ПечатьE-mail

Мф 8:23-27. Четвертое воскресенье после Богоявления (1533)

Проповеди на Евангелие от Матфея

Мартин Лютер. Мф 8:23-27. Четвертое воскресенье после Богоявления (1533)(И когда вошел Он (Иисус Христос) в лодку, за Ним последовали ученики Его. И вот, сделалось великое волнение на море, так что лодка покрывалась волнами; а Он спал. Тогда ученики Его, подойдя к Нему, разбудили Его и сказали: Господи! спаси нас, погибаем. И говорит им: что вы так боязливы, маловерные? Потом, встав, запретил ветрам и морю, и сделалась великая тишина. Люди же, удивляясь, говорили: кто это, что и ветры и море повинуются Ему?)

Евангелие от Матфея 8:23-27

В сегодняшнем Евангелии мы читаем повествование, которое желает научить нас не тому, что нам следует делать, ибо здесь ничего не говорится о наших делах, но тому, во что нам нужно веровать и чем утешаться в нужде и затруднении. Следовательно, это одна из великих проповедей о вере, однако, каждый считает, что хорошо понимает ее, как будто это простое и повседневное дело.

Мы хотим разделить эту проповедь таким образом, чтобы сначала поговорить о кресте и страдании, затем о Господе Христе и о вере в Него, о том, что Он один служит единственным и наилучшим утешением и помогает нам, и в-третьих, о плоде и пользе, происходящих от веры после искушения. Эти пункты прекрасно могут показать нам, какое утешительное повествование евангелист дает нам в нескольких словах, которое иначе было бы нелегко отыскать.

Первая часть говорит нам о том, что Господь Иисус входит в лодку со Своими учениками. Еще нет непогоды, но стоит хорошая, приятная и тихая погода. Море также тихо и спокойно. Иначе ученики испугались бы, отшатнулись и не вошли в лодку. Но, как только Христос и Его ученики сели и отплыли от земли и вышли в море, разразилась ужасная буря, так что лодка так омывалась волнами, что казалось, будто она тонет.

Давайте же обратим внимание на это повествование. Давайте сделаем из него пословицу и скажем: «Так происходит, когда Христос входит в лодку». Тогда спокойствие прекращается. Тогда приходит непогода и буря. В самом деле, происходит так, как говорит Христос в Евангелии от Луки 11:21-22, когда сильный вооруженный человек охраняет свой дом и живет в мире и покое до тех пор, пока не придет более сильный; тогда начинается несогласие, борьба и битва.

То же самое заметно и здесь в Евангелии. Прежде всё спокойно и тихо, но, как только Христос появляется с проповедью, или люди видят Его чудеса, во всех углах разгорается пожар. Фарисеи, книжники и первосвященники сговариваются и хотят лишить Его жизни, и прежде всего дьявол начинает буйствовать и неистовствовать. Сам Христос предсказал это в Евангелии от Матфея 10:34-36: «Не думайте, что Я пришел принести мир на землю; не мир пришел Я принести, но меч, ибо Я пришел разделить человека с отцом его, и дочь с матерью ее, и невестку со свекровью ее. И враги человеку — домашние его».

Одно как и другое хочет научить нас хорошо подумать о том, хотим ли мы быть христианами или нет. Если ты хочешь быть христианином, приготовься к буре и вражде. Иначе не может быть, но все те люди, которые хотят жить богобоязненно во Христе Иисусе, должны пострадать от гонений, как говорит Павел. Поэтому и Иисус, сын Сирахов, увещевает всех верующих в главе 2:1 и говорит: «Если ты приступаешь служить Господу Богу, то приготовь душу твою к искушению: управь сердце твое и будь тверд», как будто он хочет сказать: «Если ты не хочешь служить Господу, иди своей дорогой. Тогда дьявол оставит тебя в покое, пока не придет его время. Если же ты хочешь служить Господу и быть христианином, делай это охотно. Непогода и гонения не заставят себя ждать. Поэтому мужайся, чтобы тебе не страшиться этого как какого-то неожиданного события. Не страшись этой непогоды, но бойся Бога, дабы тебе ради мира сего не уклониться от Его Слова».

