прими меня в число наемников твоих». В этом выразились его самоправедность и неверие. Он не думал, что чисто по благодати он вновь обретет полные права сына, но думал, что сначала ему придется стать слугой, чтобы выслужиться перед своим отцом. Такое всегда происходит с кающимися; но следует отметить, что отец не обращает внимания на это благонамеренное заблуждение. Сказано: «Когда он (сын) был еще далеко (не успел произнести ни одной молитвы, пролить ни одной слезы, оказать ни одной услуги), увидел его отец его и сжалился; и, побежав, пал ему на шею и целовал его». — О, это несравненное божественное прощение! Разве отец не имел права сказать: «Прочь, недостойный, презренный сын; ты расточил свое имение, ты отрекся от своих прав сына»! Но нет, он ни единым словом не упрекнул его за грехи, не потребовал от него ни малейшего искупления вины, но тотчас повелел одеть его в «лучшую одежду», дать «перстень на руку его и обувь на ноги», а также устроить радостный пир в честь его возвращения. Так описал божественное прощение Сам Христос; так Он желает, чтобы мы об этом знали. Сердце отца было неизменно нежным и полным прощения даже во время отсутствия падшего сына и его самых ужасающих грехов — примирение наступило не благодаря его возвращению — примирение свершилось раньше. Но ушедшему не было в том никакой пользы, прежде чем он не вернулся домой. Из этого мы узнаем, что Бог примирен даже с нечестивыми, неверными, необращенными; Христос снял их грехи в один день, заслужил и для них благодать и прощение. Лучшая одежда из сияющего шелка праведности Христовой уже давно приготовлена для них и ожидает лишь принятия.

Из того, что случилось с блудным сыном, мы узнаем, когда наступает этот блаженный миг и бедный грешник воистину получает благодать, прощение и сыновство, а именно, это происходит уже при первом серьезном обращении к Господу, то есть в первый же раз, когда человек перестает полагаться на самого себя и на все свое, например, на свою скорбь, молитву и раскаяние и обращает внутренние очи своей нуждающейся, алчущей и жаждущей души к вознесенному на крест Распятому Христу. Более того, того первого раза, когда он осознал свое спасение во Христе, увидел в Евангелии то, чего не видел раньше, уже достаточно и более чем достаточно для Христа. Тогда человек не только облекается в одежду, но и получает перстень, печать Духа или свидетельство о том, что он — дитя, а не наемник в доме Отца своего. Важно знать и верить, что приложение благодати происходит при первом проблеске веры во Христа, при первой молитве веры; ибо иначе человек начнет в неверии и самоправедности бесплодно ожидать чудесных проявлений и знамений благодати и будет презирать Слово. Поэтому, обратите внимание, — Христос говорит здесь о том, что блудный сын не успел подойти к дому, не успел произнести ни одной молитвы, не пролил ни одной слезы и не оказал ни одной услуги, но «был еще далеко», когда отец смилостивился над ним, побежал ему навстречу, пал ему на шею и нежно поцеловал его. Христос столь же ясно говорит о Себе: «Приходящего ко Мне не изгоню вон» (Иоан, 6: 37). О том же свидетельствует вся евангельская история, которая не показывает ни единого примера того, чтобы грешник, припавший к ногам Иисуса и взывающий о милости, получил бы ответ: «Не сейчас, уходи прочь и кайся больше, скорби и молись еще несколько дней, а потом приходи и ищи милости», но сказано: «Тем, которые приняли Его, верующим во имя Его, дал власть быть чадами Божиими» (Иоан. 1: 12). То же происходит и с тобой: в любой момент ты одинаково достоин и одинаково недостоин. Все твои дела, такие как скорбь, молитва, сокрушение, покаяние ничего не значат для того, чтобы Бог склонил к тебе Свое сердце, но их цель состоит лишь в том, чтобы склонить твое сердце к Нему, приблизить тебя ко Христу. Так и должно быть для того, чтобы цель была достигнута: ты уже достаточно скорбел, сокрушался, каялся и молился, но не можешь обрести в этом утешение и покой. Ты должен найти все свое утешение лишь во Христе, в Его скорби, в Его сокрушении, в Его молитве и покаянии, которое свершилось ради тебя.

