ПечатьE-mail

Тридцатилетняя война

История религий

Индекс материала
Тридцатилетняя война
Глава II
Глава III
Глава IV
Глава V
Глава VI
Глава VII
Глава ѴIII
Глава IX
Глава X
Глава XI
Все страницы

Пособие для учителя
ГОСУДАРСТВЕННОЕ
УЧЕБНО-ПЕДАГОГИЧЕСКОЕ ИЗДАТЕЛЬСТВО
МИНИСТЕРСТВА ПРОСВЕЩЕНИЯ РСФСР
ЛЕНИНГРАДСКОЕ ОТДЕЛЕНИЕ
Ленинград  •  1961
 
В брошюре рассказывается о крупнейшем
военном конфликте позднего средневековья —
Тридцатилетней войне 1618—1648 гг. Пока-
зав дипломатическую и военную подготовку
войны, автор освещает военные действия,
тактику, стратегию и вооружение противни-
ков, страдания и бедствия мирного населе-
ния.

Глава 1
ПРОЛОГ
В XVI—XVII веках Европа переходила от феодаль-
ного общественного строя к капиталистическому. Скла-
дывался общий мировой рынок. Менялись отношения
между людьми, мысли и настроения, представления
о добре и зле. Феодальное дворянство теряло привыч-
ную опору под ногами, искало новые пути сохранения
своего господства. Ломались старые государственные
границы, складывались абсолютные монархии.
Эти процессы в Центральной Европе задержались.
Здесь сохранилась огромная Священная Римская импе-
рия. Согласно господствовавшим в средние века пред-
ставлениям, она должна была существовать вечно и
охватить весь мир. Хотя множество католических (не
говоря уже о православных) государств на протяжении
средневековья не подчинялись Священной Римской им-
перии ни во внутренних, ни во внешних делах, счита-
лось, что император занимал первое, самое почетное
место среди христианских монархов, как их признанный
глава. На территории же Германии и некоторых сосед-
них с нею стран и земель авторитет императора все еще
оставался реальностью и в XVI—XVII  веках.
Конечно, власть императора в Германии не шла ни
в какое сравнение с правами французских, английских,
3
 
испанских королей в их странах. Так, например, архи-
епископ Майнцский, как постоянный председатель рейхс-
тага, имел право воспрепятствовать созыву императо-
ром этого съезда прямых вассалов императора. Импера-
тор мог задержать принятые рейхстагом решения, но
не имел права заставить пересмотреть их. Широко рас-
пространено было мнение, что решения рейхстага обяза-
тельны лишь для тех, кто голосовал за них.
Империя включала много областей, населенных нем-
цами, голландцами, фламандцами, французами, чехами,
поляками, итальянцами и другими народами, говоря-
щими на различных языках. Одни из этих областей и
стран — как Швейцария, Северные Нидерланды, Че-
хия — настолько обособились в своем развитии, что при-
надлежность их к Империи была лишь формальностью,
в других — Бельгии, Лотарингии, Бургундии, Ита-
лии — хозяевами были короли Франции или Испании,
хотя эти земли считались владениями Империи. Многие
немецкие князья давно стали почти самостоятельными
государями.
С середины XV века на императорский престол не-
изменно избирались представители династии Габсбур-
гов. Эта династия обладала крупными наследственными
владениями по Дунаю, землями Чешской короны и Вен-
грией (большую часть Венгрии в XVI в. захватили
турки). Испанская ветвь Габсбургов занимала престолы
Испании и Португалии с их необозримыми владениями
в Америке, Африке и важными опорными пунктами
в Азии.
Значение династии Габсбургов поднялось в связи
с грозным наступлением турок на Центральную Европу.
Чешские, венгерские и австрийские земли объединились
для отпора, и во главе создавшегося таким образом
многонационального государства на Дунае стали Габс-
бурги. С XVI по XVIII век они были в глазах со-
временников щитом, прикрывавшим Западную Европу
от нашествия мусульман.
Негерманские земли поглощали столько внимания и
сил, что императоры не имели возможности последова-
тельно укреплять свою власть в самой Германии.
К концу средних веков в Западной и Центральной
4
 