Ведь ты взялся за дело не ради благосклонности мира. И поэтому ты не захочешь отказываться от него из-за его недовольства и гнева. Именно этому хочет нас научить евангелист, говоря о том, что непогода разразилась именно когда Христос вошел в лодку и отплыл от берега в море.

Это также учит нас тому, что нам нужно отвечать жалким и негодным хулителям, которые не могут ничего иного, кроме как поносить Евангелие, и которые говорят: «Раньше, пока не пришло это учение, у нас была тишина, спокойствие и изобилие. Теперь так много страдания, что об этом нельзя и говорить. Группировки, войны, восстания, дороговизна и всяческое зло». Тот, кто хочет заткнуть рот этим хулителям, должен сказать им: «Дорогой, разве ты не читал в Евангелии, что непогода начинается, как только Христос входит в лодку и выходит в море?» Это вина не Господа Христа, но дьявола, который враждебен к Нему и не может терпеть Его. Поэтому он также враждебен к Евангелию и очень хочет создать как можно больше тревоги и скорби на земле, дабы искоренить Евангелие. Слепые и закосневшие люди не хотят этого видеть и обращать на это внимание. Они смотрят лишь на неурядицы и недостатки и богохульно кричат, что это — вина Евангелия. Но они не хотят видеть, сколько доброго происходит от Евангелия, и как через него можно познать Бога, получить прощение грехов и стать святым.

Так вел себя и неблагодарный, упрямый и жестоковыйный еврейский народ в пустыне. Когда они были в Египте, и на одного человека налагали работу двоих, они взывали к Богу, говоря, что если Он избавит их от страдания, они будут благочестивыми. Но, когда Бог спас их от этого страдания и они вышли из пустыни, они забыли обо всем. Хуже всего было то, что они забыли, каким образом и сколько они были вынуждены работать и страдать в Египте. Теперь они думали лишь о котлах с мясом и о хлебе в Египте. Они владели искусством разглагольствовать о хорошем, но одновременно молчали о зле, которое им приходилось терпеть. Поэтому, когда Бог дал им хлеб с небес, они презирали его и не считали, что он столь же вкусен, как мясо в Египте. Настолько испорчена наша природа и сущность из-за первородного греха. Что бы Бог ни делал с нами, Он не может нам угодить. Нужно воистину великое и божественное терпение, чтобы так долго мириться с такими неучтивыми детьми, как мы.

Если бы, прежде чем начали проповедовать учение Евангелия, кто-нибудь спросил нас, чего бы мы больше хотели: пережить год дороговизны или позволить монахам и священникам обдирать и мучить нас, и издеваться над нами, что прежде было обычным делом, разве ты не думаешь, что каждый с радостью выбрал бы дороговизну, чтобы избежать тяжелого, невыносимого и (как тогда казалось) бесконечного обдирания? Ведь люди надеются, что то, что не пришло в этом году, придет в будущем, тогда как обдирание продолжалось бы и с каждым днем становилось бы всё более невыносимым.

Мы совершенно забыли о таком и о другом неустройстве и теперь восхваляем былое спокойствие и состояние, не видя того, какая ужасная скала нависала над нашими головами, поскольку во время этого мира ущерб причиняли не только нашему добру и имуществу, но также нашему телу и душе из-за лжеучения и идолопоклонства. И всё же, тогда мы не оставались без забот, поскольку дороговизна, чума, война и другие напасти тогда имели место точно так же, как сейчас. Но, когда что-то подобное происходит сейчас, в этом обвиняют Евангелие.

Но как ты думаешь, это нравится Богу, у которого нет более благородного сокровища, чем Его Слово, и который не может помочь нам и избавить нас от греха и смерти лучше и надежнее, чем посредством Евангелия, которое, тем не менее, так жестоко бесчестят и хулят, что возлагают на него вину за всякое происходящее несчастье? Какое наказание последует за такое богохульство? Такое, что Бог совершенно ослепит сердца и глаза хулителей, так что они не увидят великих и прекрасных Божиих благодеяний и, подобно иудеям, настолько закоснеют, что не смогут не хулить Бога и в конечном счете станут добычей дьявола. Такая награда приличествует им и, несомненно, выпадет им на долю. Ведь тебе всё равно, даже там, где не проповедуется Евангелие, приходится мириться с тем, что ты нравишься не каждому, что у тебя есть недруги. Ведь и Риму приходилось терпеть войны и другие несчастья, прежде чем в мир явилось Евангелие.