Но ты думаешь: «Я хорошо видел это и слышал об этом в Слове, и в своем отчаянном положении я даже искал милости как чистой благодати через заслуги Спасителя; но что касается меня, я еще не обрел ее, ибо не чувствую ее в своем сердце». Ответ: Думать так — это все равно, что сказать: «Конечно, Великий Бог в Своем Слове говорит, что весь грех был возложен на Христа и через Его смерть снят, прощен, потоплен во глубине морской: конечно же Христос поэтому говорит: «Приходящего ко Мне не изгоню вон», но я не верю в то, что слово Божие и Христово достоверно, я не ценю то, что Они говорят, если мое сердце и мои чувства не говорят мне о том же самом». Какое «прекрасное исповедание» для христианина! Внимай же слову и не представляй Бога «лживым» (1 Ин. 5: 10).

Следует также отметить, что прощение грехов является двойственным и в другом отношении. А именно: во-первых, тайное, скрытое, неощутимое и, во-вторых, явное, ощутимое. В первом тебя заверяет лишь Слово без всякого чувства, И ты обретаешь эту скрытую благодать, как только ты приходишь к Иисусу, алчешь и жаждешь Его праведности, молишься и вздыхаешь: «О, если бы я знал, что эта благодать принадлежит мне! О, если бы я был чадом Божиим и был уверен в этом!»

Итак, ты уже оправдан Богом от всех своих грехов, объявлен праведным и записан в Книгу Жизни, но ты не знаешь об этом. Это скрытая благодать. Явленную благодать ты обретаешь, когда твое сердце восприняло ответ и свидетельство Духа Божия о том, что ты дитя Божие. Например, грешница у ног Иисуса в доме Симона (Лк. 7: 37-50) уже имела тайное прощение, когда Христос сказал Симону: «Прощаются грехи ее многие». Но она получила явленное прощение, когда Христос обратился к ней и сказал: «прощаются тебе грехи; иди с миром!»

Выше мы видели, как прощение грехов приобретается смертью Христа и принимается через веру. Рассмотрим теперь утешающее, дающее душевные силы и радость заверение в том, что это прощение грехов должно всегда принадлежать нам, быть ежедневной и вечной благодатью; оно не будет отозвано или отнято от нас грехами, отягощающими и беспокоящими нас, которые временами даже вырываются наружу. Но пока мы пребываем во Христе через веру, мы в каждое мгновение пребываем в одной и той же благодати у Бога. Потому что благодать происходит не от дел — ведь сами по себе мы в любое мгновение одинаково достойны осуждения, но во Христе мы в любое мгновение одинаково праведны. Посмотрим, что об этом сказано в Писании. Когда Господь в Ветхом Завете говорит о Своем Царстве благодати, которое утвердится на земле через Христа, Он называет его «город праздничных собраний» (Ис. 33), а также «Иерусалим» и говорит об этом городе: «И ни один из жителей не скажет: «я болен»; народу, живущему там, будут отпущены согрешения» (Ис. 33: 24). Когда Бог в Псалме 88 говорит о Его Завете со Своим Сыном, о Завете вечной милости к тем, кого Сын приобрел и защитил Своим искуплением, к уверовавшим в Него и названым «Его (Сына) детьми», это такие слова: «Если сыновья его оставят закон Мой и не будут ходить по заповедям Моим; если нарушат уставы Мои и повелений Моих не сохранят: посещу жезлом беззаконие их, и ударами неправду их; милости же Моей не отниму от него, и не изменю истины Моей. Не нарушу завета Моего, и не переменю того, что вышло из уст Моих» (Пс. 88: 31-35). И в Новом Завете мы читаем у апостола Иоанна: «Дети мои! сие пишу вам, чтобы вы не согрешали; а если бы кто согрешил, то мы имеем ходатая пред Отцом, Иисуса Христа, праведника; Он есть умилостивление за грехи наши, и не только за наши, но и за грехи всего мира» (1 Ин. 2: 1-2).

