ПечатьE-mail

Надежда не подведет

Богословие

Северная и Южная Кореи обвиняют друг друга в провокациях. КНДР утверждает, что в ходе столкновения у острова Ёнпхёндо первыми открыли огонь южане, а Республика Корея – что северяне. Несколько человек погибло, в том числе мирные жители. Можно надеяться, что до войны между Северной и Южной Кореей дело не дойдет. Почему можно надеяться? Только потому, что надеяться можно всегда. Но это не значит, что надежда непременно оправдается.

Другой случай: врач говорит неизлечимо больному человеку, что тот непременно выздоровеет. Конечно, чудесное выздоровление возможно, всякое бывает. Однако никак не непременно. Врач полагает, что надежда больному нужна больше, чем правда. Он может обнадежить пациента, но этой надежде, скорее всего, не суждено сбыться.

Такова надежда. С одной стороны, она всегда сверхъестественна – превосходит прошлое и настоящее, побуждает держаться даже за хрупкое и противоречивое обещание. С другой стороны, надежда непостоянна и даже опасна, потому что основана на возможности, вероятности.

Поэтому можно подумать, что и христианская надежда слепа и слаба. Каждому приходилось встречать людей, которые говорят: «Все это, Евангелие и так далее, конечно, хорошо. Как хотелось бы, чтобы это оказалось правдой!» Человек даже может считать себя христианином, потому что испытывает симпатии к «христианской идее» или к «христианским ценностям», как он их понимает. Сложность в том, что сами по себе благие пожелания не делают истинным то, к чему они относятся. Если я желаю чего-то хорошего и надеюсь на это хорошее, оно не обязательно осуществится. Такая надежда имеет с христианской надеждой только внешнее сходство, и жить в ней, как верно заметил Спиноза, означает пребывать «в жалком состоянии между надеждой и страхом».

Христианская, библейская надежда – не благое пожелание и не оптимистическое настроение. Это не скользкая полунадежда «может-случится-может-нет». Наша надежда – это уверенность в том, что Царство Божье придет и воля Бога осуществится. Не потому, что нам этого хотелось бы, - хотя, разумеется, мы этого желаем, - но потому, что это обещает Бог. Тот Бог, Который «животворит мертвых и называет несуществующее, как существующее (призывает к существованию то, что не существовало)» (Рим 4:17), Который воскресил из мертвых Иисуса Христа. Вот, какая сила стоит за нашей надеждой. И все, что от нас требуется, – не закрыться от нее, дать ей каждый день побуждать  жить и действовать в свете вечности.