Европе заметно изменилось отношение к церкви. Раньше
в течение более чем тысячи лет католическая церковь
была оплотом феодального строя, его руководящей и
организующей силой. Духовные феодалы были самой
богатой и могущественной частью господствующего
класса. Упадок феодализма сказался в первую очередь
на католической церкви; пал ее авторитет, уменьшился
ее вес в обществе. Во многих странах началась рефор-
мация — широкое общественное движение против при-
вилегий духовенства, против его политического и духов-
ного господства. (Несколько позже приверженцев ре-
формации  стали  называть  протестантами.)
Многие феодалы примкнули к этому движению,
чтобы обобрать церковников, лишить церковь первого
места в феодальной системе и низвести ее до роли слу-
жанки господствующего класса.
В ряде стран Европы, и в первую очередь в Гер-
манской империи, князья, рядовое дворянство и город-
ские верхи стали захватывать имущество монастырей,
соборов, церковных приходов и иных учреждений
церкви. Некоторые церковные сановники, в том числе
архиепископы, епископы и гроссмейстеры духовных ор-
денов, порывали с католичеством и присваивали церков-
ное имущество. В Германии в 1525 г. дело дошло до
большого восстания крестьян и горожан (Великая кре-
стьянская война), которые под флагом реформации пы-
тались ниспровергнуть феодальный строй. Крестьянская
война была задушена при активной помощи феодалов
из числа сторонников реформации, и сам идейный
вождь немецкого протестантизма Мартин Лютер при-
звал истреблять восставших крестьян всеми способами.
Перейдя на службу к князьям, столь же реакционным,
как и соперничавшие с ними прелаты, немецкий проте-
стантизм быстро утрачивал свой вначале прогрессивный
характер.
Католическая церковь не собиралась отказываться
от своих старинных привилегий без боя. Католическое
духовенство укрепило свои ряды, сплотилось вокруг
римского папы и выработало новые приемы борьбы.
С середины XVI века начинается контрреформа-
ция — энергичное и ожесточенное наступление католиче-
R
 
скои церкви во имя отвоевания утраченного влияния.
Особые комиссии стали инспектировать духовенство,
проверять монастыри, сурово наказывая нерадивых свя-
щенников и монахов, подтягивая дисциплину, устраняя
тех, кто особенно скомпрометировал себя в глазах ве-
рующих. (В расчет принималось, конечно, в первую оче-
редь мнение господствующих слоев населения.)
В народ отправились красноречивые проповедники,
прошедшие подготовку в специальных училищах. Для
воздействия на умы простых людей повсеместно устраи-
вались торжественные шествия, паломничества к святым
местам. Резко усилилась охота за ведьмами: разжигая
суеверный страх, церковь играла роль спасителя в гла-
зах обманутых людей и терроризировала своих недо-
брожелателей.
Вюрцбургский епископ за два только года — 1627 и
1628 — истребил 9000 колдунов и колдуний. Проте-
станты не отставали от католиков. Бенедикт Карпцов,
гордость Лейпцигского университета, прочитавший, как
говорили, библию 53 раза, отправил на костер за свою
долгую и благочестивую жизнь (1596—1666) 20 000
ведьм. Обстоятельства благоприятствовали изуверам.
Общественный переворот, переживаемый Западной
Европой с конца XV в., разрушение старых привычных
жизненных устоев, казавшееся для многих катастро-
фой,— все это способствовало распространению небыва-
лого со времен крестовых походов религиозного фана-
тизма.
Идущие в авангарде католического наступления
иезуиты сосредоточили свои усилия на работе среди
высшей знати. Они создавали учебные заведения и про-
никали к владетельным князьям в качестве духовников.
Показав себя искусными воспитателями и наставни-
ками, иезуиты достигли больших успехов в пропаганде.
В Европе того времени можно встретить много видных
государственных и военных деятелей, происходивших
из протестантских семей, но перешедших в католичество
и сделавшихся, как это нередко бывает с новообращен-
ными, фанатичными поборниками римской церкви.
Католическая церковь проявила большую гибкость
и способность применяться к самой различной полити-
ß
 
