ПечатьE-mail

Мартин Лютер и Альбрехт Дюрер

История религий

 Альбрехт Дюрер"Жив ли он еще или они убили его, этого я не знаю; и претерпел он это за христианскую правду и за то, что обличал нехристей пап, пытающихся всей тяжестью человеческих законов воспрепятствовать освобождению Христа, также и потому, что у нас грабят плоды нашей крови и нашего пота, так бессовестно и постыдно пожираемые бездельниками, и жаждущие больные люди должны из-за этого погибать голодной смертью. И особенно тяжело мне оттого, что Бог нас, быть может, еще хочет оставить под их ложным и слепым учением, выдуманным и установленным людьми, которых они называют отцами, из-за чего слово Божье во многих местах толкуется ложно или вовсе умалчивается..."

А. Дюрер

Гениальный художник эпохи Возрождения и великий реформатор. Два современника, пользующиеся заслуженной славой не только в своей стране, но и за ее пределами. Один провел большую часть своей жизни в Нюрнберге, другой — в Виттенберге. Оба знали о существовании друг друга, относились друг к другу с восторженным восхищением, но знакомы были лишь заочно.

Они жили в сложный для Германии период, когда в экономически отсталой и раздробленной на ряд мелких княжеств стране, входившей в состав империи Габсбургов, поднялась широкая волна антифеодальных и антикатолических выступлений. Особенное недовольство народа вызвала продажа в Германии индульгенций, порученная папой Львом X майнцскому архиепископу Альбрехту Бранденбургскому.

31 октября 1517 года доктор богословия виттенбергского университета, дистрикт-викарий августинского монашеского ордена Мартин Лютер вывесил на дверях Замковой церкви в Виттенберге, где он служил, свои 95 тезисов против торговли индульгенциями. В тезисах он критиковал догматы католической церкви, отвергая ее посредническую миссию между верующими и Богом, и излагал положения своего нового учения, базирующегося на признании абсолютного авторитета Священного писания и личной веры — единственного пути спасения души и обретения Божественной благодати. Никакие денежные пожертвования, по мнению Лютера, не могут заменить необходимого для грешника внутреннего покаяния.

К началу 1518 года тезисы виттенбергского теолога были известны по всей Германии, они с поразительной быстротой объединили вокруг себя все сословия в борьбе за политическую и религиозную независимость страны, дав тем самым начало движению Реформации.

В Нюрнберге тезисы появились в немецком переводе еще в декабре 1517 года. В этом же году реформаторски настроенный Дюрер стал членом нюрнбергской Штаупитцианской общины, которую возглавил сторонник Лютера викарий августинцев Иоганн Штаупитц, бывший декан теологического факультета виттенбергского университета. Члены общины, именовавшиеся "мартинианами", читали статьи и памфлеты великого реформатора, с волнением следили за его выступлениями, обсуждали проблемы, связанные с религией. Каким было в тот период отношение Дюрера к учению Лютера, мы можем судить на основании переписки его с друзьями и из "Дневника путешествия в Нидерланды". В начале 1518 года Дюрер посылает Лютеру в подарок несколько своих гравюр. Тронутый подобным знаком внимания со стороны великого художника, Лютер в письме к своему знакомому Кристофу Шейрлю, видному нюрнбергскому историку и юристу, сообщает, что "получил дар замечательного мужа Альбрехта Дюрера. Прошу Вас также, передайте превосходнейшему Альбрехту Дюреру мои заверения и благодарность за память обо мне".

Мужественное поведение Лютера на аугсбургском сейме 1518 года, где он отказался отречься от своего учения, и особенно на лейпцигском диспуте 1519 года, когда он заявил католическому богослову Иоганну Экку, что в учении чешского реформатора Яна Гуса, неправильно осужденного собором, были истинно христианские положения, привлекло на его сторону многих известных гуманистов того времени, таких как Эразм Роттердамский, Меланхтон, Ульрих фон Гуттен. Усилиями гуманистов сочинения виттенбергского теолога были отпечатаны и разосланы в разные регионы Франции, Англии, Швейцарии, Нидерландов.

Нюрнбергские гуманисты Вилибальд Пиркгеймер и Лазарус Шпенглер, близкие друзья Дюрера, выпустили статьи в поддержку учения Лютера, за что были отлучены от церкви. Сам Дюрер, обуреваемый беспокойством за судьбу Лютера, в письме к гуманисту Георгу Спалатину, придворному капеллану и тайному секретарю курфюрста Фридриха Саксонского, просит передать последнему благодарность за присланную ему книгу Лютера и умоляет взять "под свое покровительство достопочтенного доктора Мартина Лютера во имя христианской истины, которая нам дороже, чем все богатства и власть этого мира... И если Бог поможет мне, — добавляет Дюрер, — встретиться с доктором Мартином Лютером, тогда я с усердием сделаю его портрет и выгравирую на меди, чтобы надолго сохранить память о христианине, спасшем меня от великого страха". Намерение это, к сожалению, не удалось осуществить, им так и не суждено было встретиться друг с другом.

