ПечатьE-mail

Почему неверующие жертвуют собой?

Вера и разум

Почему неверующие жертвуют собой?Накануне Богоявления произошел захват турецкого самолета «Боинг-737». Во время полета один из пассажиров надел на голову лыжную маску и попытался прорваться в пилотскую кабину с криком: «У меня бомба!» На борту, кроме семерых членов экипажа, были пятьдесят девять пассажиров, в их числе один ребенок. Несколько пассажиров не поверили угрозам и скрутили террориста. Позднее выяснилось, что псевдотеррорист страдает психическим заболеванием.

Это не первый случай, когда пассажиры самостоятельно нейтрализуют самозваных террористов. На счастье, бомбы не оказалось. Но мы можем представить, что произошло бы, окажись террорист и его бомба настоящими. Пассажиры рейса, конечно, были бы названы «жертвами происшествия». Мы часто говорим о жертвах случая, жертвах обстоятельств, жертвах страсти, жертвах науки, жертвах невежества, жертвах суеверия, жертвах насилия. В нашем современном языке «жертва» - обычно результат трагической случайности, то, без чего следует обойтись.

Однако ситуация меняется, когда мы говорим о самопожертвовании. Самопожертвование, в том числе перед лицом смерти, не происходит случайно. Мы знаем, что к нему способны как верующие, так и неверующие. Не так давно я прочитал, что лютеранский пастор Дитрих Бонхеффер, казненный за участие в заговоре против Гитлера, оказывается, исходил не из своей веры, а из абстрактного человеколюбия. Нет, мол, существенной разницы, был он верующим или неверующим. В любом случае, он поступил бы так же, его так же схватили бы и казнили. Причем здесь вера во Христа? Вера – источник многочисленных преступлений, говорит автор, так что лучше обойтись без нее. Он даже не обращает внимания, что величайшие преступления со времен Французской революции совершаются не столько во имя Бога, сколько во имя свободы и человеколюбия. Впрочем, само по себе человеколюбие – это прекрасно, из любви к людям пришел Господь (Ин 3:16). Поэтому в заговорах против диктаторов принимают участие как верующие, так и неверующие. И те, и другие идут на риск и жертвуют собой. Но говорить, что пастор Бонхеффер не был движим христианской верой – значит, просто не знать о нем и его вере.

Но сейчас я хочу обратить внимание не столько на различие в том, как и зачем жертвуют собой верующие и неверующие, сколько на сходство. Очевидно, что религиозное чувство неверующего питается идеологическими мифами и направлено на земные объекты. По сути, мы только условно называем такого человека «неверующим» - каждый во что-то верит и на что-то уповает.

Но когда дело доходит до выбора между жизнью и смертью, человеку приходится заглянуть в себя глубже, чем когда-либо. Разумеется, мы ведем речь о настоящем самопожертвовании, которое не ищет собственной выгоды - саморекламы, самолюбования, никакого прижизненного или посмертного воздаяния («я – тебе, ты – мне», «вечная слава», «бессмертие в памяти поколений»). Также это не инстинктивное действие, направленное на выживание рода и сходное с альтруизмом муравьев. Ведь, хотя мы разделяем с животными самые простые потребности и желания – в пище, брачном партнере и безопасности, - в отличие от животных, мы способны оценивать свои желания. В зависимости от этой оценки, мы можем желать или не желать наших желаний. Подлинное человеческое самопожертвование – дело не биологического инстинкта, а нравственного выбора.

И здесь происходит описанное Августином: Бог оказывается ко мне ближе, чем я сам к себе. Пусть даже человека ведут неверные мотивы, но он жертвует собой ради других не потому что так хорош, а потому что ему открывается: существует нечто, высшее собственного бытия. Жертвуя собой, неверующий прикасается к духовной реальности. Пусть это уже ему не поможет, но самим действием он свидетельствует, что мир не ограничен плоской материей. Дух смотрит на себя со стороны и одерживает верх над всем миром.

И для того, чтобы это пережить, не нужно ожидать захвата самолета. Можно жертвовать и уступать себя другим в самых маленьких делах нашей повседневной жизни; и помнить о том, что любая настоящая жертва, прошлая или будущая, - это прообраз единственной истинной Жертвы Христа, в которой  Бог пожертвовал Собой ради человека.

Так что невозможно считать эту сумасбродную, не укладывающуюся в рамки здравого смысла и инстинкта самосохранения способность к самопожертвованию, «ошибкой эволюции». Верующие призваны к жертвенности: «Нет больше той любви, как если кто положит душу (жизнь) свою за друзей своих» (Ин 15:13). А для неверующего человека самопожертвование – это часто последняя возможность, которая может оказаться радостной. Возможность прорваться в себя и найти истину. Найти ее не в себе, а в Боге, Который ближе ко мне, чем я сам.