ПечатьE-mail

Лк 18:31-43. Воскресенье перед Великим постом (1534)

Проповеди на Евангелие от Луки

Мартин Лютер. Лк 18:31-43. Воскресенье перед Великим постом (1834)(Отозвав же двенадцать учеников Своих, сказал им: вот, мы восходим в Иерусалим, и совершится все, написанное через пророков о Сыне Человеческом, ибо предадут Его язычникам, и поругаются над Ним, и оскорбят Его, и оплюют Его, и будут бить, и убьют Его: и в третий день воскреснет. Но они ничего из этого не поняли; слова сии были для них сокровенны, и они не разумели сказанного. Когда же подходил Он к Иерихону, один слепой сидел у дороги, прося милостыни, и, услышав, что мимо него проходит народ, спросил: что это такое? Ему сказали, что Иисус Назорей идет. Тогда он закричал: Иисус, Сын Давидов! помилуй меня. Шедшие впереди заставляли его молчать; но он еще громче кричал: Сын Давидов! помилуй меня. Иисус, остановившись, велел привести его к Себе: и, когда тот подошел к Нему, спросил его: чего ты хочешь от Меня? Он сказал: Господи! чтобы мне прозреть. Иисус сказал ему: прозри! вера твоя спасла тебя. И он тотчас прозрел и пошел за Ним, славя Бога; и весь народ, видя это, воздал хвалу Богу.)

Евангелие от Луки 18:31-43

Евангелие этого воскресенья содержит две части.

Первая — пророчество или предсказание, в котором Христос говорит двенадцати апостолам о Своем страдании. Здесь мы находим слова, о которых ангелы в день Пасхи напомнили женщинам у гробницы, сказав: «Вспомните, как Он говорил вам, когда был еще в Галилее, сказывая, что Сыну Человеческому надлежит быть предану в руки человеков грешников, и быть распяту, и в третий день воскреснуть» (Лк. 24:6-7). Ведь именно тогда Господь Иисус шел из Галилеи в Иерусалим, где Он был схвачен и распят.

Вторая часть повествует о чуде со слепым.

Об этом предсказании евангелист целых три раза говорит, что ученики не поняли его. А именно, они думали, что Он говорит какие-то странные слова, имеющие скрытый смысл. Поэтому они как бы слышали чужой, незнакомый язык, из которого они не понимали ни слова. И именно поэтому они думали: Этот человек творит такое множество чудес, Он воскрешает мертвых, Он делает слепых зрячими. Так мы можем увидеть и понять, что с Ним пребывает Бог. Поэтому со временем Он должен стать великим владыкой, а мы, Его слуги, также станем князьями и важными господами. Ибо кто мог бы причинить какой-то вред столь могущественному человеку, который одним словом может исцелить и обратить в бегство смерть и всякую муку? Поэтому они думали так: Бог слишком благоволит к Нему, чтобы Он мог позволить Ему претерпеть какое-то страдание. Его слова, звучащие так, будто Он говорит о страдании и смерти, должны иметь совершенно иной смысл. Настолько непонятливыми были дорогие апостолы.

Тем самым сказано, что все дела Божии по своей природе таковы, что, когда о них говорят, нельзя понять их, прежде чем они не совершились, тогда как когда они совершились, их, напротив, понимают и замечают. Поэтому и Иоанн не раз говорит, что ученики Христа впоследствии поняли, что Он говорил им. Итак, Слово Божие и вера связаны друг с другом. Бог говорит лишь о том, что намного превосходит наше понимание, а значит, о том, чего мы не можем постичь и понять. Поэтому нужно верить Его словам и тогда, уверовав в них, осознаешь, что они истинны. Тогда также сможешь правильно понять их.

Так, например, Слово Божие учит о воскресении мертвых, и разум не понимает этого учения. Поэтому можно видеть, как мудрецы мира сего и, прежде всего, ученые насмехаются над нами и считают нас шутами, ибо мы веруем в это и убеждены в том, что после этой жизни есть другая. Столь же мало разум понимает, что Бог вочеловечился и родился в этот мир от девы. Итак, в это нужно веровать до тех пор, пока мы придем туда, где сможем увидеть сие и сказать: «Теперь я понимаю, в самом деле, я даже вижу, что истинно то, во что я раньше верил».

