ПечатьE-mail

Революция Гуттенберга, Или как привычная детская игрушка перевернула мир

История религий

Библия ГутенбергаВ последний день сентября 1452 года в маленьком немецком городе Майнце произошло событие, изменившее ход истории. Первопечатник Иоганн Гутенберг впервые напечатал латинский текст Библии. Ее тираж составил всего 180 экземпляров, но эта книга перевернула ход европейской истории.

Чтобы понять значение революции Гуттенберга стоит перенестись на несколько веков назад в средневековый византийский, европейский или древнерусский монастырь, в котором переписывалась та или иная рукопись. Инструментов у образованного инока было очень мало - небольшая конторка, за которой писали стоя, или маленький столик в скриптории (библиотеке), где можно было сидеть. Добавим к этому набор перьев и инструментов для подготовки пергамента к письму, собственноручно изготовленные чернила, да свечу, дающую скудное освещение, и мы увидим, насколько тяжек был труд переписчика. Над каждым манускриптом работало несколько человек - один писал основной текст, оставляя места для красивых первых букв нового абзаца, которые потом нарисует другой писец (отсюда пришло выражение «красная строка»), а затем рукопись могли украшать миниатюрами. Все это требовало огромных затрат сил, энергии и средств – над большими рукописями могли работать несколько переписчиков в течение десятков лет. Это приводило к тому, что каждая книга была уникальной, и на снятие ее копии также требовались десятилетия. Конечно, писцы пытались ускорить свой труд – постепенно выработалась система сокращений наиболее употребительных слов, которые писали под титлами. Существовал даже особый тип рукописей Торы, когда из слов в стихе писались лишь первые буквы («Вначале сотворил Бог небо и землю» - в с б н и з), но такие тексты были скорее шпаргалками для знатоков, чем книгами в современном понимании. Вырабатывалась более быстрая система письма – на смену уставу пришел полуустав. Буквы уменьшались в размерах, их начертание упрощалось, слова стали писать с помощью лигатур, то есть соединения соседних знаков в слоги). Все это увеличило скорость написания и уменьшило стоимость манускриптов, но проблема снятия множества копий с одного текста оставалась нерешенной. В монастырских скрипториях могли копировать рукопись под диктовку – несколько иноков на слух записывали текст. Любой, кто в школе писал диктанты, сразу назовет недостатки этого метода – человек мог не расслышать какое-то слово, принять его за другое или исказить до неузнаваемости. Ситуация усугублялась тем, что для экономии пергамента слова писались без пробелов, а часто и без знаков препинания. Для примера напишем знаменитую стихотворную строчку «яизлисувышелбылсильныймарос», предоставив читателю возможность самому восстановить первоисточник. Ситуацию усугублялась еще и тем, что в средневековье числа обозначались буквами, что добавляло путаницу и возможностей для неверного прочтения.

Работа писца была настолько тяжелой, что монахи на полях рукописи, а иногда в самом тексте, делали маргиналии, в которых жаловались на свою судьбу: «Переписывание сгибает спину, вонзает ребра в живот, приводит в негодность все тело». Люди писали по 6 часов в день при плохом освещении, внимание ослабевало, и часто подобные заметки на полях могли входить в основной текст следующего манускрипта. Ошибки накапливались, иногда писцы редактировали своих предшественников, и в результате списки жития одного святого сильно отличаются друг от друга в деталях.

Между тем, после XIV века в Европе были крайне необходимы технологии, позволяющие создавать массовые копии оригинала. Важнейшую роль в этом процессе сыграли игральные карты, которые стремительно набирали популярность, несмотря на протесты Церкви. Первые колоды делались вручную и стоили баснословных денег, но постепенно было налажено производство оттисков с одной формы, которую покрывали красками и «штамповали» нужное число копий. Это был первый шаг на пути к доступной книге. Следующим этапом было создание гравюр и листовок – на доске вырезался нужный текст и рисунки, и мастер мог выпустить большое число копий. Проблема состояла в том, что для книг пришлось бы вручную вырезать матрицы для каждой страницы.

