ПечатьE-mail

Роберт Милликен - лауреат Нобелевской премии по физике

Вера и разум

Роберт Эндрюс МилликенНобелевская премия: Роберт Эндрюс Милликен (1868-1953) стал лауреатом Нобелевской премии по физике в 1923 г. «за эксперименты по определению элементарного электрического заряда и фотоэлектрическому эффекту». Милликен определил заряд электрона и доказал фотоэлектрическое уравнение Эйнштейна.

Гражданство: США.

Образование: доктор философии (физика), Колумбийский университет, Нью-Йорк, 1895 г.

Профессиональная деятельность: профессор физики в Чикагском университете и в Калифорнийском технологическом институте.

* * *

1. В «Автобиографии» (глава 21: «Две важнейших составляющих прогресса») Роберт Милликен писал: «Благополучие и прогресс человечества зиждутся на двух столпах. Если один из них рухнет – погибнет все строение. Эти два столпа суть культивирование и распространение по всему миру: 1) духа религии; 2) духа науки (знания)». (Millikan 1950, 279).

2. «В практическом аспекте проповедь современной науки – а современная наука и есть самый неутомимый и успешный проповедник – удивительно похожа на проповедь Иисуса. Главная тема в проповеди науки – служение, подчинение индивида общим интересам. Иисус говорил, что наш долг – содействовать спасению человечества. Наука говорит, что наш долг – прогресс человечества.
Иисус проповедовал также радость служения: "Сберегший душу свою потеряет ее; а потерявший душу свою ради Меня сбережет ее"». (Цит. по: Kargon 1982, 147).

3. В интервью под названием «Бог ученых» (Collier’s; 24 октября 1925) Милликен сказал:

«Я как минимум могу с уверенностью утверждать, что научного основания для того, чтобы отвергать религию, нет, – равно как, на мой взгляд, нет и никакого оправдания конфликту между наукой и религией, так как они принадлежат к совершенно разным областям. Те, кто очень плохо разбирается в науке, и те, кто очень плохо разбирается в религии, действительно иногда затевают ссоры, и сторонним наблюдателям кажется, что происходит конфликт между наукой и религией, хотя на самом деле конфликт этот только между двумя видами невежества.

Первая серьезная ссора подобного рода произошла, когда Коперник выдвинул свою теорию, согласно которой Земля – не плоская поверхность и не центр вселенной, а всего лишь одна из многочисленных маленьких планет, которая за день совершает оборот вокруг своей оси, а за год – вокруг Солнца. Коперник был священником, настоятелем собора, человеком прежде всего религиозным, а не ученым. Он знал, что основания подлинной религии сокрыты там, где их не могут потревожить никакие научные открытия. Он подвергся гонениям не потому что восстал против религиозного учения, а потому что, согласно его теории, человек не был центром вселенной, – и для ряда эгоистов эта новость оказалась весьма неприятной». (Millikan 1925).

4. «Я не могу представить себе, как может настоящий атеист быть учёным». (Цит. по: Grounds 1945, 22).

«Никогда не встречал думающего человека, который не верил бы в Бога». (Millikan 1925).

5. В «Автобиографии» Милликен писал:

«Но я пойду еще дальше, потому что кто-то спросит: «Откуда появилась идея Бога? Разве это не часть религии?»

Думаю, да, часть; и поэтому отвечу тремя способами.

В качестве первого ответа я приведу цитату из Священного Писания, где сказано: «Бога никто никогда не видел… Кто говорит: "я люблю Бога", а брата своего ненавидит, тот лжец: ибо не любящий брата своего, которого видит, как может любить Бога, Которого не видит?» Иными словами, отношение человека к Богу проявляется и отражается в отношении этого человека к другим людям – его братьям.

Мой второй ответ – высказывание Шайлера Мэтьюса, декана Баптистского богословского факультета Чикагского университета. Когда его спросили: «Верите ли вы в Бога?», он сказал: «Друг мой, тот, кто задает такой вопрос, нуждается в образовании, а не в ответе».