Из-за недостатка места мы не будем приводить примеры бесчисленных слов утешения из Писания, но рассмотрим лишь эти конкретные слова. Во-первых, Господь говорит, что жители этого города, Царства благодати, не будут жаловаться или беспокоиться о том, что они больны, ибо их согрешения отпущены. Кажется, Господь хочет сказать: прощение грехов само по себе предполагает, что грехи и слабости существуют, иначе оно не называлось бы прощением грехов; но эти грехи не вменяются, о них не вспоминают, за них не наказывают — это и называется прощением. Не нужно говорить и с беспокойством думать о том, что уже прощено, ибо прощение есть прощение. «И ни один из жителей не скажет: «я болен»; народу, живущему там, будут отпущены согрешения».

Эти слова также напоминают об особом отношении к сему наивных и искренних детей благодати. Они веруют в прощение своих грехов, но в то же время думают, что у них есть что-то другое, что мучит и беспокоит их, и это другое они считают не грехом, а слабостью, недугом, незрелостью личной христианской веры или чем-то вроде того. Они говорят: «Конечно же, я верю, что Бог прощает мне все грехи, но я так слаб, моя слабость заключается в том или в другом и т. д.». Господь же говорит о том, что все это можно обозначить одним словом: «грехи». «И ни один из жителей не скажет: «я болен»; народу, живущему там, будут отпущены согрешения», а прощение снимает или покрывает всякую слабость. Есть ли слабость, которая не является грехом? Ведь Закон требует всего человека: его сердца, мыслей, чувств; поэтому он также осуждает все, что делают люди, если это противоречит Слову. А разве недостатки в твоем личном христианстве — это не грехи? Разве не грех быть равнодушным и ленивым по отношению к Слову и молитве, трусливым в исповедании веры и т. д. ? Все, что греховно, также подпадает под прощение грехов. В Писании сказано, что Христос искупил не грехи рук или языка, но грехи всего человека. Поэтому, до тех пор, пока ты пребываешь во Христе через веру, но также всегда страдаешь от греха, бодрствуешь, молишься и борешься с ним, для тебя «нет никакого осуждения» (Рим, 8: 1), прощение распространяется на всего тебя и на все, что ты имеешь.

Об этом наш дорогой Лютер сказал словами, исполненными утешения. В проповеди на евангельское чтение 19-го Воскресенья после Троицы он говорил: «Следует хорошо понять это учение и осознать, что наше благочестие перед Богом состоит в том, что мы пользуемся прощением грехов. Когда человек желает поторговаться с Богом, ему следует знать, что ни его грех, ни его благочестие ничего не значит». Когда речь идет о том, чтобы делать что-то, думать, говорить и жить перед Богом или перед людьми, я очень хочу быть благочестивым, остерегаться греха и делать много добрых дел; но как только речь заходит о моем положении перед Богом, о том, имею ли я Его благодать или как я могу обрести ее, тогда я не хочу быть никем кроме грешника, чтобы это учение о прощении грехов имело бы отношение ко мне; тогда я в вере желаю смело сказать: «Если у меня есть грехи, то у Христа есть праведность. Его благочестие это мое благочестие. Сейчас я в таком месте, где грехи не достанут меня».

Таково Царство благодати, счастливый город, о котором Сам Господь сказал: «И ни один из жителей не скажет: «я болен»; народу, живущему там, будут отпущены согрешения».

