ПечатьE-mail

Ин 1:19-28. Четвертое воскресенье Адвента (1533)

Проповеди на Евангелие от Иоанна

Мартин Лютер. Ин 1:19-28. Четвертое воскресенье Адвента (1533)(И вот свидетельство Иоанна, когда Иудеи прислали из Иерусалима священников и левитов спросить его: кто ты? Он объявил, и не отрекся, и объявил, что я не Христос. И спросили его: что же? ты Илия? Он сказал: нет. Пророк? Он отвечал: нет. Сказали ему: кто же ты? чтобы нам дать ответ пославшим нас: что ты скажешь о себе самом? Он сказал: я глас вопиющего в пустыне: исправьте путь Господу, как сказал пророк Исаия. А посланные были из фарисеев; И они спросили его: что же ты крестишь, если ты ни Христос, ни Илия, ни пророк? Иоанн сказал им в ответ: я крещу в воде; но стоит среди вас Некто, Которого вы не знаете. Он-то Идущий за мною, но Который стал впереди меня. Я недостоин развязать ремень у обуви Его. Это происходило в Вифаваре при Иордане, где крестил Иоанн.)

Евангелие от Иоанна 1:19-28

Сегодняшнее евангельское чтение также является одним из прекрасных и великолепных фрагментов, повествующих о важнейшем аспекте нашей веры, ибо мы учим не о десяти заповедях и не о том, что нам нужно делать, но о чем-то намного большем, а именно о том, кто такой Христос и что Он сделал. Ибо Иоанн восхваляет Его так, что он, хотя и сам живет достаточно святой жизнью, открыто признаёт и говорит: «Я недостоин развязать ремень у обуви Его». Итак, это Евангелие повествует о том же, что и непосредственно предшествующее. Различие лишь в том, что здесь мы встречаемся с другими словами и с другими лицами. Ибо восемью днями ранее вы слышали, что вся суть состоит в том, что нельзя упустить из виду этого человека, Иисуса Христа, но нужно принять Его, не проходить мимо Него и не ожидать никого другого. Ведь тот, кто находит Его, обретает спасение от греха, смерти и ада. Ибо Бог определил, чтобы во Христе телесно обитала вся полнота Божества, дабы Он был всем для всех нас. Он есть путь, истина и жизнь. Лишь через Него патриархи, пророки, апостолы и святые от начала мира обретали спасение. Иоанн это знает; вот почему Он направляет своих учеников к Нему, дабы они не упустили из виду такое сокровище.

Если мы не руководствуемся этим, заблуждение заключается в том, что мы не придерживаемся Слова Божия, но проходим мимо него и выбираем многочисленные собственные способы и пути, чтобы войти в царство небесное. Один идет в монастырь, как можно видеть у папистов, и становится монахом, другой постится, третий желает заступнической молитвы того или иного святого, так что каждый находит свой собственный способ и свой собственный путь, чтобы войти на небеса.

Дабы предотвратить такое заблуждение и такое вредное предприятие, Бог с великой серьезностью направляет Своих людей к Своему Слову и заверяет их в том, что Он хочет помочь им через Семя жены, то есть через Своего Сына Иисуса Христа. Тот, кто потеряет Его, потеряет спасение, даже если он будет поститься до смерти или молиться до потери рассудка. Тот же, кто с верою принимает Его и уповает на Него, находит прощение грехов и вечное блаженство, так что ни грех, ни дьявол не может отделить его от них.

Этим путем шли все патриархи и пророки, и так они обретали спасение через веру во Христа. Если бы кто-то попал на небеса, благодаря святой жизни, это были бы святые пророки, которые ради Господа сделали и выстрадали непомерно много в этом злом мире. Но они совершенно не возлагали надежды на свою святость, а с твердым упованием держались за обещанное благословенное Семя жены, которому надлежало сокрушить голову змея.