Таким же образом разуму представляется довольно странным, что посредством Крещения в воде человек обретает милость и благодать Божию даром, без какой-либо собственной заслуги, и что через отпущение грехов он обретает прощение грехов. Поэтому разум считает христиан глупцами, способными верить в нечто подобное. Ведь разум думает так: чтобы примирить Бога, нужно нечто большее и лучшее, а именно, добрые дела, которые стоят нам трудов и мучений. Поэтому они придерживаются примера папы, который в своей проповеди направляет людей к собственной заслуге. Ведь разум не хочет согласиться веровать в то, что спасение совершается лишь через Крещение и веру во Христа, в особенности, когда человек замечает, что Слово — это нечто незначительное и несущественное, а также, что тот, кто приносит его — бедный несовершенный грешник. Представляется неразумным, чтобы человек строил свою жизнь и всё свое бытие в вечности на таком Слове. Итак, хотя Слово Божие возвещается людям совершенно ясно и понятно, разум всё же не соглашается с ним, а также не верует в него. Поэтому дорогому Евангелию приходится пред миром носить и сохранять имя ереси и дьявольского учения, которым совращают людей и учат их не творить добрые дела. Разум не может судить иначе.

Поэтому научитесь просто веровать в Слово Божие и скажите в своих сердцах: «Если я не вижу, не замечаю и не чувствую, что это так, я всё же слышу, что так говорит Бог. А ведь Он столь силен, что может сделать это истинным. В свое время и в другой жизни я пойму и постигну, воистину, увижу и почувствую, хотя сейчас я этого не понимаю».

Это также можно видеть на примере из Писания. Пока Давид не нападает на Голиафа, он думает, что поразит и убьет его. Он говорит Саулу: «С этим Филистимлянином необрезанным будет то же, что со львом и медведем, потому что так поносит воинство Бога живого» (1 Цар. 17:36, 37). А самому филистимлянину он говорит в стихе 46: «Ныне предаст тебя Господь в руку мою, и я убью тебя, и сниму с тебя голову твою». Все слышали, как Давид сказал эти слова, но их считали сущей ложью и насмешкой. Так оно и есть: если бы это были просто слова Давида, а не слова Божии, они ничего не значили бы. Но это были слова Божии, и Давид верил в них, прежде чем он почувствовал их истинность. Поэтому случилось так, как сказали слова. Не имело значение то, что для других они были глупостью, и люди не могли верить, что так будет в действительности. Ибо для разума было совершенно невероятным, чтобы Давид, который был низкорослым по сравнению с Голиафом, одним камнем сможет сразить и повалить такого огромного великана. Но Давид веровал и совершил это. И тогда люди смогли увидеть, в самом деле, почувствовать, что это истинно, а не выдумано. Но прежде, когда у них было только слово, сказанное Давидом: «Предаст тебя Господь в руку мою», оно казалось грубой ложью, воистину, абсолютно невозможным делом. Ведь разум рассчитывает так же, как Саул в семнадцатой главе 1 Книги Царств: Давид — юноша, пастух, никогда не участвовавший в войне, и теперь он выходит нагой, с палкой и пращой, как будто собирается защищаться от собаки, как и Голиаф насмешливо бросает ему в лицо, говоря: «Что ты идешь на меня с палкою? Разве я собака?» Великан же выходит в доспехе и со своим длинным копьем. Разве не совершенно другим оружием, не смехотворным вооружением, маленький, юный стрелок Давид сможет сделать то, что не осмеливался взять на себя ни один мужчина во всём стане? Сам Давид этого не видел, но он верил, что Бог покарает богохульство его врага и поможет ему. Так и произошло.