Другой талантливый современник Лютера Лукас Кранах Старший, связанный с великим реформатором узами дружбы, общими идейными и деловыми интересами, оставил потомкам множество его изображений. Два самых ранних портрета относятся к 1520 году. На одном из них Лютер представлен в образе оратора с книгой в руках. По воспоминаниям современников, Мартин Лютер обладал незаурядными ораторскими способностями. Особенное впечатление производили на слушателей его лучистые бездонные глаза, взгляд которых обладал удивительной гипнотической силой. Доктор Мартинус мог одинаково убедительно говорить как с ученой аудиторией, так и с простым народом. С первыми он изъяснялся на латыни, а со вторыми — на родном немецком языке. Это немаловажное обстоятельство явилось одной из причин особой популярности Лютера в Германии.

Наиболее известным и интересным по своим художественным достоинствам является портрет Лютера, исполненный Лукасом Кранахом Старшим в 1521 году. Знаменитый реформатор изображен на нем в профиль. Перед зрителем предстает волевое энергичное лицо, поражающее особой значительностью и чувством внутренней независимости.

Портрет был написан Кранахом под впечатлением вормского сейма (1521), на который Лютер был вызван императором Карлом V после того, как всенародно сжег папскую буллу об отлучении его от церкви и книги, заключающие каноническое право. Это был неслыханно дерзкий для того времени поступок, посягательство на власть могущественного Рима.

Лютеру было тогда 38 лет, а Дюреру — 50. Вот что пишет о Дюрере крупнейший немецкий филолог XVI века Иоахим Камерарий, близко знавший великого художника в последние годы его жизни и занимавшийся переводом на латинский язык его трактатов: "Природа наделила его телом, выделяющимся своей стройностью и осанкой и вполне соответствующим заключенному в нем благородному духу... Он имел выразительное лицо, сверкающие глаза, нос благородной формы.. Но ты бы сказал, что не видел ничего более изящного, чем его пальцы. Речь его была столь сладостна и остроумна, что ничто так не огорчало его слушателей, как ее окончание... С горячим рвением заботился он о том, чтобы всегда вести достойный и добродетельный образ жизни, за что его всегда заслуженно считали превосходнейшим человеком".

Таковы свидетельства современников о двух незаурядных людях, столь не похожих внешне и таких близких друг другу по духу. Один выразил свой гений, идеи эпохи через слово, другой — с помощью резца и кисти.

Лютер12 июля 1520 года Дюрер уезжает в Нидерланды, чтобы добиться санкции нового императора Карла V, приехавшего туда на коронацию из Испании, на возобновление городским Советом Нюрнберга выплаты ему ежегодной ренты, которую он перестал получать после смерти императора Максимилиана. Во время поездки Дюрер знакомится со знаменитым Эразмом Роттердамским и другими известными учеными-гуманистами. Среди деловых встреч и интересных дружеских бесед, осмотра местных достопримечательностей, раритетов и прославленных произведений искусства Дюрер не забывает и о Лютере. Он покупает трактаты Лютера и брошюры в защиту его учения, которые распространялись вопреки эдикту Карла V, изданному в сентябре 1520 года и разрешавшему сожжение лютеранской литературы. В 1520 году были опубликованы самые радикальные труды Лютера, такие как "Обращение к христианскому дворянству немецкой нации", "О вавилонском пленении церкви" и "О свободе христианина". В них он предлагал реформу церкви, светского образования и выступал за свободу немецкой церкви от римского владычества.

В мае 1521 года распространяются не подтвердившиеся впоследствии слухи об аресте и смерти Лютера. Дюрер находился тогда еще в Нидерландах. Он был глубоко потрясен этим известием. В "Дневнике" появляется запись — горестный плач по поводу утраты "благочестивого человека, просветленного благодатью Святого Духа, последователя Христа и истинной христианской веры". Так думал не только Дюрер. В представлении многих в тот период Лютер был национальным героем, пострадавшим за то, что обличал, по словам Дюрера, "ложное и слепое учение... нехристей пап", способствующих тому, что бездельники бессовестно пользуются плодами чужой крови и чужого пота.

Как бы полемизируя с Карлом V, издавшим в 1520 году эдикт о запрещении сочинений Лютера, Дюрер пишет, что трактаты Лютера "надо держать в большом почете, а не сжигать", так как "каждый, кто читает книги доктора Мартина Лютера, видит, как ясно и прозрачно его учение, ибо он учит святому Евангелию". Дюрер призывает Эразма Роттердамского продолжить дело Лютера, "защитить правду, заслужить мученический венец".