Но в своем большинстве иудеи во времена Христа не хотели идти этим путем, а думали: «Что же может сделать этот сын плотника? Мы должны руководствоваться законом, поститься, жертвовать и давать милостыню. Это будет лучшим и самым быстрым путем на небеса. Этот нищий не может нам помочь». Ведь Христос был во всех отношениях бедным и уничиженным, так что люди, которые не держались за Его чудеса и Его проповедь, не могли найти в Нем ничего достойного внимания. Для того чтобы иудеи не позволили Господу незаметно пройти мимо, Бог, милосердный Отец, устроил так, чтобы дорогой Иоанн пришел прежде Него, как гарольд идет перед князем, и был бы Его трубой. Услышав Иоанна, они открывали уши и узнавали о Том, Которому надлежит прийти сразу после него. Он был именно таким человеком.

Поэтому, когда иудеи здесь посылают к нему посольство, чтобы спросить его о том, Мессия ли он, Илия или пророк, он отвечает: «Нет». А когда они затем спрашивают дальше: «Кто же ты тогда? Что ты скажешь о самом себе?», он отвечает: «Я скажу вам. Я — глас вопиющего в пустыне: приготовьте путь Господу. (То есть я — трубач перед князем.) Поэтому внимательно слушайте мою проповедь, ибо после меня должен прийти Тот, Который был прежде меня, и Который будет крестить вас Святым Духом, тогда как я, будучи слугой, могу крестить лишь водою. Он уже стоит среди вас, но вы не знаете Его».

Итак (говорит Иоанн), мое служение, ради которого я послан, заключается в том, чтобы я был гласом вопиющего или проповедником в пустыне, дабы вы, услышав звук моей грубы, знали, что Он грядет. Я — глас вопиющего, Я — проповедник, которого вам следует слушать. За мною грядет Тот, о котором пророк Исайя также говорит в главе 40:3: «Глас вопиющего в пустыне: приготовьте путь Господу, прямыми сделайте в степи стези Богу нашему». Я, говорит Иоанн — тот, кто скажет вам это. Поэтому поднимите ваши взоры. Он уже стоит среди вас, хотя вы не знаете Его. Но я научу вас, чтобы вы узнали и приняли Его. Тот проповедник, который выступит почти сразу после меня — это Он. Я — лишь предвестник. Это мое служение и моя проповедь. Он еще не начал проповедовать, но вскоре вы услышите Его. Поэтому поднимите ваши взоры, чтобы не упустить Его, но обратите на Него пристальное внимание.

И произошло именно так, как проповедовал Иоанн. Ибо сразу после крещения у Иоанна Христос явил Себя и Свои знамения в Галилее, послал двенадцать апостолов, а затем семьдесят два ученика и велел им проповедовать: «Приблизилось царство Божие», что означает: Христос здесь, и Он — именно тот, о котором я свидетельствовал. Держитесь за Него и примите Его, и тогда вы не ошибетесь. Он придет после меня, но Он был прежде меня. Ведь Иоанн был на полгода старше Господа Христа. И всё же он говорит: «Он был прежде меня». Для иудеев это было бы богохульством, если бы в тот раз они это поняли. Сие можно видеть из Евангелия от Иоанна 8:58, где Христос говорит: «Прежде нежели был Авраам, Я есмь». Ибо тем самым сказано, что Он, прежде чем родился в мир, от вечности был единородным Сыном Божиим. В тот момент иудеи этого не понимали. Но Иоанн, разумеется, вкладывал в эти слова такой смысл и хотел признать вечную славу личности Христа. Он ясно дает понять сие, когда говорит: «Я недостоин развязать ремень у обуви Его».

Тогда иудеям следовало бы убедиться и подумать: «Что это за Муж, перед которым Иоанн столь глубоко уничижает себя и говорит, что недостоин оказать Ему наименьшую услугу? Дорогой Иоанн, разве ты не достоин исполнить столь ничтожное дело?». Нет, говорит он. Я не достоин это сделать. Сколь бы велик я ни был, перед Ним я — ничто. Итак, он отбрасывает от себя свою славу и говорит, что был бы доволен, если бы смог подойти к этому человеку так близко, чтобы почистить Ему обувь.