И так происходит до сих пор. Слово и деяние Божие всегда считают невозможными, пока они не исполняются. И всё же, когда они исполняются, это происходит, причем довольно легко. Пока этого не случилось, не требуется, чтобы люди осознавали или понимали это. Нужно просто верить сему. Как грех смывается в Крещении и как мы в последний день воскреснем из мертвых, никогда не сможет понять разум, в особенности, когда он видит, как большая часть тела человека пожирается хищными зверями или сжигается дотла, а пепел бросается в море, как папа поступил с праведным Яном Гусом в Констанце. Тогда разум думает так: «Как Бог вновь соберет тело?» Но Бог говорит: «Что ж, так Я говорю. Это Мое Слово. Это кажется не только невероятным, но попросту невозможным. Но если ты веришь, это станет реальностью, ибо Я всемогущ и могу сделать всё из ничего».

Кем мы были сто лет тому назад? Столь же малыми, как и ребенок, который родится более чем через двадцать, тридцать, сорок лет после нас. Если же Бог владеет искусством делать всё из ничего, Он также вполне сможет сделать что-то из того, что однажды существовало. Поэтому не следует смотреть на то, что дело кажется невозможным, но нужно сказать: «Так сказал Бог. Поэтому так и произойдет, сколь бы невозможным это ни казалось. Ибо, хотя я не могу видеть или понимать это, Господь всё же делает невозможное возможным и творит всё из ничего».

Поэтому безмерно великими глупцами являются те люди, которые хотят судить о словах и делах Господа Бога нашего по меркам разума. Если я не могу оживить мертвого, разве Бог из-за этого не сможет совершить сие? Нет, пусть каждый остерегается судить о Слове и силе Бога по своим собственным чувствам и своим собственным возможностям. Если бы наш разум мог постичь и понять всё, наш Господь Бог мог бы молчать. Но, поскольку Он говорит, это является признаком того, что наш разум не знает или не понимает всего, воистину, что Слово Божие, как показывает и опыт, превосходит наш разум и противоречит ему.

Когда я провозглашаю тебе прощение грехов и разрешаю тебя по повелению Христа, ты слышишь Слово. Но, когда ты услышал его и освободился от греха, ты всё же не замечаешь, что Бог и Его ангелы улыбаются тебе. Ты сам не знаешь этой радости, о которой Господь говорит: «Ангелы на небесах радуются и об одном грешнике кающемся» (Лк. 15:10; сравните ст. 7).

Также после того, как ты был крещен, у тебя есть та же самая кожа и плоть, что и до Крещения. Неужели поэтому отпущение грехов и Крещение ничего не значит? А посему научись говорить: Бог Своим Словом освободил меня. Поэтому я твердо и полностью верую, хотя я не вижу и не чувствую того, что Бог улыбается мне и называет меня Своим чадом; того, что Христос, мой Господь, называет меня Своим братом, а дорогие ангелы очень радуются обо мне. Я в это верую, говорю я, и не питаю об этом никаких сомнений. Если другие не хотят в это верить, мне нет дела до сего. Я всё же хочу верить, ибо Бог в Своем Слове не может мне лгать.

Ученики еще не владели этим искусством. Иначе они так долго не возражали бы и не удивлялись. Напротив, они сделали бы такой вывод: как Он говорит, так и будет. Сей человек не может лгать. Пусть же это произойдет, когда и как Ему угодно.

Но слепой, о котором повествует Евангелие, прекрасно владеет этим искусством. Его глаза ничего не видят. Но, как только звучит слово: «Прозри!», он верит ему. Поэтому с ним происходит по вере его. Пока это слово еще одиноко, оно говорит о чем-то, что еще не свершилось. Ведь глаза слепого еще закрыты. Но тотчас после слова, и поскольку он верует, следует реальность, как он и веровал. Ученикам следовало поступать так же. Хотя они не видели, как это возможно, им все же следовало веровать, поскольку у них было Слово Иисуса. К Слову я не могу приложить ничего, кроме веры.

Это первое, что нам нужно усвоить из сегодняшнего Евангелия: верить Слову Божию всем сердцем, с полной преданностью, без сомнения. О такой вере многие не хотят ничего знать и не желают учиться ей. Но вам следует знать и сознавать, что христианским является то сердце, которое не просто слышит Слово Божие о прощении грехов, но также твердо верит в него и не сомневается, хотя еще не чувствует и не видит его.

