ПечатьE-mail

Искушения суть объятия Божии

История религий

Мартин ЛютерЧасто мы представляем себе Мартина Лютера как непоколебимого храброго христианина, которого ничто не могло ввести в искушение.

В таком свете показывают его в первую очередь выступление и знаменитая речь перед Рейхстагом в Вормсе 18-го апреля 1521 года. Лютер надеялся, что в присутствии императора, князей и советников с ним будет проведен теологический диспут об истине Евангелия. Вместо этого его лишь спросили, не хочет ли он оставить свое еретическое учение. Это был сильный удар, специально нацеленный на то, чтобы запугать его. Однако Лютер в своей пространной речи бесстрашно продемонстрировал, что он не отступится от своих открытий в Священном Писании. Императору его речь показалась слишком длинной, и его прервали и довольно резко заявили, что он должен ответить коротко без долгих разговоров. На что он произнес: "Если Ваше Величество и уважаемые господа требуют простого ответа, то я отвечу без долгих разговоров:

Если мои доводы не будут опровергнуты свидетельствами Священного Писания или явным аргументом - ибо я не верю Папе или церковным соборам, известно, что они часто заблуждались и противоречили сами себе, - то я побежден приведенными мною словами Священного Писания. И, ибо моя совесть пленена словами Господа, я не могу и не хочу ни от чего отрекаться, потому что это опасно и невозможно - делать что-либо против своей совести. Да поможет мне Бог. Аминь”.

Это было сказано в трудной ситуации. Таким мы знаем Мартина Лютера.

Есть много похожих выразительных писем и памфлетов Лютера, по которым ясно видно: этот доктор Мартин - парень не промах, он крепко держится на ногах.

Но это лишь часть правды.

ИСКУШЕНИЯ В ВЕРЕ

И Лютер знал, что такое искушения.

Сначала перед ним стоял вопрос, действительно ли он на правильном пути. Уже в 1505 году, когда он ушел в монастырь в Эрфурте, его терзали тяжкие сомнения, как он предстанет перед Богом. Это так сильно терзало его, что другие монахи считали его волнения преувеличенными. Во всяком случае он не сразу создал новое церковное учение, он в муках искал библейскую и Божественную истину.

Позднее, в 1539 году, в предисловии к первому тому своих немецких трактатов он писал, что хорошим проповедником и богословом можно стать, соблюдая три правила: "oratio, meditatio, tentatio" - молиться, размышлять и противостоять искушению.

Лютер объясняет это так: если хочешь правильно понять Библию, сначала надо молиться: "...преклони колени в своей каморке и проси Бога с истинным смирением и искренностью, дабы Он даровал тебе Своего Духа Святого чрез Сына Своего возлюбленного, который озарит тебя, укажет путь и дарует разум".

Второе правило - размышление. "Тогда ты должен размышлять, а это означает: не только в сердце своем, но и вслух непрестанно изучать, замечать, читать и перечитывать слова, написанные в Библии, с прилежным размышлением и запоминанием того, что подразумевает в них Святой Дух... Бог не дает Свой Дух без явного Слова".

Третье, что составляет сущность христианина и богослова, - умение противостоять искушениям. Этим все и поверяется. Ибо в искушении познается сила твоей веры. "Ибо как только через тебя взойдет Слово Божие, дьявол будет одолевать тебя, сделает тебя настоящим доктором и научит тебя своими искушениями искать и любить Слово Господа. Потому и я сам очень многим обязан моим папистам, что они своим дьявольским неистовством так разбили, теснили и пугали, а значит, сделали (из меня) настоящего богослова, к чему бы я иначе никогда не пришел".

Итак, Лютер узнал, что отчаяние и сомнение, через которые ему пришлось пройти, научили его силе веры.

ИСКУШЕНИЕ БОЛЕЗНЬЮ

Так, например, 1527 год был для него тяжелым годом.

Его одолевали тяжелые болезни, которые причинили ему много страданий. 10 июля 1527 года Лютер пишет своему другу Спалатину: "Позавчера я был так охвачен внезапной слабостью, что я в отчаянии думал отойти в мир иной на руках моей жены и друзей, настолько всерьез меня покинули силы..." По сообщениям друзей Бугенхагена и Юстуса Йонаса, его положение действительно было очень тяжелым.