Для того чтобы иудеи не думали, будто он чересчур уничижает себя, поскольку он всё же ввел крещение и был замечательным проповедником, он великолепно учит их об этом крещении и говорит: «У меня также есть свои знамения, как и у других пророков. У Иеремии было деревянное ярмо, Исайя ходил босым и нагим, когда пророчествовал египтянам и жителям Эфиопии о том, как они будут ограблены и раздеты донага врагами (Ис. 20). Так же, говорит Иоанн, я несу новую проповедь и новое знамение, ибо я возвещаю, что вам нужно приготовить путь Господу. Мне не нужно было бы проповедовать, если бы путь уже был приготовлен. Далее я омываю и крещу вас в знак того, что вы нечисты и осквернены. Я начал это крещение, но Он введет иное и лучшее крещение и будет крестить вас Святым Духом».

Итак, всё направлено на то, чтобы они не позволили этому человеку пройти мимо, но задумались о том, о чем здесь проповедует Иоанн. Видите ли, Иоанн здесь говорит нам о Том, кто придет после него. Это, несомненно, должен быть Тот, кто сейчас стал так великолепно являть Себя в Слове и в деяниях. Но что же произошло? Конечно же, они слушали Иоанна, но не верили его свидетельству; воистину, они убили обоих, как Христа, так и Его предтечу. Они отрубили голову Иоанну и распяли Христа, о котором Иоанн проповедовал с такой верностью и которого он призывал их принять. Таковым всегда было их благочестие. Они не только презирали проповедь пророков, преследовали и убивали их, но они также распяли Самого Господа Христа, о котором предсказывали пророки.

И сегодня происходит то же самое. Распинают не только лично Христа, но и членов Его тела. Мы очень хотим, подобно Иоанну, верно указывать каждому на путь спасения и говорить: «Без Христа не дается никакого прощения грехов и никакой вечной жизни». Что же тогда происходит? Чем вернее мы отвращаем людей от собственных дел, как от ложного основания, и обращаем их к истинной скале, Христу, тем больше наши противники осуждают нас. Ибо, как известно, это не соответствует их учению. Они указывают на монастыри, на чтение мессы, на совершение месс за души умерших и бдения, устраивают богослужения, совершают паломничества, покупают индульгенции и т.д. Это называется не указывать на Христа, но помимо Христа искать другие пути, чтобы попасть на небеса. Мы проповедуем против этого и призываем людей держаться за свидетельство Иоанна, указывающее на Христа. Но оно непригодно для папы и его приспешников. Вот почему они осуждают нас как еретиков, и если бы они только обладали силой, у них несомненно хватило бы желания, чтобы отблагодарить и вознаградить нас так же, как иудеи — Иоанна.

Почему же они столь враждебны по отношению к нам? Почему они не могут терпеть нас? Не по какой-либо иной причине, кроме той, что вместе с Иоанном мы проповедуем, что им нужно смириться перед Христом и со всем своим богослужением и со всеми своими добрыми делами не считать себя достойными даже стереть пыль с Его обуви. Ибо они сами должны признать, что Иоанн был намного святее их. И всё же он говорит, что не хочет смотреть на эту свою святость. Если бы только он обрел милость, чтобы принять от Христа Его обувь и стереть с нее пыль, он был бы доволен.