И здесь на помощь пришли знакомые нам детские игрушки. Принцип наборной формы Гуттенберга очень похож на магнитные азбуки. Необходимо вырезать из дерева или отлить в металле буквы и знаки (каждый символ делался в нескольких экземплярах в зависимости от частоты употребления), а затем составлять из них слова в специальной форме. Такие буквы в качестве педагогического средства для воспитания девочки предлагал еще блаженный Иероним за тысячу лет до Гуттенберга: «Нужно сделать ей буквы либо буковые, либо из слоновой кости и назвать их ей. Пусть играет с ними и, играючи, обучается, и пусть она запоминает не только порядок букв и не только по памяти напевает их названия, но пусть ей неоднократно путают и самый порядок, перемешивая средние буквы с последними, начальные со средними, дабы она знала их не только по звуку, но и по виду».

Заслуга немецкого первопечатника состояла в том, что он догадался, как превратить набор букв из педагогической игрушки в способ передачи знаний. Первый печатный станок предусматривал способ крепления букв на матрице с помощью шнурка или маленьких гвоздиков. Затем форму намазывали краской, и под нее вставлялся лист бумаги. Гуттенберг, взяв за основу пресс для винограда, придумал механизм, как равномерно распределить давление по всей странице, чтобы все буквы были одинаково яркими. Дальше изготовление книг в буквальном смысле слова стало делом техники. Отдельные буквы из формы можно было вынимать, исправляя ошибки, а для набора разных текстов уже не нужно было изготовлять сложные формы. С этого момента печатная книга стала постепенно завоевывать мир.

Путь ее был нелегким. К печатной книге относились так, как сейчас некоторые относятся к электронным. Появились собиратели рукописных книг, считавших, что только в них передается живая культура. Часть тиража своей первой Библии Гуттенберг печатал на пергаменте, чтобы удовлетворить запросы людей, с подозрением относившихся к бумаге. Для того, чтобы первые печатные книги были похожи на рукописные, их издатели создавали различные виды одной и той же буквы, чтобы имитировать почерка. Современный читатель может наблюдать подобные вещи в специальных компьютерных шрифтах, напоминающих детское письмо или записи авторучкой. Кроме того, Гуттенберг использовал в своих матрицах лигатуры наиболее распространенных слогов, что также приближало первое печатное издание к рукописным предшественникам.

Несмотря на все сложности, печатная книга продолжала завоевывать мир, и это привело к окончанию Средневековья. Благодаря изобретению Гуттенберга образованность перестала быть уделом избранных. Вскоре большими для того времени тиражами стали выходить выходить учебники, появлялись первые газеты, люди получили возможность зафиксировать свои мысли и чувства на бумаге и поделиться ими с окружающими. На смену анонимному монаху - переписчику, писавшему свои тексты с опорой на жанры, пришли писатели с индивидуальным авторским стилем, все больше людей получила возможность читать тексты, которые сейчас мы бы отнесли к светской, а некоторые и к бульварной литературе.

Нам, живущим в эпоху компьютеров, интернета и социальных сетей, очень просто почувствовать на себе значение открытия Гуттенберга. Сейчас можно, не выходя из дому, найти в Интернете множество нужных книг, которые можно читать в электронном формате, не загромождая квартиры и не тратя бумаги. За последние 10 лет доступ к знаниям, к памятникам мировой культуры резко облегчился. Другое дело, что гораздо больше людей предпочитают читать Дарью Донцову, а не Владимира Набокова или Светония, и выдавать на суд окружающих совсем не художественные тексты Но изобретатель интернета или электронной книги не может нести ответственность за свободный выбор людей. Точно также и Гутенберг не виноват в том, что с помощью его технологий были изданы, например, «Mein Kampf» или нацистские приказы.

http://www.nsad.ru