Три недели спустя Лютер пишет Меланхтону: "Больше недели меня так бросало между смертью и преисподней, что я и сейчас еще чувствую это всем телом и дрожу всеми моими членами. Я совсем потерял Христа, и меня обуяли потоп и буря, отчаяние и богохульство. Но призванный молитвами святых (верующих друзей Лютера), Бог решил смилостивиться надо мною и вырвал мою душу из глубочайшей преисподней..."

Он также узнал о мученической смерти Леонарда Кайзера, который умер на костре 16 августа из-за своего упорства в евангелической вере. Он очень переживал из-за этого. Лютер страдал от того, что он, который начал все это, не мог умереть вместо этого человека.

Потом в Виттенберг пришла чума. Университет переехал в Йену. Курфюрст просил Лютера с домашними также бежать туда. Но Лютер, как добрый пастырь и духовный наставник, хотел остаться в Виттенберге. Но и он испытывал страх.

Итак, представление о непоколебимом Лютере неверно. Ему пришлось пройти через свою долину тьмы (Пс 22).

Песня "Господь наш меч", которая кажется нам исполненной уверенности и отваги, на самом деле полна упорства, направленного против страха и искушения.

И сейчас для нас важно и интересно именно то, что Лютер снова и снова ищет спасения в Христе и находит опору, полагаясь на Господа.

ИСКУШЕНИЕ СМЕРТЬЮ

Кэти и Мартин тяжело переживали смерть своих детей. Всего у них было шесть детей: Ганс (1526-1575) был юристом; Елизавета (1527-1528); Магдалена (1529-1542); Мартин (1531-1565) был богословом; Павел (1533-1593) был врачом; Маргарита (1534-1570).

5 августа 1528 года Лютер пишет Николаусу Хаусманну: "...Умерла моя доченька Елизавета. Странно, какое печальное, почти женское чувство она оставила во мне, так волнует меня скорбь о ней. Никогда раньше я не подумал бы, что отеческое сердце так смягчается при мысли о своих детях. Молись Господу за меня..."

28-29 сентября он пишет Эберхарду Бризгеру: "...Да хранит Господь твоего сына. У меня вновь дочка во чреве. Да благословит Господь... Твой Мартинус Лютер".

Удивительно, как Лютер убежден в том, что это вновь девочка, забавно - у него дочка во чреве.

Магдалена родилась 4 мая 1529 года и была большой радостью для родителей. Она умерла в 1542 году.

Лютер пишет 16 сентября 1542 Маркусу Кроделю, у которого живет Ганс, его старший сын, чтобы он срочно отправил его домой без объяснения причины: "...Моя дочь Магдалена лежит почти уже при последнем издыхании и скоро отправится к своему настоящему Отцу небесному... Она очень просит увидеться со своим братом... Они очень любили друг друга - быть может, его приезд сможет вернуть ее к жизни..."

Магдалена умерла в тринадцать лет...

06 этом снова и снова заходит речь в письмах последующего времени.

Юстусу Йонасу 23 сентября 1542: "Хотя и я и моя жена должны бы только радостно благодарить за ее такое счастливое возвращение "домой"... но так велика сила природной любви, что мы не можем не плакать, и не вздыхать сердцем, и не испытывать большой подавленности. Так крепки в нашем сердце ее образ, слова и жесты живой и умирающей, послушной и примерной дочери, что даже смерть Христа (а что все смерти людские в сравнении с Его смертью) не может заставить забыть об этом, как оно должно было быть".

9 октября 1542 года Лютер пишет Якобу Пропсту в Бремен: "...Отец небесный забрал мою сердечно любимую дочь Магдалену, она почила в твердой вере во Христа. Я преодолел отцовскую скорбь, но с угрозой роптания против смерти. Этим выражением негодования я унял мои слезы. Я очень любил ее. Но настанет день, когда смерть будет повержена вместе с тем, кто является ее причиной. Прощай и молись за меня... Моя Катарина передает тебе привет, все еще в рыданиях и с глазами, мокрыми от слез. Твой Мартинус Лютер". Он пишет, чтобы утешить совсем отчаявшегося сына Ганса.