Третий ответ – мой собственный. Тысячи лет назад Иов, поняв тщетность попыток охватить Бога ограниченным человеческим разумом, воскликнул: «Можешь ли ты исследованием найти Бога? Можешь ли совершенно постигнуть Вседержителя?» Мудрецы всегда поражались удивительному порядку в природе, осознавая при этом собственную ограниченность и невежество. Для них довольно было просто стоять в тишине и благоговении перед Тем, Кто имманентным образом присутствует в природе. Они вторили словам псалмопевца: «Сказал безумец в сердце своем: "нет Бога"». (Millikan 1950, 286-287).

6. «Религию и науку я считают двумя родственными силами, которые тянули и тянут человечество вперед и вверх». (Millikan 1950, 286).

7. «То, что конфликт между подлинной наукой и подлинной религией невозможен в принципе, становится очевидным при изучении целей науки и религии. Цель науки заключается в развитии знания о фактах, законах и процессах природы – знания без предрассудков и предубеждений. Цели же религии, которые даже важнее целей науки, – становление совести, идеалов и устремлений человечества». (Millikan 1925).

8. «Наука приводит к грандиозной концепции Бога. В соответствии с этой концепцией, которая полностью согласуется с высшими идеалами религии, Бог на протяжении веков являет Себя, создавая землю, на которой обитает человек. Веками Он вдыхает жизнь в материю, и кульминацией этого процесса становится человек, обладающий духовной природой и богоподобными силами». (Цит. по: Kargon 1982, 146).

9. «Мы не знаем, какое именно место отведено нам в замысле Великого Автора и что Он предназначил нам сделать.

Но какую-то роль в этом замысле мы определенно играем, иначе бы у нас не было чувства ответственности. Исключительно материалистическая философия представляется мне верхом невежества.

Именно это чувство ответственности – осознание, что мы должны сыграть отведенную нам роль как можно лучше – составляет наше богоподобие». (Millikan 1950, 277-278).

10. «Наше научное знание велико в сравнении с тем, что мы знали сто лет назад. Но оно ничтожно в сравнении с тем, что еще предстоит узнать. На карте мира раньше было много белых пятен, отмеченных как «неизученные земли». Теперь их очень мало.

Карта научного знания по-прежнему представляет собой огромный белый лист, на котором лишь кое-где нанесены точки, отмечающие область изученного. Чем больше мы исследуем, тем явственнее осознаем, насколько мы далеки от подлинного понимания. Честно признавая свое невежество и ограниченность, мы признаем также, что существует некая Сила, Бытие, в Котором и Которым мы живем и движемся и существуем, – Творец, каким бы именем мы Его ни называли». (Millikan 1925).

11. «Многие величайшие ученые были людьми глубоко религиозными, о чем свидетельствовала их жизнь: сэр Исаак Ньютон, Майкл Фарадей, Джеймс Клерк Максвелл, Луи Пастер. Они были не просто верующими, но и верными членами своих религиозных общин. Ведь важнее всего в жизни верить в моральные и духовные ценности, верить, что жизнь имеет значение и смысл, верить, что мы куда-то идем! Вряд ли бы эти ученые стали великими, если бы у них не было такой веры». (Millikan 1925).

12. «Я видел, по сути, отпечатки пальцев Бога в небесах. Я увидел, что Он постоянно бодрствует над Своим Творением. Я свидетельствую, что наука удивительным образом перекликается с учением Иисуса в том, что природа, в сущности своей, блага». (Цит. по: Neff 1952, 20).

13. В книге «Наука и религия» Милликен утверждал: «Наука начала открывать нам мир, в котором красота сочетается с упорядоченностью; мир, который не подчиняется прихотям, но в котором происходят познаваемые и предсказуемые процессы; мир, на который можно положиться. Словом, мы видим, что Бог действует посредством законов». (Millikan, Science and Religion. – Yale University Press, 1930. – P. 79.)

14. По словам Милликена, суть христианской религии состоит «в жизни и учении Иисуса – в альтруистическом идеализме (психолог, возможно, назовет того, кто живет по этому принципу, экстравертом, а обычный человек – бескорыстным). Вся проповедь Иисуса сводится именно к этому. Как гласит Золотое правило: "…во всем, как хотите, чтобы с вами поступали люди, так поступайте и вы с ними"». (Millikan 1950, 280).

15. «Наука, управляемая духом религии, есть ключ к прогрессу и надежда человечества». (Цит. по: Kargon 1982, 147).

Они верили в Бога. Сост.: Тихомир Димитров, 2009. С. 15-18