Итак Евангелие не виновато, но в этом виноваты дьявол и наша неблагодарность. Дьявол не выносит Евангелия и очень хочет подавить его. Поэтому он устраивает всевозможные несчастья. И, чем большего успеха добивается Слово, тем яростнее он гневается и неистовствует. Если же мы неблагодарны, когда нам предлагают столь великое сокровище, не принимаем его и не пользуемся им, но ненавидим и преследуем его, Бог не потерпит этого, но должен будет прийти со всевозможными наказаниями и мучениями, дабы отомстить за неблагодарность.

Это первая часть, из которой ты усвоишь, что тебе нужно готовиться к буре и непогоде, если ты хочешь быть христианином. Если же ты этого не хочешь, иди своей дорогой. Однако, однажды, когда ты будешь умирать, ты заметишь, чего ты добился для себя.

Вторая часть повествует о подлинной сущности веры, которая в этой буре и битве отправляется в путь, разыскивает Христа и будит Его. Также обрати на это пристальное внимание. Ибо паписты, наши противники, считают веру весьма простым делом, тогда как они много рассуждают о свободной воле. Но я хотел бы, чтобы они также были в лодке, дабы они испытали, на что способна свободная воля в такой нужде и скорби.

Апостолам довелось твердо усвоить это. Какой бы слабой и малой ни была их вера, если бы этой слабой и немощной веры не было, со всей своей свободной волей они должны были бы отчаяться и утонуть в глубине волн. Но, поскольку там есть искра веры -— ведь Иисус говорит: «маловеры» — они обретают утешение и спешат ко Христу, будят Его и умоляют Его о помощи.

Если же слабая и немощная вера может так много, чего сможет добиться сильная и твердая вера? Об этом мы слышали восемь дней тому назад в свидетельстве о прокаженном и сотнике в Капернауме. Следовательно, от свободной воли не стоит ожидать ничего. Она теряется и не может устоять, когда приходят толпы и начинается столкновение. Тогда мы не думаем ни о чем другом, но лишь молим о помощи и желаем уйти оттуда на сотню миль. То есть свободная воля не может утешить сердце, но делает его еще более трепещущим, так что оно боится даже шелеста листа.

Вера же стоит твердо, какой бы немощной и слабой она ни была, и не позволяет даже смерти напугать себя, как можно видеть сейчас на примере учеников. Они видели смерть перед глазами. Волны сильно бились со всех сторон, так что они перехлестывали через лодку... Кто не побледнел бы в такой скорби и смертельной опасности? Но вера стоит, как стена, какой бы слабой она ни была, и относится к этому так же, как маленький Давид к Голиафу, то есть к смерти, ко греху и к любой опасности, и не отчаивается, но ищет помощи там, где ее можно найти, а именно, у Господа Христа, будит Его и кричит Ему: «Господи! Спаси нас, погибаем».

Итак, вера ведет к тому, что, хотя кажется, будто человек погибает, он все же ожидает помощи и молится, как гласит псалом: «Я веровал и потому говорил». Ибо никто не может молиться, не имея веры. Свободная воля также не способна на это, ибо она видит лишь нынешнюю нужду и опасность, но не того, кто может помочь в нужде и опасности. Итак, если сие зависит от свободной воли человека, он должен умереть в своих грехах. Вера же, как бы немощна и слаба она ни была, хватается за помощника, Господа Христа, и обретает помощь. Если бы вера учеников была твердой и сильной, как у пророка Ионы, который до третьего дня оставался во чреве рыбы, они могли бы сказать морю и волнам: «Бейте в лодку сколько вам угодно. Однако, у вас нет такой силы, чтобы вы смогли опрокинуть лодку. И. даже если бы вы смогли это сделать, мы все равно посреди моря нашли бы свод, где мы могли бы сидеть сухими и не утонули бы. Ведь у нас есть Бог, который может сохранить нас не только на море, но и под ним».