Ибо это произойдет и откроется лишь позднее. Если ты твердо веруешь, это станет реальностью, так что ты должен сказать: «Благо мне, ибо я поверил в сие!» Но другие люди, не уповающие на Бога, будут стоять там и вопить: «Горе нам, ибо мы не верили! Кто мог бы ожидать сего? Ведь в конечном счете мы всё равно должны в это поверить». Но тогда всё будет потеряно. Им ничего не поможет. Они слишком долго медлили.

Итак, первое заключается в том, что нам не следует соблазняться о Слове Божием, даже если оно звучит удивительно, нелогично и невозможно, но нужно твердо придерживаться сего: Если Бог сказал так, это должно произойти. Не следует спрашивать о том, возможно ли это, нужно лишь смотреть на то, сказал ли сие Бог. Если сие сказал Бог, Он силен и истинен, так что Он может это сделать. Вот почему нужно в это верить. Тот, кто не хочет верить, хулит Бога в наивысшей степени. Ибо нам нужно остерегаться сего греха, дабы не сомневаться в Слове Божием, сколь бы нелогично оно ни звучало. Ибо то, что говорит Бог — непреложная истина. Так мы имеем Слово Божие в Крещении, в Святом Причастии, в отпущении грехов и в проповеди. В них Бог говорит с нами и освобождает нас от греха. Мы должны веровать, считать это истиной и не сомневаться. Такова первая часть.

Во второй части, о слепом, евангелист учит превосходному искусству нищих, тому, что нужно научиться взывать к Богу, быть смелым и настойчивым. Тот, кто робок, позволяет вскоре прогнать себя и не годится в нищие. Нужно отбросить робость и думать, что Господь Бог наш хочет, чтобы люди взывали и были настойчивы. Ведь Его желание и Его слава состоит в том, чтобы воздать щедро, и Ему благоугодно, чтобы человек принял от Него всяческие блага. Поэтому, чтобы сие произошло, нужно вести себя так смело, как Он того желает. Тот, кто хочет ждать до тех пор, пока не станет достойным получить что-то от Бога, точно никогда не станет просить Его ни о чем. Поэтому лучше всего отбросить стыдливость, дерзко открыть уста и сказать: «Господи, я пребываю в огромной нужде и опасности для тела и души. Поэтому я нуждаюсь в Твоей помощи и утешении. Не откажи мне в них, но позволь мне обрести их по Твоему милостивому обетованию». Нищие на улицах и в переулках превосходно владеют этим искусством. Но люди неохотно слышат об этом. Они становятся нетерпеливыми и прогоняют нищих суровыми словами. А Господь Бог охотно слушает таких крикунов, которые смело продолжают вопить и не позволяют отвергнуть их.

Здесь мы видим это на примере слепого, который очень хотел вновь получить здоровые глаза. Когда он слышит, как мимо проходит толпа, он сначала спрашивает, кто это такие. А услышав, что это Иисус, он начинает кричать: «Иисус, Сын Давидов! Помилуй меня». Шедшие впереди строго приказали ему замолчать, но ему не было до этого дела. Чем больше ему запрещали, тем больше он кричал.

Здесь перед нами настоящий крикун и способный нищий, каким хочет видеть его наш Господь Бог. Вот почему нам следует обратить на этот пример пристальное внимание, выступить перед Господом Христом и молить Его: «Господи, я — бедный грешник. Да приидет царствие Твое и ко мне, и прости мне долги мои. Помоги мне в этом и в другом деле». Тот, кто просит так и кричит так настойчиво, поступает правильно. Господь Бог охотно слушает это и устает не так легко, как мы, люди. Нас можно утомить, вызвать нежелание и недовольство жалобными песнями, но Ему оказывают великую честь, когда считают Его великим и не умолкают, но говорят: «Господи, я прихожу к Тебе как нищий, чтобы воздать Тебе славу, дабы таким образом восхвалить Тебя. Поэтому, дорогой Господь, смотри не на то, что я недостоин, но на то, что я нуждаюсь в Твоей помощи, и на то — что Ты единственный помощник в нужде для всех грешников. Поэтому сейчас я оказываю Тебе честь, взывая к Тебе. Ведь я не могу обойтись без Твоей помощи».