Лютер и Катарина так никогда и не смогли преодолеть эту боль. Еще через три года (3 июня 1545 года) Лютер пишет письмо с соболезнованиями Осиандеру, который незадолго до этого лишился жены и дочери: "Трудно себе представить, как сильно меня мучит смерть моей дочери Магдалены, которую я все еще не могу забыть. Но я знаю, что ей уготована жизнь вечная... Я пишу это в свидетельство того, что мы принимаем участие в этих твоих искушениях".

Лютеру знакомо искушение, отчаяние также и в отношении Церкви, общины.

1 января 1530 года он действительно перестал проповедовать и объявил с кафедры, что в будущем он лучше будет проповедовать бешеным собакам, чем продолжать проповедовать этой неблагодарной общине, которая не приходит более на богослужение. Он, который часто читал до семи проповедей в неделю, действительно пять месяцев не проповедовал. Позднее он ворчал, но проповедовал, утешая себя тем, что и Господь Иисус был презираем многими своими современниками.

ХРИСТОС - ЭТО ОСНОВА

Итак, Лютер ни в коей мере не переступил через все проблемы непоколебимо и без сомнений. Он противостоял им, страдая, бранясь и ища выхода.

Но очевидно, что во всем у него непоколебимая опора - Христос. Распятый Христос, который Сам ради нас пережил отдаление от Бога, и делает очевидным для нас в нашей удаленности от Господа, что Бог не оставляет нас, - это основа жизни. Поэтому он может сказать: "Искушения суть объятия Божии", "когда Бог кажется нам дальше всего, Он ближе всего".

Особенно ясным, мне кажется, это становится при размышлении о песне "Всюду среди жизни сей". Он пишет - переверни это, напиши это наоборот. Старая песня гласила: "Media vita in morte sumus" (среди жизни мы в смерти), если мы перевернем: "Media morte in vita sumus, sic dicit sic credit christianos" (Молитва 2 июля 1523). Это означает: среди смерти мы в жизни, мы объяты Твоей жизнью в воскресении, Христос Господь, так говорит и верит христианин.

Наша жизнь определена не смертью, как бы она ни теснила нас. Наша жизнь определена распятым и воскресшим Господом. В это глубоко верит Лютер.

Это очень хорошо видно из его последних писем. 18 февраля 1546 года около двух часов утра Лютер умирает в Эйслебене, где он находился на (прошедших успешно) переговорах о мире. За десять дней до этого он пишет своей жене, которая сильно беспокоится о нем (и, как оказывается, не напрасно), одно из своих многих веселых и обнадеживающих писем: "Моей дорогой домохозяйке Катерине, еще той штучке, докторше, свиноторговке (они жили у свиного рынка), в Виттенберг, моей любезной жене лично в руки и к ее ногам.

Благодать и мир в Господе! Милая Кэти, прочти Иоанна и Малый Катехизис, о котором ты как-то сказала: да это же книга обо мне.

Ибо ты хочешь заботиться о Боге своем, как если бы Он не был всемогущ и не мог сотворить десять докторов Мартинов, если бы единственный старый сгинул бы в Заале, в печи или на месте ловли птиц у Вольфа. (Вольф Зибергер, слуга Лютера, в прошлом монах, держал ловушку для птиц, "место ловли птиц", чего не одобрял Лютер.) Оставь свои заботы обо мне, у меня есть Тот, Кто заботится обо мне лучше, чем ты и все ангелы, Он лежит в яслях и у сосцов Девы, но в то же время восседает одесную Господа, Своего Отца Всемогущего. Потому будь спокойна. Аминь..."

Чувствуется, что Лютер находит отечество во Христе и через Него, несмотря на все проблемы, всегда может быть весел.

Свобода христианина, которая произрастает из глубочайшего христианского доверия, и есть отрада для нашего мира.

Вестник, № 2, 2001. С. 16-17