ПечатьE-mail

Фритьоф Нансен: помощник военнопленных, голодающих и беженцев

История религий

Фритьоф НансенК великим людям Норвегии относится Фритьоф Нансен, исследователь Заполярья и ученый, но известность ему принесла деятельность по репатриации военнопленных после первой мировой войны.

С молодости Нансен интересовался исследованием Заполярья и животного мира этих областей. Он совершил много исследовательских экспедиций. Известности он достиг уже в 27-летнем возрасте, когда вместе с четырьмя спутниками пересек на лыжах Гренландию. Позже он работал в университете в Осло профессором сначала зоологии, а потом океанографии. В последние десятилетия своей жизни ему пришлось заняться совершенно иными задачами.

После первой мировой войны в Лиге Наций, основанной в Женеве, встал вопрос о возвращении военнопленных. Подсчитали, что военнопленные 26 стран ожидали репатриации. Только в одной Сибири их было около полумиллиона. Начались поиски человека, которому можно было бы доверить это ответственное задание. Взоры обратились на Фритьофа Нансена, способности которого преодолевать трудности были известны всему миру. Ему было трудно отказаться от научной деятельности и готовящихся опытов. В конце концов, он все же понял, что должен взять это задание на себя. В 1921 году он был назначен верховным комиссаром Лиги Наций по делам военнопленных.

Вначале нужно было решить вопрос с пленными в Сибири. Проявив особые качества организатора, Нансен собрал средства, договорился о железнодорожной и корабельной перевозке, собрал запасы продовольствия и лекарств. Всем этим поезда и корабли загружались перед отъездом на восток, а когда транспортные средства возвращались на запад, они увозили с собой солдат. За год было репатриировано около полумиллиона военнопленных.

Выполняя эту работу, Нансен увидел тогдашнюю трагедию русского народа. На и без того пострадавший во время революции, мировой и гражданской войны народ в 1921 году обрушилась засуха и неурожай, подвергший опасности смерти от голода 30 млн. человек. Нансен обратился «во имя гуманности» к правительствам разных стран, но безрезультатно. Но зато стали поступать пожертвования от частных лиц, и вскоре в Россию стали ходить поезда и корабли, нагруженные продовольствием и лекарствами.

На этом вопросы не закончились. Нужно было помочь беженцам, находящимся в нашей части земли. Из-за гражданской войны в России и войны между Турцией и Грецией миллионы несчастных людей, отягощенных голодом, - русские, болгары, греки, армяне, поляки, евреи - бежали на запад и восток. Везде они встречали достаточно грубый прием. Нансен поспешил на помощь, организовав привоз продовольствия и перевозку людей. Но он понимал, что таким образом эти люди, не имеющие гражданства, не получили в полной мере помощи.

У беженцев обычно не было никаких документов, подтверждающих личность и национальность. На этот вопрос Нансен тоже нашел ответ. Он провел через Лигу Наций предложение выдавать беженцам документ, удостоверяющий личность. Этот признанный в 52 странах документ позже стал известен под именем паспорта Нансена. Некоторые считают эту меру высшим достижением Нансена. В 1922 году Нансен получил Нобелевскую премию за гуманную деятельность. Крупную долю из премии он отдал на оказание помощи беженцам Греции и голодающим России.

Отношение Нансена к церкви не было близким, скорее оно было критичным. Правильно ли его считать указывающим направление в диаконической работе? По-моему, это справедливо с той точки зрения, что он показал церкви пример служения беженцам и голодающим. Кроме того, он ценил библейское служение милосердия. Вот как он обращался в своих речах: «Нам нужно вернуться не к варварству, а к древней христианской добродетели: чувству братства». «Не вижу для человечества иного спасения, как только возрождение любви к ближнему».

Перевод с финского:
Эстери Парккинен и Рита Кюллестен

Церковь Ингрии, № 1, 2002. С. 16