Псалом 88 чудесно и образно говорит о Мессии и Его царстве, а именно о Завете Отца со Своим Сыном, о Завете Вечной Благодати для тех, кого Сын искупил, приобрел и обрел на земле. Если вы хотите прочитать этот Псалом и увидеть чудо и великолепие благодати, сокрытое в его строках, сначала серьезно помолитесь Богу о духовном просвещении, мысленно остановитесь перед каждым стихом и рассмотрите, не сияет ли в нем драгоценная жемчужина.

Здесь Отец говорит о Своем Сыне и называет Его непосредственно Сыном, «первенцем, превыше царей земли» (ст. 28), «избранным» и «рабом моим Давидом» (ст. 4), поскольку царь Давид был прародителем Сына по Его человеческому естеству и также во многом Его прообразом. Далее (ст. 6): «И небеса прославят чудные дела Твои, Господи, и истину Твою в собрании святых», и также в ст. 20: «Я оказал помощь мужественному, вознес избранного из народа». Какие исполненные смысла имена! Отец Небесный говорит о Своем Сыне, о том, что утвердил с Ним «завет» о «вечной милости», которая утвердится, конечно же, не по отношению к Нему Самому (Сыну), ибо Он Сам есть «Всевышний», «Господь», «Боже сил» (ст. 9); но эту благодать Сын искал, когда Он пришел на землю, и ее Он так дорого купил в великий День Искупления, а именно — благодать для падших, потерянных детей. Он был мужественным героем (ст. 20) несущим помощь в Своих руках.

«Дети» же, которые уверуют в Него, будут принадлежать Ему и жить под Его властью в Его царстве, названы здесь Его семенем, утвержденным навек,... в род и род (ст. 5), «собранием святых» (ст. 6) и «окружающими Его» (ст. 8), а также «Его сыновьями» (ст. 31). О них сказано много прекрасных слов и им дано множество обетовании, например: «Блажен народ, знающий трубный зов! Они ходят во свете лица Твоего, Господи, о имени Твоем радуются весь день, и правдою Твоею возносятся»(ст. 16, 17) и т. д. Это замечательные слова, дающие утешение. Здесь не сказано: «Они вознесутся своей праведностью», но «правдою Твоею возносятся». Но что означает понятие «праведность Божия»? В Божией праведности, через которую Он Сам действует и истинно судит нас по нашим делам, не оправдается ни один из живущих и тем более не будет вознесен и прославлен. Здесь сказано о той Божией праведности, о которой проповедует апостол Павел (Рим. 3: 21-22), где мы находим следующие слова: «Но ныне, независимо от закона, явилась правда Божия, о которой свидетельствуют закон и пророки, правда Божия через веру в Иисуса Христа во всех и на всех верующих... ». Именно в этой Божией праведности они вознесутся или прославятся, поскольку она происходит не от дел, зависит не от нас, но от праведности Самого Христа. Но если кто-нибудь спросит: «Что же произойдет с ними, если они падут и согрешат против Бога? Не утратят ли они эту благодать? Что же Господь тогда сделает с ними?» — Сам Небесный Отец ответит ему такими замечательными словами: «Если сыновья его оставят закон Мой и не будут ходить по заповедям Моим; если нарушат уставы Мои и повелений Моих не сохранят: посещу жезлом беззаконие их, и ударами - неправду их; милости же Моей не отниму от него, и не изменю истины Моей. Не нарушу завета Моего, и не переменю того, что вышло из уст Моих» (Пс. 88: 31-35). Что это значит? Сии слова достойны всяческого внимания! Здесь говорится о том, что когда дети (люди) согрешают, Отец (Господь) посещает их жезлом и ударами, но не отнимает от них Своей милости. Непосредственно перед этими словами мы читаем (ст. 29-30): «Вовек сохраню ему милость Мою, и завет Мой с ним будет верен. И продолжу вовек семя его, и престол его — как дни неба». Затем следует: «Если сыновья его оставят закон мой» и т. д. Но как можно, если дети согрешают, подвергать сомнению милость, которая была обещана Сыну? Ответ: эта милость для детей, но ее обрел Сын; эта милость для детей, но Завет или договор о ней был заключен с Сыном, с «первенцем». Он — наш Господь и муж обетования, наш Посредник и Защитник перед Отцом. Он отдал Себя за нас, Он заплатил наши долги и исполнил праведность; поэтому милость ради Него нерушима, даже когда дети согрешают. Но обратите внимание, здесь сказано «Его дети», то есть те, кто принадлежит Ему и через веру «окружают Его» (ст. 8), верою прилепляются к Нему, как дитя к матери, чтобы в Его праведности обрести защиту, утешение и свою праведность; сердца детей также обращены к Нему, они не хотят отходить от Него, раскаиваются перед Ним в своих грехах и искренне желают не совершать их более. Это — Его дети, дети Божий. Но даже они могут временами так низко пасть, согрешить вновь или, как сказано здесь, «оставить» Его закон (на время) и «не ходить по Его заповедям». Что же Он тогда сделает? Говорит Господь: «Посещу жезлом беззаконие их, и ударами неправду их; милости же Моей не отниму... »; ибо это означало бы отнять благодать у Того, Кто купил и заслужил ее. Лютер говорил: «Когда мне кажется, что Бог гневается на меня, как будто Он хочет отвергнуть меня, я хочу ответить: «Дорогой Отец, прежде чем отвергать меня, ты должен сначала отвергнуть Своего возлюбленного Сына Иисуса Христа; ибо Он есть мой выкуп, мой Ходатай. Если Ты одобряешь Его, то я тоже должен быть свободен и сохранить жизнь».