Мы очень хотели бы через Евангелие вызвать такое смирение у каждого человека. Поэтому властью нашего служения мы призываем каждого остерегаться греха и жить богобоязненно, но всё же не уповать на это благочестие пред Богом, а, подобно Иоанну, считать свои добрые дела и свое достойное поведение тряпкой для чистки обуви по сравнению с той высокой, чистой, совершенной и великой праведностью, которую наш дорогой Господь Христос приобрел для нас Своим страданием и смертью. Но папа и его люди не хотят в этом участвовать, ибо они не желают отказаться от упования на собственную заслуги и на заслуги почивших святых. Поэтому они не жаждут сопричастности благодеянию и заслуге нашего Господа Христа, и тем более не находят в них утешения, подобно благочестивым сердцам, знающим свои грехи и трепещущим перед гневом и судом Божиим. К тому же они кричат, как безумные, которые никогда не понимали, а тем более не чувствовали, что такое грех, что человек не оправдывается одной лишь верою. Что дела также играют свою роль. Таким образом, они не хотят позволить праведности Христа быть их сокровищем, подобно Иоанну, который отвергает всю свою собственную святость и не позволяет ей быть даже тряпкой, которой вытирают грязную обувь. Папа со своими приспешниками, как было сказано, не соглашается с этим, но они так превозносят свои дела, будто, благодаря им, они заслуживают вечной жизни. Поэтому они совершенно не могут терпеть, что их богослужение и святость сравнивают со старыми тряпками. Они, наоборот, считают, что Христос должен радоваться тому, что у них это есть во славу Его и для служения Ему.

Поэтому не следует соблазняться из-за того, что столь многие в наше время презирают и преследуют Евангелие. С Иоанном, Христом и апостолами в то время происходило то же самое. И дело не только в том, что их учение презирали, их самих преследовали и жестоко убивали из-за их учения. Что ж, иудеи получили свое наказание. Наши хулители и оплевывающие также не избегут своего. Давайте же, напротив, благодарить Бога за то, что мы принимаем чистое Слово, но в первую очередь и прежде всего давайте обратим внимание на слова Иоанна: «Приготовьте путь Господу». А также на это слово: «Но стоит среди вас Некто, Которого вы не знаете». И на это слово: «Вот Агнец Божий, Который берет на Себя грех мира». Ведь здесь он не говорит ничего о наших делах и о нашей заслуге, но тотчас указывает на Христа, в котором мы можем обрести всё и обладать всем.

Далее нам следует внимательно рассмотреть пример смирения, который проявляется в том, что этот святой муж, который, по свидетельству Христа, едва ли имел равных среди рожденных женщинами, говорит, что он со всей своей святостью и со всеми своими добрыми делами не достоин наклониться и развязать ремни Его обуви. Пусть же это будет доказательством смирения Иоанна, чтобы мы не просто замечали его, но и стремились подражать ему. Конечно же, нам нужно творить добрые дела, воистину, заниматься ими с наивысшим усердием, ибо Бог предписал и повелел это в десяти заповедях. Он не напрасно дал нам их с небес. Они — Его Слово. Поэтому Он хочет, чтобы мы повиновались им. Поэтому каждому следует наилучшим образом стремиться жить в соответствии с ними и так проявлять послушание и благодарность Богу, даровавшему нам Своего дорогого Сына, который ради нас уничижил Себя Самого до смерти и смерти крестной, которой Он искупил грех всего мира. Уповай на послушание и деяния этого мужа. На этом основании можно строить прочно. Брось всё хорошее, что ты сделал, к Его ногам и от всего сердца исповедуй вместе с Иоанном, что это не годится даже для того, чтобы вытереть обувь Христа. Если ты не прелюбодей, не вор и не убийца, если ты даешь милостыни и проявляешь усердие в своем призвании, перед людьми это подобно прекрасному, чистому и великолепному холсту, сокровищу и добродетели. Здесь в мире перед детьми человеческими такое восхваляют и считают чистым бархатом, шелком и золотой парчой. Но, когда это предстанет перед нашим Господом Богом и Его судом, тебе нужно будет сказать: «Для гебя, Господи, мой лучший бархат и парча хуже тряпки. Поэтому не суди меня по моим делам. Пусть они будут старыми тряпками пред Тобою. Подай, Господи, чтобы я только мог быть достоин сего, и я буду довольствоваться этим». Так поступает и Св. Павел в Послании к Филиппийцам 3:5-7: «Я из рода Израилева..., по учению фарисей..., по правде законной — непорочный». Ведь это нечто необычайное, когда кто-то может хвалиться так перед людьми. И всё же, говорит он, я считаю всю эту святость тщетою ради Христа. Моя высшая радость и лучшее утешение: «найтись в Нем не со своею праведностью, которая от закона, но с тою, которая через веру во Христа, с праведностью от Бога по вере. По сравнению с тем, что теперь я могу наслаждаться праведностью этого моего Господа, я почитаю всю мою собственную праведность за сор». Здесь Павел использует еще более презрительное выражение, чем Иоанн, который довольствуется тем, что называет свои добрые дела тряпкой для обуви. Павел называет их отбросами. Это весьма презрительные слова о нашей святой жизни.

