ПечатьE-mail

XXVI. О разборчивости в пище (пер. В Муштака)

Аугсбургское вероисповедание

<XXVI.> О разборчивости в пище

Книга Согласия. Аугсбургское вероисповедание. О разборчивости в пище1-3 В прежние времена учили, проповедовали и писали так, что разборчивость в пище и тому подобные традиции, установленные человеками, служат для того, чтобы при их посредстве благодать снискать и искупить грехи. По сей причине каждодневно измышлялись всё новые посты, всё новые обряды, всё новые установления и прочее тому подобное, и принуждали к тому жёстко и сурово — так, словно дела сии суть обязательные богослужения, посредством каковых человек заслуживает благодать, если соблюдает их, и совершает великий грех, если не соблюдает. Из того проистекало много вредоносных заблуждений в церкви.

4-7 Во-первых, тем самым затмевались и Христова милость, и учение о вере, которые с великою серьёзностью представляет нам Евангелие — и строго настаивает на том, чтобы Христову заслугу мы почитали высокою и драгоценною, и знали бы, что надлежит нам ставить веру во Христа много выше всяких дел. По сей причине Святой Павел яростно сражался с Моисеевым законом и традициями человеческими, дабы мы вразумились, что делаемся пред Богом праведны не нашими делами, но единственно лишь верою в Христа, что ради Христа мы обретаем благодать. Сие учение почти совсем угасло из-за того, что учили заслуживать благодать посредством предписанных постов, разборчивости в пище, одеяниях и проч.

8-11 Во-вторых, традиции сии затмевали и заповеди Божии, ибо ставили их много выше заповедей Божиих. Жизнью христианской почиталось вот лишь что: если кто праздник надлежаще соблюдал, молился надлежаще, постился надлежаще, надлежаще был одет, — сие и называлось духовной, христианской жизнью. А в то же время иные, необходимые добрые дела считались бытием мирским и бездуховным, а именно дела, которые обязан каждый совершать в согласии с призванием своим, как-то: отец семейства — трудиться, чтобы жену с детьми кормить и в страхе Божием воспитывать; мать семейства — рожать детей, ухаживать за ними; правитель и мирская власть — править страною и людьми, и проч. Дела сии, заповеданные Богом, считались бытием мирским, несовершенным; традициям же полагались пышные названия, так что они одни лишь и звались святыми, совершенными делами. Потому-то не было конца и краю учреждению таких традиций.

12-17 В-третьих, сии традиции причиняли совестям отягчение огромное. Ибо невозможно было все традиции блюсти — и всё же люди полагали, что традиции являют собою обязательное богослужение; и пишет Жерсон79, что многие по сей причине в отчаянье впадали, а некоторые даже и руки налагали на себя, поскольку не доводилось им услышать никакого утешения о милости Христовой. А то, как совести вводились в заблуждение, мы видим на примерах суммистов и теологов, которые дерзнули воедино свести традиции сии и, дабы совестям помочь, искали aequitatem80 — и настолько были сими поисками увлечены, что тем временем пришло в упадок всё благотворное христианское учение о предметах более насущных, как-то: о вере, об утешении в великих испытаниях и тому подобном. Кроме того, и прежде многие благочестивые, учёные мужи сетовали чрезвычайно, что традиции сии порождают бесчисленные распри в церкви, и тем самым чинятся препятствия благочестивым людям, так что они не могут прийти к истинному познанию Христа. Горячо сетовал на то Жерсон, равно как некоторые прочие [теологи]81. И даже Августину было не по душе отягчение совестей столь многими традициями. По сей причине он даёт при том такое поучение, что их не следует считать делами обязательными82.

18-20 А потому отнюдь не из легкомыслия, не из пренебрежения духовной властью учили наши сторонники о сих предметах, но крайняя необходимость требовала дать поучение касательно указанных выше заблуждений, произошедших из ошибочного понимания традиций. Ибо Евангелие настаивает на том, что в церкви следует и должно преподавать учение о вере, понять которое, однако, невозможно, если полагать, что благодать можно снискать самовольно избранными делами.