Что касается Лютера, то в это время он скрывался в замке Вартбург, резиденции своего покровителя курфюрста Фридриха Саксонского, под именем "юнкера Йорга" (помещика Йорга). Об облике доктора Мартина этого периода дают представление живописный портрет и гравюра на дереве, исполненные Лукасом Кранахом Старшим в 1522 году. Виттенбергский реформатор изображен на них в простом черном одеянии, с усами, окладистой бородой и шапкой густых волнистых волос, заменившей прежнюю монашескую тонзуру.

В Вартбурге Лютер занимался переводом Библии с оригинала на немецкий язык; говорят, что именно там он запустил в черта чернильницу, дабы тот перестал искушать его. Обеспокоенный разногласиями среди своих сторонников, Лютер покидает временное убежище и уезжает в Виттенберг. Там он в течение восьми дней читает проповеди, осуждающие действия крайне левого крыла Реформации, представители которого вкладывали в богословские сочинения Лютера свои собственные толкования и требовали не только реформы церкви, но и социального освобождения.

Лютер был противником народных восстаний, христианскую свободу он понимал как свободу духовную и считал недопустимым любое выступление против существующего политического устройства государства.

Неспокойной была обстановка и в Нюрнберге. Там распространяла свои взгляды секта "безбожников", сомневавшихся в истинности Священного Писания и отрицавших существование Бога. По рукам ходили тайно напечатанные в одной из нюрнбергских типографий брошюры поддерживающих Мюнцера анабаптистов, требовавших социального равенства и общности имущества.

Дюрер, вернувшийся из Нидерландов в 1521 году, знакомится с бывшим сторонником Лютера Карлштадтом, занимающим ныне более радикальную позицию, и тот посвящает художнику один из своих трактатов. Некоторое время Дюрер был увлечен также учением идеолога швейцарской Реформации Ульриха Цвингли. В знак уважения он послал ему в подарок в 1523 году несколько своих гравюр. Но как художник Дюрер не был согласен с иконоборческими воззрениями Карлштадта и Цвингли, требовавшими полного устранения живописи из храмов, о чем он пишет в трактате "Руководство к измерению".

Чтобы избежать народных волнений в связи с приездом в Нюрнберг Мюнцера, городской Совет провел в городе в 1524 году умеренную церковную реформу и начал судебные преследования представителей оппозиционных сект. В письме к своему другу, жившему в Англии немецкому математику Никласу Кратцеру, в ответ на его поздравления по поводу принятия Нюрнбергом Реформации, Дюрер писал: "Из-за христианской веры мы должны подвергаться обидам и опасностям, ибо нас поносят, называют еретиками... О новых вестях в нынешнее время писать неудобно, но много на нас злых нападок". Император, бамбергский епископ и некоторые князья были недовольны событиями, происходящими в Нюрнберге, кроме того, в этот период готовился судебный процесс над тремя учениками Дюрера — Георгом Пенцем и братьями Гансом Себальдом и Бартелем Бехамами, входившими в секту "безбожников". Вероятно, все это и имел в виду Дюрер, говоря о "злых нападках".

Трагические события Рыцарского восстания 1522-1523 гг. и Крестьянской войны 1524-1526 гг. вызвали страх и разочарование многих гуманистов, обнажили несовместимость главнейших позиций гуманизма и Реформации. Показателен в этом отношении спор между Лютером и Эразмом Роттердамским, разгоревшийся по вопросу о свободе воли и природе человека. Выступая против учения Лютера о предопределении, Эразм выпустил сочинение "Диатриба, или рассуждение о свободе воли", в котором он защищал право каждого христианина на руководство собственной волей и разумом. Лютер ответил ему страстным памфлетом "О рабстве воли", где он критиковал антропоцентризм Эразма, объясняя, что человек по своей природе находится во власти греха и дьявола и без помощи Божьей благодати не может, руководствуясь только своим ненадежным разумом, рассчитывать на спасение.

Вероятно, по причине этого конфликта, из-за нападок Эразма на Лютера, Дюрер долго не соглашался написать портрет знаментитого гуманиста, несмотря на неоднократные просьбы, передаваемые им через Пиркгеймера.

Не сохранилось никаких документов, свидетельствующих об отношении Дюрера к лютеранству в то время. На этот счет существуют различные мнения. Для нас важно другое — как отразились идеи Реформации на творчестве гениального художника.

Грядущие события грозной эпохи Дюрер как бы предсказал еще в серии гравюр "Апокалипсис", исполненной им в 1498 году, когда ему было двадцать семь лет. В годы Реформации эти гравюры получили широкое распространение, особой популярностью пользовался лист "Снятие пятой и шестой печати", где среди грешников Дюрер изобразил папу, епископа и монахинь.

