ПечатьE-mail

Возрождается, как феникс из пепла

История религий

Фразу, вынесенную в заголовок, сказал пока единственный лютеранский пастор в Беларуси, настоятель евангелическо-лютеранской общины Креста Господня в Минске Николай БАДРУСЁВ. Он же стоял у истоков возрождения конфессии в стране в начале 90-х годов, когда новые политические и общественно-социальные веяния принесли свободу в выборе вероисповедания. Собственно говоря, Николай Ахремович насчет возрожденного феникса очень даже прав. Лютеранство в Беларуси, может, когда-то и было заморским фруктом, но так давно, что подобное представление о нем потерялось в глубине веков и водовороте событий. Правда, со временем, казалось, где-то потерялись и лютеране. Но, как видим, не навсегда.

 

- Лютеранство не то чтобы само исчезло. Правильнее говорить - его не разрешали, зарегистрированных общин вообще не осталось. Хотя, конечно, верующие были - куда они могли деться? - уточняет пастор Бадрусев. - После Великой Отечественной войны положение конфессии усугублялось еще и тем, что лютеранство имело германские корни. Реформатор Мартин Лютер - немец.

- Выходит, до войны лютеранские общины все же существовали?

- Да. В Витебске, Минске, Могилеве - по всей Беларуси. Это известный факт. Многие думали, что нас нет, но, оказывается, мы живы. По последним данным, сейчас в стране 19 лютеранских общин. Раньше в нашей церкви Креста Господня состояло 70 человек. Теперь, правда, меньше - около 40: некоторые переехали в Германию. Но мы не унываем, так как видим: на их место приходят новые люди.

- В целом лютеранские корни в Беларуси - со времен Великого Княжества Литовского?

- Совершенно верно. В Великом Княжестве Литовском первый Катехизис Мартина Лютера был издан в 1563 году.

- На лютеран особых гонений на территории Беларуси не наблюдалось?

- Действительно, можно сказать, что как таковых их не случалось. Лютеранство - очень мирная религия. И древняя. В нашу церковь не надо агитировать: есть люди, чьи предки были лютеранами. И они об этом не забывают. Речь идет об этнических немцах, потомках латышей, эстонцев, некоторых литовцах. И, конечно, белорусах тоже. В Могилеве существует лютеранское кладбище. Было такое же и в Минске - в районе нынешней улицы Волоха. Я его еще помню. Там теперь сквер. Я считаю, у лютеранства в Беларуси основа есть.

- Николай Ахремович, и вы лютеранским пастором, наверное, стали не просто так. Лютеранство для Беларуси - достаточно редкий конфессиональный выбор.

- С одной стороны, надо признать, я шел к этому долго. Но в глубине души, мне кажется, христианином лютеранского исповедания ощущал себя всегда. Среди моих предков известны лютеране. Например, дядя матери служил лютеранским пастором в Украине. Что, понятно, не афишировалось. Хотя моих родителей нельзя отнести к активным верующим. Нашу деревню в Быховском районе трудно конкретно определить по вероисповеданию. Она просто была никакой. Работал я на Минском тракторном заводе, в термическом цехе; уже на пенсии - по так называемой горячей сетке. Но всегда молился, даже когда служил в армии в артиллерийском полку. Библию читаю с детства. Перевел большой лютеранский молитвенник на белорусский язык и уже издал. Белорусский - мой родной язык. Я жил в деревне - там все разговаривали по-белорусски, я и думаю по-белорусски. По самосознанию своему я - белорус. Кстати, богослужения мы ведем по-русски, по-белорусски и с элементами немецкого. Гимны поем белорусские, русские, немецкие, украинские.

- Одним словом, проявляете полную толерантность.