Пусть же пример праведников глубоко проникнет в наши сердца, чтобы мы обратили на него пристальное внимание и серьезно стремились жить целомудренно и честно в этом мире, так чтобы людям не в чем было упрекнуть нас. Это относится к жизни здесь на земле, но и заканчивается вместе с ней. Ибо праведника хоронят так же, как негодяя, праведницу — так же, как блудницу.

Но, когда речь заходит о второй жизни, вечной, мне нужно сказать: «Я держусь за моего Господа Христа и за ту святость, которую Он дарует мне в Крещении, в Слове и в Святом Причастии. В них я хочу быть найденным жалким червяком». Итак, следует проводить различие между нашей временной жизнью и нашей святостью, и вечной жизнью и праведностью, которая действительна пред Богом. Язычники также жили в целомудрии и честности, делали и терпели многое ради своего отечества. За это их также можно похвалить с полным правом. Но, когда приходит смерть, всё иначе. Тогда все наши дела и страдания должны отступить, ибо через них мы не получим прощение грехов или праведность. Откуда же нам взять эту праведность и святость, которая действительна перед Богом для вечной жизни? Должно быть так, чтобы мы вместе с Иоанном смирились и сказали: «Господи, вот бедная тряпка, старый рваный негодный кусок ткани» или, как говорит Павел: «смердящие отбросы». Пусть перед миром это будет мускус, бархат и парча, но, Господи, позволь мне быть перед Тобой старой тряпкой, которой я могу вытереть обувь Твоего Сына, и даруй мне Его праведность. А именно, Он со Своей праведностью — мое благороднейшее и драгоценнейшее сокровище. Ведь я знаю, что с Ним и Его праведностью я войду на небеса, тогда как со своей собственной праведностью я буду ввергнут в бездну ада.

Таким образом, мы можем согласиться с тем, что монашеская и монастырская жизнь и всё подобного рода, что еще можно назвать, вместе принадлежит дьяволу и аду, если те люди, которые за это держатся, не имеют намерения явить Богу должное послушание и не прогневить никого, но думают, что тем самым они обретут спасение, воистину, даже смогут продать свои добрые дела другим людям. Это значит отрекаться от Христа, воистину, оплевывать и презирать Его, как Его презирали и оплевывали иудеи. Нам следует остерегаться такой мерзости и усвоить, как нам нужно встречать таких совратителей, а именно, сказав им: «Ты, несчастный человек, неужели ты думаешь, что ты действительно спасешь самого себя своими оскверненными делами и своей святостью? Иоанн, Павел, Петр и другие святые не смогли это сделать, иначе они не думали бы так смиренно и не проповедовали бы так презрительно о своей собственной святости». Если монастыри хотят использовать как школы, чтобы воспитывать там молодых людей и позволить им изучать Писание — это прекрасное, великолепное и полезное использование. Но папа и его приверженцы не стремятся к этому. Напротив, они показывают каждому человеку монашество как путь на небеса. Таким образом они, разумеется, обретут такие небеса, где в окна врывается огонь и пламя. Поэтому было бы намного лучше разрушить такие монастыри, чем таким образом отвлекать людей от Христа и развращать их телом и душой.