Правильна та вера, которая, в отличие от свободной воли, смотрит не только на нынешнее и поэтому не страшится и не отчаивается, но также смотрит на грядущее, на то, как всё может измениться. Поэтому, если она уже находится в челюстях смерти, она всё же мужается и держится за то утешение, что она может здесь получить помощь, как мы видим на примере слабой веры учеников. Итак, вера — это не ничтожная сила и не простое дело. Она — божественная сила, которая происходит не от свободной воли, но дается нам Святым Духом через Слово.

Наши противники, паписты, этого не понимают. Иначе они не стали бы так яростно противоречить, когда мы утверждаем, что одна лишь вера спасает, то есть что одна лишь вера находит утешение, когда грех, смерть и вечное проклятие захлестывают лодку и хотят уничтожить нас. Поэтому можно видеть, что они отважны и горды до тех пор, пока море безмятежно, а погода спокойна. Когда же непогода разразилась и противится им, всякое мужество и всякое утешение уходит. Ибо там нет никакой веры, но лишь бессильная, неверующая воля, которая забывает Бога и Его Слово и не знает, куда ей нужно обратиться.

Положение выглядит особенно безнадежным, поскольку Христос во время этой смертельной опасности отдыхает и спит совершенно подлинным, естественным и глубоким сном, который одолел его возможно потому, что днем Он трудился и проповедовал до усталости или ночь напролет молился и боролся с искушениями. Ибо я считаю, что ночью Он часто подвергался искушениям от дьявола, как Он жалуется в Псалме 87:16: «Я несчастен и истаиваю с юности; несу ужасы Твои и изнемогаю». Поэтому Он редко радовался. Однако Он часто предавался тяжелым мыслям, как человек, полный скорби и огорчения, о чем говорится в том же псалме, в стихе 4: «Ибо душа моя насытилась бедствиями, и жизнь моя приблизилась к преисподней». Но, хотя такой сон истинен и естествен, он, как и все прочие Его деяния, должен помочь увеличить веру Его учеников.

Так происходит и сегодня, когда Господь ведет себя так, будто не видит Своих христиан и вовсе не думает о них. Так Он поступает здесь в лодке. Он лежит и спит и не заботится ни о погоде, ни об учениках, ни о лодке. Однако, Он находится в лодке, хотя и спит.

Так и в этих искушениях, приходящих всегда, Христос позволяет волнам захлестывать лодку, то есть Он позволяет дьяволу и миру неистовствовать против христиан, так что можно бояться (как может казаться и сегодня), что лодка непременно утонет. Тогда мы сидим в лодке и боремся с погодой и ветром по мере сил. Господь, однако, тем временем хранит спокойствие и не позволяет нам понять, что Он хочет помочь нам. Таков сон, которым Он спит в лодке.

Но тогда нам нужно мужаться и думать, что никакой опасности нет. Ибо Он — Господь, и Он также близок к нам в лодке. Если Он и ведет себя так, будто не видит нас, мы должны вести себя так, будто мы видим Его, и верить в то, что Он может успокоить волны, как бы они не бушевали и не неистовствовали.

Так нам нужно поступать и в наших личных искушениях, в наших собственных опасностях и борениях, которые могут обрушиться на каждого из нас в отдельности. Когда дьявол приходит и напоминает тебе о твоих грехах, запугивает тебя гневом Божиим и угрожает тебе вечным осуждением, не сомневайся, но думай: «Мой Господь Христос не далеко. Он просто спит. Мне нужно лишь с серьезной молитвой приблизится к Нему и разбудить Его, как поступили ученики». Они больше думают о своей погибели, чем о сне Господа. Поэтому они считают: «Нам просто нужен бодрствующий Христос, иначе нам конец. Поэтому давайте не оставим Его в покое, но разбудим Его».