- Можно сказать и так. Праздники у нас такие же, как у всех христиан. Отмечаем их по календарю, установленному поместной общиной. Скажем, Украинская Лютеранская Церковь приурочивает все праздники к православному летосчислению. Мы же в своей церкви выбрали другой путь. Например, проводим два рождественских богослужения - 25 декабря и 7 января. И Пасха точно так же. Страна у нас многоконфессиональная, поэтому никого не хотим обидеть, пусть всем будет хорошо. Религия для того и создана - нести мир и согласие. Семьи многих моих прихожан в конфессиональном плане смешанные. И это замечательные семьи, христианство учит только добру. Считаю показательным, что в преамбуле закона "О религиях" названы все исторические для Беларуси конфессии - православие, католицизм, лютеранство, иудаизм и мусульманство. Ни в одной другой бывшей союзной республике лютеранам не отведено такое почетное место. Только в Беларуси. Это заслуженная дань отечественной истории и аванс лютеранам. У нас нет конфликта ни с кем. Храни Господь! За что враждовать? В принципе, Бог один. Но к нему ведут многие пути. Разными дорогами, но мы идем к одной цели. Все наши общины прошли успешно перерегистрацию. Никаких осложнений не было. Государство нам помогало, скажу больше: даже шло на уступки. Не знаю такой власти, как у нас сейчас, чтобы столько помогала церквам. Перед тем как приехать к вам в редакцию, я присутствовал на встрече в Совете Министров. Представителей нескольких конфессий - лютеран, мусульман, иудеев, старообрядцев - принимал вице-премьер Владимир Дражин. Терпеливо выслушивал, давал советы, что-то брал на заметку, обещал помощь. Все могли высказаться. Мы наблюдали понимание наших проблем со стороны заместителя премьер-министра.

- Что главное теперь на повестке дня белорусских лютеран?

- Главная задача - укрепление приходов и возведение культовых зданий. В Минске мы пока имеем домовую церковь. Сохранилась и действует только кирха в Гродно, которой уже 200 лет и где каждое воскресенье проходят богослужения. Но и она нуждается в большом ремонте. Мы не претендуем на здание бывшей церкви Святого Николая в Минске, - там детский театр. Но храм в городе обязательно будет. Однако сначала надо собрать деньги на его строительство. Мы подходим к такому делу ответственно и не хотим, чтобы из-за нас появился беспорядок. Очень легко вырыть котлован, а потом люди будут пять лет его обходить и говорить: "Да это лютеране постарались"... Здание должно стать настоящим украшением города, для чего нужны немалые деньги. Община существует на пожертвования прихожан; на строительство их, безусловно, не хватит. Поднявшись с нуля, и сразу все иметь - нереально. Многие удивляются, что лютеране вообще есть. Ведем, конечно, и благотворительную, попечительскую деятельность, насколько позволяют силы и средства: посещаем больных, помогаем нуждающимся. Приходят к нам и письма: вот как раз одно - из мест лишения свободы. Человек просит 35 тысяч - не хватает для полного счастья.

- Неужели пошлете?

- Пошлем. Нас ведет Господь, а Господь не дает пасть лицом в грязь.

 

Из лютеранской истории Беларуси

Когда в Минске появились первые лютеранские общины, точно не известно. Первого пастора, о котором сохранились сведения, звали Карл Людвиг Геммерих. Родился он в Дрездене, был ординирован в Варшаве, с 1793 по 1795 годы работал в общине Слуцка, затем в течение года - в Могилеве и некоторое время - в Минске.

С 1798 года в Минске служил пастор Самуил Карштедт, при котором началось сооружение лютеранской церкви. Но так как средств не хватало, строительство сильно затянулось. Освящение церкви Святых Павла и Александра состоялось только 1 января 1811 года. В 1833-1860 годах действовала христианская лютеранская школа. В 1835 году все строения лютеран в Минске сильно пострадали от страшного пожара. Восстановить их из-за нехватки денег не получалось. Только в 1840 году по ходатайству виленского губернатора император Николай I выделил 20 тысяч рублей на возведение нового лютеранского храма и пасторского дома в Минске. Через пять лет церковь Святого Николая праздновала освящение, а пастор получил статус "губернаторского проповедника" и даже стал получать зарплату из императорской казны.

В советское время, примерно в 1933 году, здание минской лютеранской церкви "перепрофилировали" - в нем разместили Театр юного зрителя. Еще в этой церкви крестили известного белорусского писателя Артура Вольского, который долгие годы и был директором ТЮЗа.

Беларусь сегодня, 19.11.2004

http://www.sb.by