21-29 И поучается о сём тем образом, что посредством соблюдения измышленных традиций человеческих невозможно благодать снискать, невозможно с Богом примириться или искупить грехи. А посему никоим образом нельзя традиции сии выдавать за обязательное богослужение. Обоснование тому берётся из Писания. Христос оправдывает апостолов в том, что они не соблюдают общепринятых традиций, и говорит при том, Мат. 15,9: "Но тщетно чтут Меня, уча учениям... человеческим." А поскольку Он называет сие служеньем тщетным — значит, оно не обязательно. И несколько ниже [Мат. 15,11]: "Не то, что входит в уста, оскверняет человека." Далее, Павел говорит, Рим. 14,17: "Ибо царствие Божие не пища и питие." Кол. 2,16: "Итак никто да не осуждает вас за пищу, или питие,., или субботу" и проч. Говорит Пётр, Деян. 15,10-11: "Что же вы ныне искушаете Бога, желая возложить на выи учеников иго, которого не могли понести ни отцы наши, ни мы? Но мы веруем, что благодатию Господа Иисуса Христа спасёмся, как и они." Здесь Пётр воспрещает отягчать совести множеством обрядов внешних — будь то Моисеевых, будь то иных. И сии запреты (как-то: на пищу, на брак и проч.) называются учениями бесовскими, 1 Тим. 4,1; 4,3. Ибо всё сие прямо противоречит Евангелию — устанавливать и совершать дела такого рода с намерением снискать тем самым прощение грехов или [утверждать,] что будто никто не может быть христианином, не исполняя служения сего.

30-32 Что же касается обвинения наших сторонников в том, что будто бы они, подобно Иовиниану83, запрещают умерщвленье и укрощенье плоти, то в сочинениях их обнаруживается нечто совсем иное. — Ибо о кресте святом они учили неизменно так, что христиане обязаны страдать, и сие есть истинное и серьёзное, а вовсе не измышленное умерщвленье плоти.

33-39 Наряду с тем поучается также, что каждый человек обязан посредством телесных упражнений (как-то: постов, а равно иных трудов) блюсти себя тем образом, чтобы не дать повода к греху, а вовсе не затем, чтобы делами сими благодать себе снискать84. И такие упражнения телесные должны быть исполняемы не только по некоторым определённым дням, но постоянно. Говорит о том Христос, Лук. 21,34: "Смотрите же за собою, чтобы сердца ваши не отягчались объядением и пьянством." Далее [Мар. 9,29]: "Сей род" [бесовский] "не может выйти иначе, как от молитвы и поста." И Павел говорит [1 Кор. 9,27], что усмиряет и порабощает своё тело и к послушанию его приводит; сим он указывает, что умерщвленье плоти должно служить отнюдь не для того, чтобы тем самым благодать снискать, но для того, чтоб тело держать в покорности, дабы не чинило оно препятствий в совершении того, что каждому предписано по его призванию. И, стало быть, мы отвергаем не пост, как таковой, но то, что сотворяют из него, к смущенью совестей, обязательное служение по определённым дням и в отношении определённой пищи.

40-45 Соблюдаются также и нашей стороною многие обряды и традиции (как-то: последование мессы, некоторые песнопения, празднества и проч.), каковые служат для поддержания надлежащего порядка в церкви. Однако вместе с тем даётся пастве поучение, что такое внешнее богослужение никого не делает благочестивым перед Богом; что нужно соблюдать его без отягченья совести, и, значит, если кто-то без соблазна его пропустит — не будет в том греха85. Такой свободы относительно внешних обрядов придерживались и древние отцы. — Ибо на Востоке Пасха праздновалась в иное время, нежели в Риме86. И когда некоторые были склонны почитать сие отсутствие единообразия расколом в церкви, другие с серьёзностью внушали им, что нет необходимости блюсти единообразие в таких обычаях. И говорит Иреней так: "Отсутствие единообразия в постах единства веры не нарушает", равно как и в Dist.12 о таком отсутствии единообразия в человеческих установлениях написано: оно единству мира христианского не противоречит87. И Tripartita Hist. lib.9, перечисляя в одном месте множество неединообразных обычаев церковных, приводит полезное христианское речение88: "Намереньем апостолов было отнюдь не установленье праздников, но обученье вере и любви."

 


79 Источник не обнаружен, однако см. примечание 81.

80 В латинском варианте "Аугсбургского исповедания" здесь использовано греческое слово επιεικεια— см. примечание 118.

81 Gerson, De vita spirituali animae, lect. 2 Opp.2 ed (1728) III 16 и далее du Pin. lect. 4 coroll. 11; там же, S. 45A.

82 Augustin, Ep. 54,2.2 ad lanuarium (MSL 33,200; CSEL 34,160,9 и далее); Ep. 55,19,35 (MSL 33,221 и далее; CSEL 34,209,18 и далее).

83 Аскет Иовиниан боролся в Риме (начиная примерно с 385 года) с монашеским учением о заслугах, а не с "укрощением и усмирением плоти", как то приписывалось ему в памфлетах Иеронима.

84 Luther, Von der Freiheit eines Christenmenschen (WA VII 30/11 и далее).

85 См. артикул XV.

86 В Малой Азии — одновременно с еврейской пасхой (14 ниссана, в день первого полнолуния после весеннего равноденствия), в Риме (как ранее также в Палестине и Египте) — в первое после этого дня воскресенье.

87 Cassiodor, Hist. trip. IX, 38 (MSL 69,1154A).

88 Decr. Grat. 1 d. 12 с. 10.