Христианин! Если ты пришел к Иисусу, уверовал в Него и желаешь быть Его полноправным чадом, но в этой жизни грешишь, падаешь и столь жестоко ошибаешься, что полагаешь, будто Бог должен обязательно отвернуться от тебя во гневе, помни, что за твои грехи Он хочет посетить тебя жезлом и ударами. Сначала внутри — в твоей душе, в твоей совести, и это до тех пор, пока такого наказания достаточно, а затем и снаружи, через многие скорби и испытания, «если нужно» (1 Пет. 1: 6). — Он хочет посетить твои грехи жезлом и ударами, но не желает отнять у тебя Свою милость, ибо о милости к тебе Ему нужно говорить с Сыном и разбираться не с тобой, а с Тем, Кто заслужил и приобрел ее, с Тем, Кто является твоим Посредником, Защитником и Ходатаем. Благодать дается не на основании твоего благочестия, поэтому она не может быть уничтожена твоими грехами; иначе она не была бы благодатью. И если ты в страхе и раскаянии осознаешь истинность Его угроз о наказании «жезлом и ударами», ты также должен быть уверен в истинности Его обетовании, а именно — вечной благодати. Когда ты согрешил, и Господь наказывает тебя за это, пойми это правильно и не думай, что он отвернулся от тебя! Ведь Он Сам сказал тебе, что посетит твои беззакония жезлом и твою неправду — ударами, но не отнимет Свою милость от тебя. Ты должен знать об этом, как о решенном деле между Ним и тобой, о том, что грехи и мучения будут иметь место в жизни, но при этом милость Господня пребудет вовек. Поэтому когда ты грешишь и испытываешь страдания, нужно уметь смотреть сквозь эту черную тучу и говорить с упованием: «Благой Боже, гневайся еще больше, наказывай меня еще тяжелее и дольше, но я всегда пойму это правильно: Ты предсказал, что посетишь грех мой жезлом и ударами, но Ты обещал, что не лишишь меня Твоей благодати, поэтому я готов страдать». Вот это и есть истинная христианская вера и христианская жизнь! И наоборот, тот, кто не испытывает такого отеческого наказания за грех, этого жезла и ударов, страха Божия, а все дни и недели живет без забот и страданий от какого-либо греха, или же может жить свободно и уверенно, предаваясь при этом плотской похоти, он, конечно же, не является полноправным чадом Божиим (Евр. 12: 8), он мертвый хвастун, неразумная дева с сухим и легким светильником. Итак, здесь, в этом Псалме, говорится о детях, которым часто бывает трудно верить, сердца которых слабы, немощны и испуганы, но во Христе они ищут свою защиту, свою праведность. Такие люди должны знать, что при всей своей слабости они имеют благодать до тех пор, пока их Посредник имеет благодать, до тех пор, пока действителен их выкуп, то есть эта благодать постоянна и вечна.