ческой обстановке. Реакционное папство поддерживало
феодальную реакцию в Италии, Польше, Нидерландах,
Англии, Чехии и других странах. Одновременно реак-
ционная католическая церковь из тактических сообра-
жений старалась использовать, например, национально-
освободительную борьбу ирландского народа против
английских колонизаторов, потому что Англия покон-
чила на своей территории с привилегиями пап.
По таким же соображениям католическое духовен-
ство поддерживало и национальное движение польского
народа против вторгнувшихся в Польшу в середине
XVII в. шведских захватчиков. В итоге католическая
церковь пережила феодализм и сумела приспособиться
к сменившему его  буржуазному  общественному  строю.
Император Карл V и его преемники видели в ре-
формации потрясение общественного и государственного
строя: вместе с единством церкви и веры рушилось и
единство ветхой империи. Князья и дворяне, переходя
в протестантскую веру, обогащались за счет церков-
ного имущества и усиливали свою политическую мощь
в ущерб императорской власти.
И все же значительная часть немецких князей под-
держала императора в его борьбе против реформации.
Одни из них, как например герцог Баварский, сумели
получить от католической церкви почти все, чего про-
тестантские князья добивались силой: подчинили себе
католическое духовенство и добились для своих род-
ственников видных постов в церковной иерархии. Дру-
гие считали католическую церковь опорой в борьбе про-
тив чересчур предприимчивых протестантских князей и
против собственных мятежных подданных. Третьи про-
сто боялись ввязываться в рискованную борьбу против
папы и императора.
Большое значение имело то обстоятельство, что для
правителей многих стран Европы — Испании, Австрии,
Южной Германии,— издавна связанных многочислен-
ными экономическими, политическими и культурными
узами с Италией и Римом, разрыв с папой явился бы
источником больших затруднений. Они старались не
порывать с церковью, а поставить ее на службу себе
путем взаимовыгодных соглашений.
7
 
В 1546—1547 гг. и 1551—1552 гг. между католи-
ками и протестантами Германии произошли две войны,
завершившиеся перемирием в Пассау в 1552 г. и рели-
гиозным миром в Аугсбурге в 1555 г. Стороны догово-
рились, что князья-лютеране будут иметь такие же
права в Империи, как и князья-католики, и что насе-
ление должно исповедовать ту веру, которой придер-
живается князь («чья власть, того и вера»). Князья
(но не их подданные) получили право менять свою ре-
лигию, но осталось неясным, могут ли пользоваться
таким же правом свободные имперские города.
Протестантские князья полагали, кроме того, что ка-
толическое духовенство, в отличие от них, не имеет пра-
ва принуждать своих подданных к перемене религии.
Обе стороны не считали, что разногласия улажены
окончательно. Католики с трудом примирились с захва-
том церковного имущества протестантскими князьями и
провозгласили, что они не согласятся с тем, чтобы такие
захваты продолжались. Император вписал по их на-
стоянию в текст трактата оговорку, гласившую, что ду-
ховный феодал (архиепископ, епископ, аббат), пожелав-
ший перейти в протестантизм, не имеет права превра-
щать вверенные ему владения в свое наследственное
светское княжество. Протестанты тотчас заявили, что
не признают этой оговорки, и вопрос остался нере-
шенным.
Между тем, состоявшийся в 1546—1563 гг. в Триен-
те (Триденте) церковный собор провозгласил неприми-
римую борьбу со всеми и всякими уклонениями от ка-
толицизма и строго-настрого воспретил какие бы то ни
было уступки еретикам. На католических князей Гер-
мании посыпались упреки за их позорную, с точки зре-
ния решений Тридентского собора, сделку с лютера-
нами. К тому же вскоре после религиозного мира
1555 года некоторые немецкие князья склонились
к кальвинизму — более воинствующему, чем лютеран-
ство, протестантскому течению, особенно распространен-
ному в экономически развитых прирейнских районах.
Религиозный мир не упоминал о кальвинистах и, по мне-
нию католиков, нисколько не защищал их. Такого же мне-
ния были и многие   лютеране,   завидовавшие   популяр-
8
 
