ПечатьE-mail

Генеральный Синод 2005: строить Церковь с перспективой на будущее

История религий

Генеральные Синоды Ев.-лют. церкви - восемьдесят лет назад, с 21 по 26 июня 1924 года в соборе свв. Петра и Павла в Москве, и десять лет назад, с 26 по 29 сентября 1994 года в церкви св. Анны в Санкт-Петербурге, - были, несомненно, событиями исторического значения на пути строительства и структурной реорганизации нашей Церкви. Синоды проходили в непростое время, на фоне глубоких политических и общественных преобразований в России. Октябрьская революция 1917 года и распад Советского Союза в 1991 году вызвали перемены, которые сказались на судьбе Ев.-лют. церкви на территории Российской Империи, а затем и СССР.

Перед Генеральным Синодом 2005 года - его проведение запланировано на 26-29 апреля - стоит широкий круг задач. Предстоит работа в нескольких направлениях, одно из которых - преобразование церковного сообщества в целях стабильного развития Церкви в будущем. Важно осознать необходимость преобразований и подготовиться к ним.

Первый Синод Ев.-лют. церкви, который состоялся в 1924 году, проходил в сложное для страны время. Полностью изменившиеся после 1917 года политические условия привели к тому, что Устав ЕЛЦ от 28 декабря 1832 года потерял свою силу. До 1917 года лютеранская Церковь, имевшая статус государственной, насчитывала 3,7 млн. прихожан (1,2 млн. латышей, 1,1 млн. эстонцев, 1,1 млн. немцев, 148 тыс. финнов, 28 тыс. шведов, 12 тыс. литовцев и 5 тыс. представителей других национальностей) в 539 приходах и деканатах, в распоряжении которых находились 832 церкви и 996 - преимущественно деревянных - молитвенных домов и школ. После выхода первых декретов большевиков, Декрета о земле от 26 октября 1917 года (безвозмездное отчуждение земли) и Декрета об отделении Церкви от государства и школы от Церкви от 20 января 1918 года, лютеранская Церковь столкнулась с большими трудностями.

Необходимо было адаптироваться к новой реальности и реорганизовать церковную жизнь, а также возродить систему образования пасторов после потери богословского факультета в Дерпте (современный Тарту) в связи с отделением Эстонии от Советской Росии. Задача была чрезвычайно сложной, поскольку прежняя церковная структура в большой степени являлась государственной. Фактически руководство Церковью осуществлялось Министерством внутренних дел посредством Генеральной консистории в Санкт-Петербурге и шести консисторий в Санкт-Петербурге, Москве, Риге, Ревеле (Таллин), Митаве (Елгава) и на острове Эзель (Саарема). Прежний Устав хотя и предусматривал созыв генеральных синодов Министром внутренних дел, но до 1917 года синоды созывались только на уровне пробств. Участие общин в принятии решений было незначительным, поэтому, закономерно, отсутствовал опыт самоуправления.

Подготовка к синоду длилась три года, была проделана большая работа, причем значительные инициативы исходили от петроградского Епископа Конрада Фрайфельда( 1847-1923). В июне 1924 года, на первом в истории Ев.-лют. церкви в России Генеральном Синоде, 56 делегатов приняли новый Устав. Основной документ Ев.-лют. Церкви устанавливал новую структурную организацию Церкви: от уровня общин до управления через Синод. Руководящие функции были сбалансированы: их разделили между двумя Епископами. Во главе Ев.-лют. церкви в Советской России стояли Епископ Артур Мальмгрен (1860-1947) в Санкт-Петербурге, отвечавший за образование и внешние церковные связи, и Епископ Теофил Майер (1855-1934) в Москве, ведавший внутрицерковными делами и представлявший Церковь в государственных инстанциях.