Издание, выпущенное на средства автора, было сделано в виде альбома, состоящего из пятнадцати листов с краткими цитатами, помещенными на оборотной стороне гравюр. Подобный альбом явился новшеством в книгопечатании, был недорогим и предназначался для благочестивых размышлений и бесед в кругу близких лиц. Факт его публикации свидетельствует о том, что Дюрер уловил новые веяния и настроения своих соотечественников, уставших от пышных католических богослужений на непонятном для них латинском языке и жаждущих обновления церкви.

Впоследствии Лютер переведет Библию на немецкий язык, сделав подлинно народной книгой; Дюрер же, задолго до Лютера, перевел Священное писание на доступный всем язык изобразительного искусства. В циклах гравюр "Малые страсти" и "Большие страсти", рассказывающих о земной жизни Иисуса Христа, "Жизнь Марии" и других живописных и графических работах на библейские, евангельские и житийные сюжеты Дюреру удалось раскрыть важнейшие проблемы своего времени, передать мятежный дух эпохи. Современное звучание образов усиливается тем, что все участники древних библейских событий изображены в костюмах XVI века.

Позднее, в годы Реформации, в связи с общим падением спроса на произведения религиозного характера и выступлениями иконоборцев (в Нюрнберге они приходятся на 1523-1526 годы), в творчестве Дюрера резко падает количество произведений на сюжеты из Священного Писания. Многие его замыслы 1520-х годов остались неосуществленными: серия изображений апостолов, "Распятие" и др. Еще в Нидерландах Дюрер сделал подготовительные наброски к новой серии "Страстей", из которых был переведен в гравюру только один лист — "Тайная вечеря" (1523). Одни исследователи творчества Дюрера видят в ней влияние нидерландской школы живописи, другие — известной фрески Леонардо да Винчи. Если у Леонардо изображен традиционный психологический конфликт, последовавший за словами Иисуса: "Один из вас предаст меня", то у Дюрера этот момент уже позади. Иуда уже ушел, Христос мирно беседует с учениками. Оформление интерьера, где происходит собрание, отличается крайней скромностью — нет ничего лишнего, на столе стоит кубок, а на полу — корзина с хлебом и кувшин с вином. Последнее обстоятельство было сразу замечено и оценено современниками. Дело в том, что еще последователи Яна Гуса в своих выступлениях выдвигали требования предоставить возможность всем верующим причащаться в храмах не только хлебом, но и вином. Раньше это была привилегия священников.

Соотечественники Дюрера, современники и потомки, восприняли "Тайную вечерю" как отказ художника от католической веры. Гравюра была исполнена в 1523 году, незадолго до проведения церковной реформы в Нюрнберге, и явилась попыткой Дюрера создать новую протестантскую иконографию.

Эти же задачи ставились художником и при создании картины "Святой Иероним". Он изобразил его в виде проповедника, сидящего за столом над раскрытой книгой и указывающего рукой на череп — символ бренности всего земного. В глазах Иеронима, обращенных на зрителя, читается внутреннее напряжение и беспокойство. Картина была исполнена в 1521 году, в период особенно интенсивной борьбы Лютера с папским Римом.

Дюрер был не только выдающимся живописцем, гравером и рисовальщиком. Подобно Леонардо да Винчи, он интересовался также проблемами архитектуры, фортификации и теории искусства. В последние годы жизни он написал и частично опубликовал ряд трактатов, имевших большой практический и исторический интерес.

Столь же многообразной была и творческая деятельность Лютера. Он получил известность как реформатор образования, талантливый поэт и композитор, создавший несколько хоралов и более двадцати стихов и песен духовного и светского содержания. Кроме того, он занимался переводом басен Эзопа и составил первый в Германии сборник народных пословиц и поговорок. Двадцать лет своей жизни Лютер посвятил переводу на немецкий язык Священного Писания. Он завершил труд в 1542 году, когда Дюрера не было уже в живых. Лютеровский превод Библии, который недаром сравнивали с гравюрами Дюрера, был написан близким к оригиналу, торжественным и певучим слогом, он поражал современников своей доступностью и наглядностью, получил признание не только у протестантов, но и у католиков. Титанический многолетний труд по переводу Священного Писания, необходимость постоянно защищать свое вероучение от нападок католиков, гуманистов и левых сект подорвали здоровье Лютера. Он скончался на 63-м году жизни 18 февраля 1546 года и был захоронен в крипте виттенбергской церкви, на дверях которой 29 лет назад появились его тезисы.

Церковь Ингрии/Inkerin Kirkko, №2-3, 1992. С. 4-7