Рассмотрим теперь 1 Послание Иоанна (2: 1-2): «Дети мои! сие пишу вам, чтобы вы не согрешали; а если бы кто согрешил, то мы имеем ходатая пред Отцом, Иисуса Христа, Праведника; Он есть умилостивление за грехи наши, и не только за наши, но и за грехи всего мира». Здесь апостол обращается к верующим, которых он называет «дети мои» и призывает их не грешить. Но в то же время он допускает, что временами они могут согрешать — «а если бы кто согрешил ». И что же он говорит о таком человеке? Что должен думать и делать согрешивший? Апостол говорит, что в тот же миг этот человек имеет защитника перед Отцом и должен помнить об этом. «А если бы кто согрешил, то мы имеем ходатая пред Отцом, Иисуса Христа, праведника; Он есть умилостивление» и т. д.

Дух апостольского слова таков: дети мои, я пишу вам, чтобы вы не грешили, не были небрежны, после того как вы очищены в крови Иисуса Христа и приняли прощение грехов (ибо Он ранее говорил об этом), и вы должны теперь еще более усердно бодрствовать, молиться и бороться против всякого греха. О, если бы вы никогда не грешили! Если все же вы согрешите по слабости плоти,. поддавшись искушениям мира сего и обману дьявола, что происходит легко, ибо ни один человек не в силах бодрствовать столь усердно, чтобы эти враги никогда не одолевали его, — это, конечно же, прискорбно, и тогда вы действительно заслуживаете Божию немилость и отвержение. Но Бог все же не станет немилостив к вам, ибо у вас есть Защитник перед Отцом, Который служит вам как раз тогда, когда вы согрешаете и никогда более; ибо тот, кто не согрешил, не нуждается в Посреднике, Искупителе и Защитнике. Итак, Бог вовсе не желает, чтобы вы грешили, но еще меньше Он желает того, чтобы вы утратили упование и погибли, поэтому Он Сам дал вам Ходатая.

Апостол Иоанн говорит здесь о том, что Христос — наш Ходатай перед Отцом. Он за нас стоит перед Законом и Своим примирением защищает нас от гнева Божия. Сие дает нам бесконечное утешение, и об этом мы можем прочесть во многих книгах и стихах Писания. В Откровении (5: 6) тот же Иоанн пишет, что он сам видел: в небесах, «посреди престола и четырех животных ... стоял Агнец как бы закланный». В Евр. 9: 24 сказано, что Христос вошел «в самое небо, чтобы предстать ныне за нас пред лице Божие». И когда искуситель-дьявол, который обвиняет нас «пред Богом нашим день и ночь» (Откр. 12: 10), приходит, перечисляет наши грехи и взывает о справедливости, Христос выходит и, обращаясь к Отцу Своему, отвечает примерно так: «Да, Отче, этот человек действительно согрешил, но если наказывать его за грехи по Закону, наказание должно будет снова обрушиться на Меня; ибо Я взял и его грехи на Себя и он уповает на Меня». Но небесный Отец вовек не забудет тот день, когда Он услышал с земли призыв Своего Сына о милости. Он никогда не потребует платить один и тот же долг дважды. И тогда согрешивший пребывает в безопасности и обретает свободу.