Спустя почти семьдесят лет, в сложные годы возрождения Ев.-лют. церкви, Устав 1924 года стал основополагающим документом для консолидации общин. После долгого отсутствия органов церковного управления (с 1936 по 1988 годы) оказалось очень трудно убедить почти 500 изолированных друг от друга лютеранских общин в необходимости воссоздания забытого церковного единства. Большим подспорьем в этом деле стали региональные церковные структуры, созданные в 1992 году - на Украине и в Сибири, в 1993 году - в европейской части России и Казахстане, а в 1994 году - в Киргизии и Узбекистане. Были созваны синоды, образовавшие на своих территориях церковные округа (епархии), во главе которых находились суперинтенденты, епископские визитаторы или пробсты. Церковный устав в редакции 1924 года с изменениями, предложенными Епископом Харальдом Калниньшем (1911-1997), т. е. необходимый для государственной регистрации правовой акт, был принят на съезде всех пробстов, своего рода "внеплановом" Генеральном Синоде в 1991 году в Целинограде (Астана). В ноябре 1991 года была зарегистрирована Немецкая евангелическо-лютеранская церковь в Советском Союзе. Можно сказать, что в деле возрождения нашей Церкви вначале участвовали, в основном, пробсты, касалось ли это выборов Харальда Калниньша на должность епископа в Риге в 1988 году или утверждения Устава 1991 года, когда собрание уполномоченных общинами пробстов выполняло функции синода.

С принятием адаптированного к новым условиям Устава на Генеральном Синоде 1994 года закончился первый период восстановления организационной структуры Евангелическо-лютеранской церкви.

Генеральный Синод 1999 года стал "консолидирующим" синодом. Были приняты новые общины из Грузии и Белоруссии, но, в принципе, консолидация Церкви к тому времени уже завершилась. Новый Устав Церкви и Внутрицерковный Устав, а также новая структура всей Церкви (юридически независимые региональные Церкви во главе с епископами под общим руководством Архиепископа) казались правильным решением, рассчитанным на долгие годы вперед. С принятием Внутрицерковного Устава было достигнуто равновесие, которое позволило, невзирая на политические и правовые препоны, сохранить церковное единство общин на территории десяти различных государств.

После того как за последнее время положение в региональных Церквях на Украине и в европейской части России стабилизировалось, стали раздаваться голоса, призывающие преобразовать нашу Церковь в союз Церквей. В этом союзе каждый регион сможет решать, какие задачи передать центральному органу, а какие задачи он мог бы регулировать самостоятельно.

В настоящее время в Епископском совете и Консистории ЕЛЦ ведутся дебаты, обсуждается стремление к признанию самостоятельности в международной деятельности и в международном признании, самостоятельное членство в международных организациях и возможность форсирования собственных партнерских отношений. Одной из причин этого является недостаточное финансирование деятельности предусмотренных Уставом органов управления Церкви: Генерального Синода, Епископского совета и Консистории, Архиепископа и ЦЦУ. То же самое касается и Теологической семинарии ЕЛЦ в Новосаратовке. Открытыми остаются вопросы о сохранении единого духовного руководства и о позиции Церкви в целом по основным богословским вопросам.

До сих пор лейтмотивом дискуссии являлось стремление сохранить церковное единство, другими словами - общий церковный центр. Так, Вторая конференция женщин ЕЛЦ (июль 2004 года) и совместное заседание Президиума ЕЛЦ Европейской России и Консистории ЕЛЦ Урала, Сибири и Дальнего Востока (сентябрь 2004 года) - двух структурообразующих Церквей ЕЛЦ - совершенно однозначно высказались за сохранение единой ЕЛЦ и ее структур. В конечном счете, возникает вопрос об интенсивности церковного общения.

Итак, обсуждение началось уже давно. Перечисленные вопросы относились к числу тем нашей первой общецерковной пасторской конференции в феврале этого года в Мамонтовке под Москвой. Идет диалог с нашими друзьями и партнерами. Если в эти дни слышны утверждения, будто бы ЕЛЦ грозит распад, то это безосновательные опасения. Наше церковное сообщество стало настолько сильным, что под защитой и с помощью нашего Господа и Спасителя оно самостоятельно проложит себе дорогу в будущее. Важной вехой на этом пути станет Генеральный Синод 2005 года.

"Вестник/Der Bote", №4, 2004.