ности кальвинизма. Другие же, напротив, считали, что
религиозный мир относится ко всем протестантам.
Большое возмущение католиков вызывало то, что и
после 1555 года протестанты не перестали захватывать
имущество католической церкви. При удобном случае
сильные протестантские князья добивались избрания
своих родственников, таких же протестантов, на долж-
ности епископов и архиепископов. Управляемые ими
земли оставались католическими духовными княже-
ствами, так что формально «церковная оговорка» не на-
рушалась. Такие «архиепископы» и «епископы» не при-
знавались папой, но выполняли все административные
функции обычных архиепископов и епископов и полу-
чали причитающиеся этому сану доходы. Их называли
иногда «администраторами». Понятно, что подобные
уловки со стороны протестантов вызывали ярость фана-
тичных католиков.
За шестьдесят лет после заключения религиозного
мира католическая церковь потеряла более ста духов-
ных княжеств, в том числе такие крупные, как архиепи-
скопства и епископства Магдебургское, Бременское,
Гальберштадтское, Любекское и другие.
В 1582 г. объявил о своем переходе в кальвинизм
кельнский курфюрст, архиепископ Гебгард Трухзес фон
Вальдбург. С отпадением Трухзеса католики должны
были потерять большинство в коллегии курфюрстов.
Против трех католических курфюрстов — архиепископов
Майнцского, Кельнского и Трирского — и короля Чеш-
ского теперь имелось четыре протестанта: пфальцграф
Рейнский, маркграф Бранденбургский, герцог Саксон-
ский и архиепископ Кельнский.
Католическое духовенство Кельнской области не со-
гласилось с решением Трухзеса, оно собрало вооружен-
ные силы, объявило архиепископу войну и обратилось
за помощью к католическим князьям. Брат Баварского
герцога Эрнст, обладавший тремя епископствами, поспе-
шил со своими войсками на помощь и разбил Трухзеса,
за что и был избран на его место архиепископом Кельн-
ским.
Религиозный мир все более принимал характер вре-
менного, непрочного перемирия, не удовлетворявшего ни
9
 
одну из сторон. Наиболее ярые проповедники решений
Тридентского собора недвусмысленно заявляли, что ре-
лигиозный мир следует соблюдать ЛИШЬ ДО тех пор,
пока католики не соберут достаточно сил, чтобы окон-
чательно и безжалостно раздавить протестантизм. Ка-
толические государи, светские и духовные, долгое время
терпевшие распространение протестантской веры в своих
владениях, обрушились теперь на нее: изгоняли нека-
толическое духовенство, закрывали протестантские
школы, запрещали богослужение. Случай с Кельнским
архиепископом показал, что католические фанатики не
остановятся перед отобранием владений у государей-
еретиков.
Напряженные отношения были в значительной мере
следствием продолжавшегося экономического упадка.
В начале XVI в. Германия при всей своей полити-
ческой отсталости была в экономическом отношении
вполне на уровне современных ей стран. С середины
XVI в. стала обнаруживаться растущая экономическая
отсталость страны, связанная так или иначе с пораже-
нием революционного движения за единство Германии
и за ниспровержение феодального гнета.
Усиливавшееся из года в год закрепощение и ограб-
ление крестьян мешало развиваться промышленности,
нуждавшейся в массовом покупателе и в свободной ра-
бочей силе. Бюргерство, беспомощное перед лицом деспо-
тизма князей, не могло отстаивать интересы торговли и
ремесла, собственность купцов и промышленников рас-
хищалась феодальной знатью. Среди правителей Гер-
мании был популярен обычай не возвращать горожа-
нам взятые у них взаймы (нередко под принуждением)
деньги. Даже могущественная торгово-ростовщическая и
промышленная фирма Фуггеров вынуждена была за-
крыть свое дело после того, как потеряла восемь мил-
лионов гульденов, одолженных императору Карлу V и
его испанским преемникам.
Международные торговые дороги, издавна прохо-
дившие через Германию, с XVI века отошли на второй
план перед открывшимися мировыми путями на Атлан-
тическом океане. Испанцы, португальцы, англичане, гол-
ландцы, французы, датчане и шведы боролись за пре-
10
 