Такая настойчивая молитва, которая продолжается постоянно и не позволяет отпугнуть себя, благоугодна Богу. Мы видим это здесь на примере слепого. Как только он начинает просить, Господь тотчас подзывает его к Себе. Все прочие отодвинуты в сторону. Господь тотчас спрашивает его: «Чего ты хочешь от Меня?» Здесь видно, как открыты руки Господа. Он как бы хочет сказать: «Проси о чем хочешь, и ты получишь это». Слепой больше не сомневается, но говорит: «Господи! Чтобы мне прозреть». И Господь отвечает: «Прозри!» Вот что значит молиться с дерзновением и быть услышанным. Слепой должен научить нас подражать этому, дабы мы, приступая к молитве, также излагали нашу нужду Христу и твердо верили, что Он слышит нас и поможет нам.

При папстве свою собственную молитву презирали и думали: если другие не будут молиться за нас, мы не получим ничего. Но христианин ни в коем случае не должен так думать, но, как только приходит нужда, ему нужно поспешить в свою комнату, пасть на колени и сказать: «Господи, вот я. Мне нужно то-то и то-то, хотя я недостоин. Но воззри на мою нужду и на мою скорбь и помоги мне ради славы Твоей». Научись молиться так настойчиво и не сомневайся в том, что Бог ради Христа даст тебе то, что хорошо и полезно. Ибо ясно и непреложно обетование: «О чем ни попросите во имя Христово, получите» (Ин. 14:13-14).

Только смотри за тем, чтобы не уставать, но быть настойчивым. Чем больше ты это делаешь, тем это дороже Господу. Он не устает от твоего крика. Воистину, твоя молитва могла бы стать столь мощной и серьезной, что Бог в тот же миг дал бы тебе просимое, чего Он обычно не делает, но медлит. Но Он слышит и помогает тебе ради твоего тревожного молитвенного вопля. Поэтому я надеюсь, что последний день не замедлит долго, но из-за тревожных воздыханий христиан наступит раньше, чем мы ожидаем.

Также в восемнадцатой главе Евангелия от Луки Господь представляет притчу о вдове, которая не позволяла прогнать себя, прежде чем судья, который не боялся ни Бога, ни людей, наконец, не воскликнул: «Я больше не могу вынести того, что эта вдова докучает мне своими мольбами. Мне придется помочь ей, чтобы избавиться от нее и положить конец ее настойчивости». «Бог ли не защитит избранных Своих, — говорит Христос, — вопиющих к Нему день и ночь, хотя и медлит защищать их? Сказываю вам, что подаст им защиту вскоре». Как будто Он хочет сказать: «Молитва приводит к тому, что Бог поспешает. Иначе Он не торопился бы».

Итак, молитва приводит к тому, что человек намного раньше получает то, что иначе задержалось бы, воистину, что иначе могло бы вовсе не прийти. Таким образом, этот пример учит нас быть дерзкими нищими, кричать, не уставая, и говорить: «Господи, я в самом деле — бедный, недостойный грешник. Я прекрасно это знаю. И всё же, мне нужно то-то и то-то. Дело не в том, что я благочестив. Достаточно лишь того, что мне нужна помощь и что Ты охотно желаешь дать мне то, что полезно мне для тела и души».

Если ты молишься так и при этом не перестаешь, Он непременно скажет тебе то же самое, что и этому слепому: «Чего ты хочешь от Меня? Прозри! вера твоя спасла тебя». Ибо молиться, но не веровать — значит оплевывать Господа, Бога нашего. Вера же держится лишь за то, что Бог ради Христа, Сына Своего, Господа нашего, хочет быть милостив к нам, слышать наши молитвы, защитить нас, спасти нас и сделать нас благословенными. Да поможет нам в этом наш дорогой Господь и Спаситель Иисус Христос. Аминь.

Мартин Лютер. Домашняя постилла. Пер. В. Володина.
СПб.: Светоч, 2011. С. 176-183