Поэтому о сегодняшнем Евангелии можно кратко сказать, что с людьми и среди людей нам нужно жить целомудренно и честно, быть усердными и старательными, когда речь идет о добрых делах, и ни в коей мере не быть камнем преткновения. Такого послушания Бог требует в Своем законе и желает от нас. Если мы не проявляем этого послушания Богу, Он вмешивается посредством палача и меча, воистину, в конечном счете посредством адского огня. Таким образом, говорит он, мы обязаны по Божию повелению поступать так по отношению к людям. Но, когда ты предстанешь пред Богом, скажи: «Господи, если бы это зависело от моей святости и от моих дел, я погиб бы. Поэтому я молю Тебя позволить мне быть старой тряпкой у ног моего Господа Христа. Ибо со своей жизнью я не достоин ничего лучшего, чем быть осужденным. Но я жажду Его праведности, дабы Он освятил меня другой лучшей и вечной святостью. Так я непременно приду к вечной жизни».

Папа и его священники не желают этого слышать, ибо они хорошо сознают, какими были бы последствия сего, а именно: епархии, монастыри и мессы, и всё их ложное богослужение тогда больше не устояло бы. Поэтому они упрямо сохраняют свое учение о делах, большинство — ради чрева, а прочие потому, что таким образом они надеются обрести спасение. Иоанн и Павел так не поступают. Они не держатся за свою праведность и святость. Так же, как они, следует поступать и всем христианам. Им следует говорить вместе с Павлом: «Моя святость — это смердящие отбросы» или вместе с Иоанном: «Моя святость подобна тряпке, если я сравню ее с Христовой святостью и Его деяниями». Но паписты не хотят быть отбросами и тряпками вместе со своими мессами, обетами, постами и молитвами. Они хотят истребить нас, ибо мы не согласны с ними, но направляем людей на иной и лучший путь. Но давайте посмотрим на уста и перст Иоанна, посредством которых он показывает и указывает нам, что нам не следует забывать о нашем Господе и Спасителе Иисусе Христе, а также нельзя упустить из виду Того, к Кому Иоанн так усердно и верно направляет и посылает нас, дабы мы обрели спасение.

Это самое важное, чему нас может научить сегодняшнее Евангелие, а именно тому, что Иоанн так усердно указывает не на себя, но на Господа Христа, что он так глубоко уничижает самого себя, но так величественно превозносит и восхваляет Христа. Далее тому, что фарисеи и первосвященники направляют к Иоанну посланников и хотят заставить его покончить с крещением и проповедью, поскольку он сам говорит, что он — не Христос, не Илия и не пророк. Также он проводит различие между своим крещением, которым он крестит как слуга, и крещением Христа, который Сам есть Господь и лишь один может дать Духа. Эти два аспекта слишком возвышенны для простых людей. Однако, отсюда следует усвоить и заметить, что сей мир, а особенно мудрое и возвышенное в мире — враг дела Божия и очень хочет подавить и разрушить его, что пытаются здесь сделать первосвященники и фарисеи. Но Иоанн обладает истинным духом и силой Илии, то есть неустрашимым сердцем, и не позволяет, чтобы ему препятствовали крестить или проповедовать, до тех пор, пока Ирод не захватывает его, не бросает его в темницу и, наконец, не приказывает отрубить ему голову. Он добровольно переносит это ради Господа и в надежде на то, что через своего Господа и Спасителя Иисуса Христа он обретет милостивого Бога и жизнь вечную. Да дарует нам сие наш Господь Бог через Сына Своего Иисуса Христа. Аминь.

Мартин Лютер. Домашняя постилла. Пер. В. Володина.
 СПб.: Светоч, 2011. С. 46-55