обладание на морях, а Германия была раздроблена на
тысячи частей и бессильна.
Ее правители не могли объединиться для защиты
интересов германской внешней торговли. На важнейших
торговых магистралях постепенно обосновывались ино-
земцы. Обособившиеся от Империи голландцы закрыли
для немецкой торговли устье Рейна, датчане потянулись
к устьям Эльбы и Везера, шведы хищно посматривали
на балтийское побережье Германии.
Упадок ремесла и торговли вызвал всеобщее обедне-
ние населения Германии, между тем князья постоянно
увеличивали налоги. Они чеканили фальшивые деньги,
которыми расплачивались со своими кредиторами. К на-
чалу XVII в. страна была наводнена неполноценной мо-
нетой, тогда как настоящие деньги прятались спекулян-
тами. Хозяйственная жизнь приходила в полное рас-
стройство.
Более всего пострадала юго-западная, одна из наи-
более развитых частей страны. На северо-востоке фео-
далы искали выход из экономических трудностей, раз-
вивая в своих поместьях производство хлеба и широко
привлекая труд крепостных. Многих крестьян сгоняли
с земли, чтобы освободить- место для барского хозяй-
ства, на оставшихся возлагали увеличенные барщинные
повинности. Выращенный хлеб по хорошим ценам
сбывался через посредство голландских и английских
купцов в бурно растущие города Западной Европы.
Разумеется, такое направление хозяйства северо-
восточной Германии, нисколько не содействовало укреп-
лению ее связей с остальными районами страны и не
благоприятствовало развитию передовых общественных
отношений.
Растущая оторванность немецких земель друг от
друга и от мирового рынка отрицательно сказывалась
и на кругозоре правителей Германии. Они заполняли
свое время мелкими интригами и сутяжничеством, сплет-
нями и злопыхательством. Их обжорство и пьянство
было известно всей Европе. Гессенский ландграф Мориц
тщетно пытался основать среди владетельных особ
«Орден умеренности», членам которого дозволялось бы
выпить не более семи кубков вина за один присест.
11
 
Более сильные князья стремились поглотить своих
слабых соседей, разумеется, под флагом защиты истин-
ной веры от еретической или папистской опасности, не
отказываясь подставить при случае ногу и единоверцам.
Раздувая с ожесточением мельчайшие догматические
разногласия и поливая друг друга грязью, протестант-
ские теологи стремились внести свою лепту в раздоры,
поглощавшие внимание их хозяев-князей, польстить не-
померному тщеславию какого-нибудь карликового госу-
даря и представить его соперника покровителем ужас-
нейших ересей. Одни из этих «теоретиков» заявляли,
что Христос присутствует повсюду, во всех вещах, дру-
гие возражали, что это невозможно, ибо немыслимо
представить себе присутствие Христа в грязи, которой
переполнен мир. Теологи Гессен-Дармштадтского герцог-
ства провозглашали, что Христос, появившись в свое
время среди людей, лишь принял человеческий вид, но
остался по своей природе богом, но профессоры из Вюр-
темберга отвечали им, что Христос, превращаясь в че-
ловека, на время отказался от своей божественной при-
роды. Разъяренные спорщики скорее были готовы при-
мириться с иезуитами, скорее допустить торжество
контрреформации, чем уступить в этих вопросах.
Противоречия, конфликты и пропагандистская поле-
мика создавали столь напряженную атмосферу, что в на-
чале XVII в. многие находили удивительным, что боль-
шая война еще не разразилась. Пугающая неясность
возможного исхода войны, отсутствие полной уверен-
ности в союзниках, извечное стремление задержаться
в решительный момент, чтобы еще что-то доделать—все
это препятствовало совершению последнего шага.