И тебе следует поступать так же. Ибо произойдет и то, и другое. Если ты хочешь быть со Христом в лодке, не миновать непогоды, и Христос будет спать, так что ты поистине познаешь искушение. Если бы Он не спал, но тотчас успокоил бурю, мы никогда бы не заметили, каково наше положение, но думали бы, что мы сделали это собственной силой. Теперь же вера укрепляется посредством испытания, так что нужно признать: «Никакая человеческая сила не могла помочь, но Бог и Его дорогое Слово совершили это».

Наряду со всем этим прекрасным и утешительным, Иисус описывается здесь как подлинный и естественный человек, имеющий тело и душу и поэтому нуждающийся в еде, питье, сне и в удовлетворении других естественных нужд, как и мы, до тех пор, пока это происходит без греха, дабы нам не разделять заблуждения тех людей, которые считают Христа призраком, а не подлинным человеком.

Но так же как естественный сон является доказательством того, что Христос — подлинный, естественный человек, Он доказывает Свою всемогущую божественность, когда одним словом успокаивает море, и буря стихает, что не является человеческим делом. Для того, чтобы одним словом успокоить буйство волн, нужна божественная сила.

Итак, это чудо должно быть нам еще дороже, поскольку из него мы можем понять, что Христос — Бог и человек в одной Личности. Поэтому во всяком искушении и во всякой нужде Он может помочь всем тем людям, которые ищут Его помощи. Хотя мы и должны страдать и рисковать многим ради нашей веры, и иначе не может быть, что нам до того? Ведь нечестивые также должны терпеть страдание и смерть, а кроме того ходить с нечистой совестью и в конце ожидать вечного осуждения.

Третья часть повествует о плоде, происходящем от веры, а именно, о том, что и другие люди удивляются чуду и говорят: «Кто это, что и ветры и море повинуются Ему?» Возможно, прежде они считали Его обычным человеком и не знали, что в смертельной опасности можно искать у Него помощи и обрести ее. Но теперь они узнают, что Он — высший и лучший помощник в нужде, когда ни один другой человек не смог бы помочь.

Во все времена бывает так, что, чем тяжелее искушение, тем больше плода и пользы оно приносит с собой. Мир яростно нападает на нас и напоминает нам о том, что мы всегда должны страдать, и что море и непогода будут сильнее нас и повлекут нас в глубину. Но будем же держаться за Слово Божие и за веру! Отсюда произойдет прекрасный и великолепный плод, из-за которого мы однажды улыбнемся и возрадуемся. Горькая ненависть, которую враги питают к церкви и от которой нам приходится стенать и вздыхать, подобно тому как женщина терпит муки деторождения, однако, если угодно Богу, будет содействовать ко благу. Поэтому, когда одолевает искушение, каждому нужно надеяться в отношении самого себя, что оно не останется без плода.

Следовательно, мы видим, дорогие мои, что это Евангелие весьма утешительно и так прекрасно и великолепно учит нас о том, что, если мы хотим быть христианами, мы должны войти в лодку с Господом Христом и быть гам готовыми к непогоде и буре. Когда это начинается, нам нужно крепко держаться за веру и за Слово и надеяться не только на то, что после испытания погода успокоится, и мы спасемся, но также, что от этого произойдет верный плод и польза, так что не следует желать ничего свыше того, чем перенести это и на собственном опыте познать силу и добродетель Слова и веры. Кто же тогда будет жаловаться о своем кресте, когда его следствием станет столь великая помощь и плод?

Но это причиняет боль ветхому Адаму. Он морщится от такого горького и кислого питья и хотел бы лучше освободиться от него. Поэтому нам необходимо много и часто думать об этом примере и усердно общаться со Словом, дабы, когда придет искушение, мы не потеряли мужества, но разыскали Христа, который спит среди нас и ведет себя так, будто Ему нет дела до нас, и в усердной молитве искали бы помощи и спасения у Него.

Да дарует сие всем нам наш дорогой небесный Отец ради Христа Духом Своим Святым. Аминь.

Мартин Лютер. Домашняя постилла. Пер. В. Володина.
СПб.: Светоч, 2011. С. 143-151