Апостол Иоанн, говоря далее о Христе, называет Его «Праведник». О чем я должен при этом думать? Вот о чем: я грешен, а Христос праведен и свят; и этого достаточно. Его праведность — это моя праведность. Далее: «Он есть умилостивление за грехи наши». За какие грехи? Конечно же за все; ибо иначе Он не принес бы нам никакой пользы, иначе Он бы умер напрасно. Но Христос Своей кровью воистину искупил не только некоторые грехи, но все; не только придуманные, но действительные, не только мелкие, но и большие, не только грехи рук и языка, но и грехи сердца и мыслей, не только прошлые, но и нынешние, или, как осмеливается говорить Лютер: «не только побежденные и преодоленные, но и те, которые еще сильны и могущественны» («Комментарий к Посланию к Галатам» ).

Ты скажешь: «Да, Христос есть умилостивление за грехи таких святых, как Иоанн, Петр, Павел и прочие, но кто знает, что будет с моими грехами?» Поэтому апостол Иоанн здесь говорит: «и не только за наши, но и за грехи всего мира», «Весь мир» включает не только Иоанна, Петра, Павла и других святых, — к «миру» относятся все, кого можно назвать людьми. Узнай только, человек ли ты, тогда ты поймешь, что твои грехи также искуплены и сняты смертью Христовой.

«Но, — скажешь ты, — я могу найти в этом утешение, только если я был благочестивым, делал бы то, что требует слово Божие, и не грешил». Однако апостол здесь говорит по-другому: «а если бы кто согрешил, то (или тогда) мы имеем ходатая пред Отцом», Какой глубочайший смысл несут в себе эти слова! Мы охотно верим в благодать искупления и ценим ее, но лишь тогда, когда мы сами были лучше, больше молились, читали Слово, делали что-то хорошее и т. д. Но как только мы пали и согрешили, забыли о молитве или впали в равнодушие (что уже является тяжким грехом), мы не вспоминаем о Христе и Его искуплении, как будто у нас нет никакого Спасителя и Ходатая, или как будто Он пришел только к праведникам и служит нам лишь тогда, когда мы такие, какими должны быть. Но апостолом сказано здесь прямо противоположное: ходатай служит нам именно тогда, когда мы согрешили. Отсюда следует, что верующие во Христа находятся в постоянной благодати, которая не поколеблется и не изменится, даже когда колеблется их благочестие. Это учение о ежедневном и вечном прощении грехов, явленное во всех строках Слова Господня, столь сладко и утешительно, что всегда найдутся люди «... нечестивые, обращающие благодать Бога нашего в повод к распутству» (Иуд. 1: 4). Это — самоправедные хвастуны или ложные христиане, идущие к погибели. И все же мы не имеем права молчать об этом, ибо должны возвещать бедным, отчаявшимся и нищим то, что даст им утешение сердца и блаженство. Их исстрадавшиеся сердца черпают из этой величайшей милости лишь обновленное желание и силу для освященной жизни. Тот же, кто ищет в милости Божией повод для самоуверенности, чтобы оставаться во грехе, кто не пытается преодолеть и отбросить грех, а находит извинения и тем самым «обращает благодать Бога нашего в повод к распутству», тот делает грех. Тот же прекрасный Иоанн признает: «Кто делает грех, тот от диавола... Всякий, рожденный, от Бога, не делает греха» (1 Иоан. 3: 8, 9), то есть он не может творить грех, ибо рожден от Бога. Но, с другой стороны, «Если говорим, что не имеем греха, обманываем самих себя, и истины нет в нас. Если исповедуем грехи наши, то Он, будучи верен и праведен, простит нам грехи (наши) и очистит нас от всякой неправды» (Иоан. 1: 8, 9).

Придите и увидите: Иисус прощает грешников.

Когда ты плачешь о грехе
С сердечным сокрушением,
Взываешь с верою к Нему
И просишь искупить

Лишь Он Один,
Он, Божий Сын,
Твой сможет грех простить.

 

Редактор Т. В. Кузнецова

Санкт-Петербург. Светоч, 2000

© В. Ю. Володин, перевод на русский язык, 2000

© Учебный Центр Церкви Ингрии на территории России, редакция текста, изготовление оригинал-макета, 2000